«Почеркушки» на доме. Как уличный художник бросает вызов обществу

Пермский художник Александр Жунёв рассказал белгородцам, как избегал уроков рисования в школе, «вандалил» в подъездах и воспитывал соседа.

Теория «разбитых окон»

— Я работаю не в одной какой-то технике. Я работаю со смыслами. Каждому смыслу нужна своя техника, — рассказывает Саша. — Изначально теоретическую базу стрит-арта заложили ещё в начале XX века футуристы, поэты, художники, которые писали свои манифесты, говоря, что искусство должно быть массовым. Мол, художники, берите свои холсты, прибивайте их к стенам... В 80-х годах в Нью-Йорке была сложная криминогенная ситуация. Тогда их градоначальник сформулировал теорию «разбитых окон»: если в доме хотя бы одно окно разбито, жди, что остальные начнут бить. Люди будут думать, что за этим домом никто не следит, значит, с ним можно сделать всё, что угодно. Чтобы такого не случалось, надо, чтобы всё было чисто и аккуратно, чтобы никакой «почеркушки» на доме не было. Тогда будет создаваться впечатление, что за домом следят. И тогда начали бороться с граффити.

Александр Жунёв, фото из личного архива

Картинка дешевле капремонта

— В мире движение стрит-арта набирает всё большую популярность. Его стали использовать уже и власти, чтобы украшать города.

«Дешевле нарисовать на обшарпанном фасаде картинку, чем полностью его отремонтировать».

— И это нравится жителям, потому что серые одинаковые монотонные постройки всем надоели. Хочется какого-то позитива. Я этим занимаюсь с 2008–2009 года. Но я никогда не умел рисовать. В школе по рисованию у меня всегда была «тройка», потому что меня всегда бесили темы рисунков: рисуй кувшин, рисуй цветок. Если ставили задачу нарисовать натюрморт, я обязательно рисовал военный натюрморт: на газетке лежит хлеб и автомат.

«Так-то я и сам смогу»

— После окончания университета мы решили с другом открыть принт-студию. Собственный бизнес. Денег у нас почти не было. Встал вопрос: как себя продвигать? Наружная реклама — это 10–15 тысяч в месяц за один щит, а эффекта никакого. Я заметил, что меня привлекают надписи на улицах, граффити. Хоть они были и убогие (один вандализм), но их авторы выбирали лучшие места в городе для размещения. Такая реклама недорогая и эффективная. Я договорился с парнями, которые рисуют, что будем размещать наш логотип и рядом какого-нибудь персонажа. И когда мы ночью приехали с ними «бомбить», я пытался объяснить, что силуэт логотипа всегда нужно рисовать одинаково, а внутри заливать его можно по-разному. Но они меня не понимали, и в один момент я просто выхватил у них баллон и сказал «Здесь вот так надо, здесь вот так!». И подумал — так-то в этом ничего сложного нет, я и сам смогу. Несколько раз попробовал на гаражах, где спокойно и никто не мог забрать меня в полицию... А потом я узнал про возможности стрит-арта: это гораздо интереснее, чем просто реклама. Это возможность вести диалог с обществом. Причём человеку с улицы, не имеющему средств, связей со СМИ, легко нарисовать какую-то картинку. И начинается диалог с обществом.

Посвящение соседу

Фото из личного архива Александра Жунёва

— Моя первая картинка и была диалогом с обществом. Я жил в съёмной квартире, а сосед любил сверлить по утрам. Я поздно тогда ложился и вставал, а он часов в девять начинал сверлить. Это меня бесило. Я вырезал трафарет по фотографии, нарисовал у него на этаже. Он долго ходил за мной:

— Ну-ка быстро стирай свою мазню!

— Не буду я стирать. Ты вот сверлишь, а я тебе говорю, что не надо сверлить. Меня бесит, что ты сверлишь.

— Сверлить можно!

— А если у меня дети малые спят? Рисовать тоже можно.

— Ну-ка закрашивай!

— Не буду. Если хочешь, можешь взять краску и сам закрасить.

— У меня тут дети ходят, детям нельзя такой страх смотреть...

— Ты если хочешь, чтобы дети спокойнее жили, ты лучше телевизор свой выброси. Он гораздо более неправильным вещам учит, чем уличное искусство...

В итоге я оттуда переехал, и он от меня отстал.

Спанч-боб и коробок спичек

— Негативная критика — это всегда легко. На негативных эмоциях сыграть всегда легче, потому что люди больше реагируют на плохое. Гораздо сложнее вместо критики предложить что-то конструктивное, что изменит мир к лучшему. Серые электрошкафы можно красиво разукрасить, и тогда они будут нести позитивный посыл обществу. Или раскрасить таксофоны. Я смотрю, у вас в городе развивается это течение. Поезд на доме — это же красиво, правда?

Трафарет и скотч

— Трафарет — это самая простая техника. Находишь картинку, «фотошопишь» её, чтобы она стала контрастной и осталось только два цвета, распечатываешь, вырезаешь, заливаешь краской. И получается картинка. Можно даже очень большие картинки так делать, — подчёркивает Жунёв и показывает одну из самых глобальных своих работ.


Фото из личного архива Александра Жунёва

Первой крупной работой Жунёва стал портрет Есенина на фасаде дома. Промышленно-альпинистское снаряжение, фасадная краска, трафареты и много времени на работу — в итоге на стене дома появился огромный Есенин. После этого, как говорит Саша, в городе заинтересовались стрит-артом.

Фото из личного архива Александра Жунёва

«Я сам изобрёл технику рисования цветным скотчем. Пиксельные картинки на сетке-рабице хорошо получаются. Можно представить каждую клеточку сетки как один пиксель и рисовать. В Воронеже пару лет назад делали портрет художника Николая Ге. С этническими символами там же делали буквы „Пора домой“. Это слова из песни группы „Сектор газа“, они родом из Воронежа. Но я в эти слова добавил свои смыслы. В то время начинался украинский конфликт, и я хотел нашим солдатам сказать, что „пора домой, не надо воевать“. А сетка расположена на спортивной площадке, где дети играют допоздна. Им тоже „пора домой“. А, может, нам „пора домой“ к нашим славянским корням?»

Творить божественные вещи

— 3D-картинки можно делать на фасадах, не только на асфальте. Моя самая любимая работа — изображение Кудым-Оша в столице коми-пермяков Кудымкаре. Это финно-угорская группа, которая живёт на территории Пермского края. У них есть свой эпос про Кудым-Оша, героя, основавшего их столицу. Он научил людей выращивать хлеб, ковать железо. Был сильней медведя. Когда он умирал, он сказал своему народу: «Когда у вас будут трудные времена, я вернусь и спасу вас». Мне кажется, у них в то время, когда я рисовал, и начались трудные времена: нет работы (только на леспоповале за копейки), нет помощи из бюджета...

«Я своей работой хотел показать: когда вы вместе, когда вы бережёте свои корни, свой язык, помогаете друг другу, сохраняете свою народную идентичность — тогда вы все вместе превращаетесь в этого Кудым-Оша и можете творить божественные вещи».

Распятый Гагарин

Фото из личного архива Александра Жунёва

В апреле новостные порталы взорвались известием о рисунке «распятого Гагарина», появившегося на фасаде одного из пермских домов. Автором провокационного изображения был Жунёв, который выполнил задумку в технике постера. Он нарисовал картинку дома, а ночью приклеил её на клей ПВА на дом.

— Идея появилась, когда я узнал, что совпали праздники Пасхи и Дня космонавтики. Космонавтика — это флагман современной науки, и я всегда считал, что наука и религия всегда конкурировали. В средние века церковь репрессировала и сжигала на костре тех, кто говорил, что земля круглая. А в советское время учёные жили в почестях, а религиозных деятелей репрессировали, расстреливали.

Сейчас такое время, когда наука — это хорошо, а религия — это позитив. Вон храмы везде растут, как грибы. Самое время этим сферам сдружиться. Сейчас полёты космонавтов батюшка освящает, ракету крестит. Но у церкви появились гонения на современное искусство. На мой взгляд, самое главное, что было — это обсуждения в интернете моей работы.

«Религия говорит, что нужно любить окружающих. Но множество людей оскорбляли меня за то, что я нарисовал Гагарина вместо Христа. Некоторые даже мне угрожали. Говорят одно — а делают другое. Сами религиозные деятели не признали мою работу оскорбительной, а простые люди оскорбились».

О белгородском искусстве

Саша по просьбе корреспондента «Фонаря» дал оценку уличному творчеству белгородцев.

— Девочка с колосками и поезд — это прекрасно. Продолжайте также раскрашивать дома. Тем более, у вас много таких домов, где по бокам нет окон. А всякие «писульки на мостах» — это вандализм, поддержание чужой культуры.
Олеся Шкреба
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments