«БелПресса»​ выпустила статью о том, как в регионе решают проблему детей с расстройствами аутистического спектра​. Детально объясняем, почему в ней всё не так, как говорит чиновник депобразования

Первый замначальника регионального департамента образования, начальник управления образовательной политики области Николай Рухленко рассказал, как в Белгородской области решают проблему детей с расстройствами аутистического спектра. Теперь президент благотворительного фонда «Выход в Белгороде» Наталья Злобина рассказывает, что с этим не так.

29 октября «БелПресса» выпустила статью о том, как в Белгородской области решают проблему детей с расстройствами аутистического спектра. Собеседником издания по данному вопросу выступил первый замначальника регионального департамента образования, начальник управления образовательной политики области Николай Рухленко.

По словам Рухленко, в Белгородской области 460 детей с РАС, 447 из них — учатся: 298 — в школах, 141 — в детских садах, трое — в учреждениях среднего профессионального образования, пять — находятся на семейном обучении. В расчётах департамент учитывает только тех детей, которые получили заключение психолого-медико-педагогической комиссии.

«Школа не взяла, вузы уже не возьмут​. Следующая остановка — психоневрологический интернат»​. Пять историй о детях с расстройствами аутистического спектра, которых не заметило государство

«Школа не взяла, вузы уже не возьмут​. Следующая остановка — психоневрологический интернат»​. Пять историй о детях с расстройствами аутистического спектра, которых не заметило государство

К 1 сентября «Фонарь» публикует истории детей с расстройствами аутистического спектра — РАС — и семей, в которых они растут. Некоторые из них не смогли закончить школу, поступить в университет и получить образование, всю жизнь наблюдая за миром из окон своей квартиры. Другим повезло больше — они учатся и получают помощь, которая даёт им надежду на жизнь за пределами психоневрологического интерната.

Николай Рухленко говорит, что «благотворительные фонды Белгородской области настойчиво формируют общественное мнение, что детей с РАС необходимо учить только в ресурсных группах, если это дошкольники, или в ресурсных классах, это касается школьников, с применением прикладного анализа поведения». При этом он считает, что нельзя опираться исключительно на прикладной анализ поведения, потому что методы, которые в нём применяют, «эффективны примерно в 50 процентов случаев» (по данным, которые приводятся в статье, в ресурсных группах детских садов учится 31 ребёнок, в группах компенсирующей и комбинированной направленностей детсадов — 107, в ресурсных классах в школах — 90, в общеобразовательных классах — 49, в коррекционных классах — 11, на дому — 92, в коррекционных школах — 51).

— Позиция департамента заключается в том, что каждый ребёнок с РАС — это уникальная личность и не существует единого, универсального способа для обучения всех таких детей, лишь позитивный индивидуальный подход, который принимает в расчёт всё, что мы знаем об аутизме, будет эффективен, — говорит Рухленко, — Ресурсные группы и классы — это не всегда единственный выход из ситуации, так как нет типичного ребёнка с РАС, спектр проблем очень широк. Бывает, что трудности коммуникации осложняются интеллектуальными и другими нарушениями.

В Белгороде шесть ресурсных классов — по три в 43 и 37 школах. Рухленко отмечает, что родители недовольны такой концентрацией, потому что, по их мнению, это превращает школы — в коррекционные. В тоже время он считает, что это не так, потому что в школе 43 учится 686 человек, из них только 20 с РАС, а в 37 — 569 учеников, из которых с РАС также 20 детей.

Тем не менее, по словам Николая Рухленко, возможности этих школ по открытию таких классов исчерпаны, и Белгород с 2020 года начнёт размещать их в других школах.

— Сейчас в области уже 15 ресурсных классов и 7 групп. Непосредственно в 2019 году заработали 6 ресурсных классов [...] В них занимаются более 26 процентов детей с РАС, — говорится в статье.

«Мы не собираемся больше ждать!». Как прошла встреча замгубернатора Белгородской области с родителями детей с аутизмом

«Мы не собираемся больше ждать!». Как прошла встреча замгубернатора Белгородской области с родителями детей с аутизмом

Замгубернатора Наталия Зубарева встретилась с семьями, воспитывающими детей с расстройствами аутистического спектра. Рассказываем, что от чиновников хотели родители и чем закончилась эта встреча.

Касаемо количества специалистов, необходимых для детей с РАС, в управлении образовательной политики приводят такие цифры: тьюторы сопровождают 284 ребёнка с РАС. Фонд «Выход в Белгороде» за последние три года переподготовил 175 педагогов, а Белгородский институт развития образования — 514 в 2018 году и 145 в 2019-ом, а к 2020-ому обучит ещё 231.

Кроме тьюторов, в команду специалистов ресурсного класса входят куратор, супервизор и координатор по инклюзии. С кураторами в департаменте готовы заключить договоры в ноябре из расчёта, что они будут получать 508 рублей за один час. При этом, по словам Рухленко, в 2020 году в Белгороде создадут региональный ресурсный центр.

Ниже мы с небольшими сокращениями и минимальными правками приводим комментарий президента благотворительного фонда «Выход в Белгороде» Натальи Злобиной по каждому пункту, о котором высказался Николай Рухленко. Полную версию комментария можно скачать по ссылке (*doc).

О количестве детей

Не знаю, на какие данные Вы опирались в своих комментариях, но позвольте представить статистические данные на 15 июня 2019 г о детях, проживающих в Белгородской области, которым рекомендована адаптированная основная образовательная программа по официальным данным муниципальных органов управления в сфере образования региона. То есть, так или иначе, эти дети нуждаются в создании для них особых условий обучения и учета их индивидуальных потребностей.

категория детей

общее число

дошкольного возраста, имеющие инвалидность

школьного возраста, имеющих инвалидность

1

дети с РАС

322

125

161

2

дети с задержкой психического развития

1437

102

165

3

дети с тяжелыми нарушениями речи

7606

113

67

4

дети с интеллектуальной инвалидностью, 1 вариант

802

20

390

5

дети с интеллектуальной инвалидностью, 2 вариант

448

3

426


дети со сложной структурой дефекта

53

11

34

6

Итого детей:

10668

374

1243

Я хотела бы остановиться подробнее на статистике детей с РАС. В 2013 году Минздрав России официально сообщил о том, что РАС имеет высокую распространенность (1 процент детской популяции), а также подчеркивает, что прикладной анализ поведения является самым эффективным методом обучения детей с РАС в мире.

Таким образом, по самым осторожным оценкам, в Белгородской области проживает не менее 3 тысяч детей с РАС до 18 лет. А по официальной статистике, которая имеется в Департаменте здравоохранения и социальной защиты населения Белгородской области, на учете состоит лишь 379 детей с РАС, и эта цифра еще меньше, чем данные департамента образования области.

Для того, чтобы в нашей области началась серьезная системная работа по развитию качественной помощи детям с РАС и другими ментальными особенностями, мы подготовили для вас справку с минимальным прогнозным числом детей с РАС (только с РАС) в регионе (в разрезе муниципальных образований), чтобы у всех профильных департаментов была возможность заметить этих детей и эти семьи, рассчитать, какое минимальное количество детских садов и школ обязательно должны открыть у себя ресурсные группы и классы и осмотреться вокруг.

Осмотреться. Потому что, если вы зададите вопрос о детях в детском саду или школе, вам подтвердят, что эти дети есть. Их много. Они с нами. И они ждут каждый день помощи и поддержки, даже если у них нет официальных заключений и официально установленных диагнозов.

О ресурсных классах

Благотворительные фонды не формируют настойчиво общественное мнение о преимуществах образовательных условий в форме «ресурсный класс» и «ресурсная группа». Благотворительные фонды опираются на запрос и мнение своих благополучателей, на желание родителей помочь своим детям и на лучший мировой опыт в этих вопросах, поскольку мы финансируем проекты на средства обычных людей, дружественных нам партнеров и крупных доноров.

Кроме того, образовательные условия в форме «ресурсный класс» официально рекомендует Министерство Просвещения России. Данные рекомендации рассылались во все субъекты РФ.

Также я хочу отметить, что в рамках нашего совместного проекта, открытие ресурсных классов и групп является не «одним из», а основным направлением работы.

Очень важным считаю отметить, что расходы на тьюторское сопровождение — самая затратная часть бюджета. Вы также отмечаете это, приводя цифры по г. Белгороду.


В рамках рабочих встреч я неоднократно повторяю о том, что ресурсы важно экономить, и оптимизацию расходов на тьюторское сопровождение необходимо осуществлять за счет производственной практики студентов — будущих педагогов 4 и 5 курсов бакалавриата и магистратуры.Мы готовы вместе с вами начать разрабатывать соответствующие механизмы и у нас уже есть некоторое видение, как это должно происходить. Пока что наши рекомендации департаментом не приняты.

В своих комментариях вы сообщаете, что в настоящее время в регионе функционируют 22 проектные площадки (ресурсные классы и группы). Но у нас есть информация только о 19-ти, потому что мы финансируем эти проекты в части подготовки кадров, оплаты работ наставников и супервизоров. И качество проекта на этих площадках необходимо повышать. Мы очень надеемся, что это работа будет проводиться за счет бюджетных средств.

О 50-процентной эффективности прикладного анализа поведения

Фонд «Выход в Белгороде» в ближайшее время направит официальный запрос в Федеральный ресурсный центр для получения развернутого ответа об эффективности методов, применяемых в работе с детьми с РАС, и мы обязательно опубликуем эту информацию.

Но в данный момент я хочу поделиться информацией о том, что 2 февраля 2018 года Федеральный ресурсный центр проводил научно-практический вебинар на тему использования прикладного анализа поведения в работе с детьми с РАС. Вебинар проводили директор ФРЦ МГППУ Артур Хаустов и директор АВА-центра «Мозаика» Евгения Чульжанова.

В вебинаре принимали участие специалисты и родители из 54 регионов России и стран ближнего зарубежья (Беларусь, Эстония, Украина, Киргизия, Казахстан).

Я допускаю, что Белгородская область не была в числе регионов-участников и буду рада, если эта информация окажется вам и всем заинтересованным лицам полезной. Вебинар доступен по ссылке.

Не знаю, к мнению каких консультантов в вопросах эффективности прикладного анализа поведения в работе с детьми с РАС вы апеллируете, но у меня нет ни одного информационного материала от признанных в мире экспертов, которые бы говорили о том, что прикладной анализ поведения имеет 50 процентов эффективности. Мы очень надеемся, что при озвучивании данных тезисов, вы опирались на данные мировой науки и эмпирические данные исследований, а не транслировали мнение отдельных специалистов БелИРО, которые, увы, пока что, не участвуют в мировом научном процессе.

О том, где сейчас учатся дети с РАС

Фонд «Выход в Белгороде» никогда не занимал категоричной позиции к тому, какую форму обучения для своего ребенка с РАС и другими ментальными особенностями должен выбирать родитель. Но мы настаиваем на том, чтобы во всех формах образования, будь это инклюзивное образование, или коррекционное - качество образования для каждого ребенка должны быть везде одинаковым — наивысшим.

Тем не менее, мы все знаем о том, что пользу и преимущества инклюзии, совместного обучения всех детей, трудно переоценить. Если Вам необходима мировая доказательная база по инклюзии, я готова вам направить исчерпывающую информацию.

«Образовательные условия в форме ресурсных классов и групп обеспечивает право на образование любому ребенку и позволяет организовать обучение, соответствующее потребностям каждого ученика в наименее ограничивающей среде» — это выдержка из рекомендаций Министерства Просвещения РФ.

В белгородской школе № 43, как вы отметили, учится 686 человек. Но я бы скорректировала формулировку по детям с РАС — «из них только 20 с РАС» я бы заменила на «из них 20 — только с РАС». Но не 20 на самом деле, конечно, а больше. Реальное количество детей с РАС в школе 43 — 31 ребенок. Кроме того, как мы знаем, в этой школе учится большое число детей с другими нозологиями.

Вы не указали, что в школе № 43, кроме ресурсных классов, также открыта ресурсная группа для детей с РАС — дошкольников. И детсадовская ресурсная группа как раз обеспечивает постоянный поток детей только с аутизмом в школу, поскольку они взрослеют и у родителей, которые привыкли к своим педагогам и тьюторам нет никакого повода и желания после детского сада искать другую школу и менять образовательную среду для детей, которые уже адаптировались там, где они есть.

Инклюзивные подходы гораздо сложнее, чем сухие математические расчеты процентных соотношений. Ведь они связаны с комфортом каждого человека в образовательной среде — и детей с особенностями, и обычных детей, и учителей. Связаны с уровнем подготовки педагогов и их готовностью работать с такими детьми, опытом школ в этой работе и их реальной готовностью брать на себя такие объемы задач.

Кроме того, многие семьи хотели бы учить своих детей в школах, расположенных ближе к дому, поскольку самостоятельная дорога в школу ребенка с РАС и другими ментальными особенностями является также частью программ социализации и подготовкой их к взрослой жизни.

О количестве специалистов

Для меня является очень странной позиция, когда данные о количестве обученных специалистов благотворительным фондом (мы финансируем проекты для детей за счет частных пожертвований) приводятся в сравнении с обязательным функционалом тех структур, которые призваны развивать образование в регионе и повышать квалификацию педагогов по умолчанию и за счет бюджетных средств.

Тем не менее, ваши количественные данные не совсем верны. За последние три года фондом «Выход в Белгороде» было поддержано обучение более 250 педагогов с бюджетом около 2 миллионов рублей.

Что касается работы кураторов, помогающих молодым педагогам в работе с детьми с аутизмом, стоимость одного часа работы куратора была определена в сумме 700 рублей за один час. Именно по этим стоимостям в настоящее время работа кураторов оплачивается за счет средств фонда «Выход в Белгороде», а также выплачена прошлогодняя задолженность, которую не выплатил специалистам департамент образования Белгородской области.

Департаментом образования было определено, что полную стоимость за свою работу, то есть 700 рублей за один час, кураторы будут получать с 1 января 2020 года. По этой причине мы предложили вам разделить расходы до конца 2019 года, где 508 рублей в час выплачивается из средств бюджета, а остальные 200 рублей из средств фонда. Сегодня 31 октября, но мы пока не получили от вас форм договоров для согласования тех позиций, которые оплачиваются каждой из сторон.

Мы надеемся, что ситуация с кураторами, в которой им пришлось работать в течение года бесплатно, чтобы качество помощи детям с РАС не снижалось, не повторится.

О предстоящей работе

Я очень рада, что в 2020 году на базе регионального центра психолого-медико-социального сопровождения создадут региональный ресурсный центр, и благодарю департамент, что рекомендации фонда в части создания областного ресурсного центра и определение места, где он будет функционировать, приняты. Мы очень надеемся, что и другие рекомендации фонда в части развития качественного образования для детей с РАС и другими ментальными особенностями, будут приниматься во внимание областным департаментом образования и профильными ведомствами.

Это также относится и к тем педагогическим подходам, которые ресурсный центр, призванный быть центром объединения и распространения лучших мировых практик и подходов, имеющих научную доказательность эффективности в мире, будет изучать и использовать.
Никита Пармёнов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments