Мэр Белгорода Сергей Боженов: «У нас как у хирурга: не нравится, но будем резать»

Градоначальник рассказал о ценах на жильё и воду, своих поездках в общественном транспорте, солидарном обществе и двухъярусных развязках.

— Вы можете задавать любые вопросы, которые вас волнуют, потому что это волнует всех горожан. Я готов на них ответить так, как обстоят дела на самом деле. Тут как у хирурга, не нравится, а что делать, надо, будем резать. Я буду честен перед вами и горожанами и прошу не обижаться, если ответ будет вас не удовлетворять, — сказал в начале пресс-конференции на тему «Белгород — город, удобный для жизни» мэр Сергей Боженов.

О городе, удобном для жизни

Градоначальник начал свою речь с рассказа о концепции развития Белгорода. Он объяснил, что с 2011 года «мы стремимся к тому, чтобы создать город добра и благополучия».

— Это была наша концепция по стратегии развития города, но это не значит, что мы это город построили. Для построения такой мощной концепции у нас есть один рубеж — это 2025 год. Мы считаем, что к этому периоду можно создать условия для того, чтобы попытаться взять на себя смелость называться городом добра и благополучия. Реализация этого стратегического плана проводится в несколько этапов. Первый этап мы называли «От благоустройства к благополучию», тогда мы делали город благоустроенным, чистым, приятным. На втором этапе мы начали работать над целым рядом программ по всем направлениям: «Умный город», «Город, удобный для жизни».

— Какие приоритеты в этих программах?

— Приоритет в удобном городе — это человек. Создаются максимально широкие возможности для развития горожан. Родившийся в Белгороде должен иметь возможность получить качественное образование, культурное и духовное развитие, заниматься творчеством, спортом, построить дом, получать достойную зарплату. Для создания этой атмосферы, которая позволит чувствовать себя счастливым, необходим целый ряд условий. Но коротко можно сказать, что мы это должны сделать вместе. Не может власть решить эту задачу, если другие составляющие городского сообщества будут стоять в стороне. Губернатор Белгородской области Евгений Савченко на протяжении уже ряда лет обращается к жителям региона с предложением участвовать в реализации программы по созданию солидарного общества.

— А как это понимать?

— Наверное, как мощную белгородскую семью, которая и чувствовала бы себя солидарной. Над этим вопросом работали учёные, практики. Но я выразил это понимание, на мой взгляд, простой формулой: солидарность заключается в том, чтобы власть, бизнес и граждане хотели жить в прекрасном уютном доме и этот дом строили своими руками. Если в этом будем солидарны, то мы добьёмся успеха.

Об инвестициях

— Сергей Андреевич, как в городе в этом году обстоят дела с инвестиционным климатом? Что нужно сделать, чтобы к нам пришёл инвестор?

— Мы прекрасно понимаем, что любое благополучие без реально работающей экономики невозможно. Мы можем создать необходимые условия для развития экономики, но мы не можем сегодня ускорить процессы её развития. Потому что есть законы, в рамках которых работает бизнес, есть и внешнеполитическая ситуация. Я вчера встречался с директорами промышленных предприятий, спрашивал, как они оценивают ситуацию, в которой находятся. Я ожидал худшего. Мы подвели итоги первого квартала этого периода негативного развития в условиях санкций и роста доллара. Разговор показал, что 2015 год просматривается, идёт по их намеченным планам, срывов в производстве нет. Я могу привести несколько цифр. Сегодня наши крупные предприятия реализуют инвестпроекты на сумму почти 40 миллиардов рублей. Эти показатели даже лучше, чем в прошлом году за аналогичный период.

О декларации «Я — белгородец»

— Расскажите о декларации «Я — белгородец». Это активно обсуждается, но кто и как вносит в него коррективы? И когда мы увидим окончательный вариант документа?

— У меня был такой случай, который в своё время подвиг меня на целый ряд действий. Это была детская обида, которая заставила двигаться. Я тогда учился в индустриальном техникуме, и нам выпало на практику ехать в Краснодар. Нам дали шикарные номера на двоих. Потом мы съездили на предприятие, вернулись, а все наши вещи перенесли в один кабинет с раскладушками. Нам сказали, что ошиблись, думали, что мы иностранцы — из Белграда. И потом нас стали спрашивать, а где этот Белгород. С тех пор я делаю всё возможное, чтобы поддерживать тех, кто прославляет город. И сам с гордостью говорю, что я белгородец, и всем понятно, где это и что значит наш город для России. Я проехал всю Европу, но города чище не видел. Но когда меня спрашивают, как вы это сделали, я отвечаю, что это не мы, а сами жители. Когда мы достигли состояния гордости за город, и возникла идея написать этот устав. Она возникла не у меня, а у членов нашего Земского собрания — собрания профессионалов. Пока этот документ хочет объять необъятное, он тяжело читается. Он должен пройти обсуждение в трудовых коллективах и, наверное, к концу лета будет принят в окончательной редакции.

— Декларация — это некое обязательство, путеводная звезда, то, на что надо ориентироваться. Само подписание документа ничего не значит, надо будет активно работать над тем, чтобы он вошёл в душу, стал неотъемлемой частью горожанина.

Об общественных слушания

— Будут ли в Белгороде проходить общественные слушания по каким-либо важным вопросам с участием всех заинтересованных лиц?

— Должны быть, действительно, все заинтересованные лица. Общественные слушания не всегда могут охватить всех людей, которые причастны к какой-либо ситуации. Объявляют о месте и времени, но не все люди смотрят объявления или ориентируются в этих вопросах. Приходят уже тогда, когда принято решение, и начинают вспоминать, что их мнение не услышали. Людям надо быть более активными и внимательными.

О точечной застройке

— Правильно ли то, что у нас производится точечная застройка?

— Мы не можем другую делать. У города есть свои границы. И делать застройку другого типа можно только на территориях под снос. У нас есть мощная программа до 2017 года по которой мы будем освобождаться от ветхого и аварийного жилья. Эта программа идёт тяжело. Кому-то жильё скоро упадёт на голову, а они выходят с голодовкой. Эти проблемы существуют и сдерживают темпы. А точечная застройка придумана не просто так. И мы работаем планово в данной ситуации.

— Почему, например, мы строим возле школ? Мы выбираем место и строим там шикарный элитный дом. Часть инвестиционных денег можно потратить на реконструкцию прилегающей территории, постройку паркинга, создание дворовой территории со спортивными площадками, и на ту же реконструкцию школы, находящейся рядом.

— Это единственный сегодня способ, который мы придумали с депутатами, для того, чтобы к нашим школам подойти с любовью. Сегодня у бюджета города нет возможности привести в нормальное состояние все 40 школ в городе. Могут быть временные неудобства, но у нас нет желания сделать кому-то плохо. Но всем не угодишь, и кто-то будет недоволен. Важно, чтобы таких недовольных становилось меньше, а довольных — как можно больше. Тогда люди понимают, что мы что-то делаем не для того, чтобы положить в свой карман. Я живу скромно, посмотрите на мой дом, мою семью. Мои члены команды такие же. Я хочу, чтобы мои дети и внуки жили в прекрасном городе. Но мне приходится иногда, как врачу, принимать решение резать аппендицит. Эти решения направлены на то, чтобы город процветал.


Об общественном мнении

— Тем не менее, очень много экспертов, в том числе, архитекторы, дизайнеры сходятся во мнение, что точечная застройка вредит городу, приводит к транспортному коллапсу. Могут ли жители Белгорода влиять на какие-то глобальные решения, например, по поводу точечной застройки? Какой инструмент есть для этого у горожан? И будет ли рано или поздно ограничение точечной застройки? Зачем городу расти дальше, если есть пригород?

— Вы должны мне поверить, решение по строительству каждого такого объекта принимается с учётом всех «за» и «против». Рассматриваем решение на нескольких уровнях, сам губернатор рассматривает эти вопросы, изучая любую деталь.

«К людям мы тоже прислушиваемся, мы во всех вопросах ориентируемся только на мнение горожан. Но приведу такой пример: вы пошли к врачу на операцию, а кто-то начал советы давать. Также здесь: есть люди, которым почему-то не нравится, что в этом месте будет застройка».

— Но надо смотреть, насколько профессионально обсуждение. Возьмём пример строительства дома по улице Харьковской. Там образовался пустырь, есть проблемы с аварийным жильём, которое в центре города не имеет даже канализационных выводов. Есть и вопросы с Везёлкой, которые надо решать поэтапно с учётом больших серьёзных капиталовложений. И вы скоро будете радоваться, что в городе есть Французский бульвар. Там приняты достаточно серьёзные решения по охране реки. Будет набережная, хорошие места отдыха для всех горожан. И будут созданы все условия для тех людей, которые сегодня в этих халупах живут.

— Мы против точечной застройки, но мы не сможем остановить демографические процессы и процессы переселения.

«У нас самый высокий миграционный приток — миграция порядка 6 тысяч человек ежегодно. И город уже сегодня подбирается к 400 тысячам населения».

— А транспортный коллапс в городе создаётся по другой причине. Всё должно быть в пределах шаговой доступности, чтобы и на работу можно было пешком ходить. А мы в ресторан едем в одну часть города, на работу — в другую, спать домой — в третью. Город растянут на километры, и мы заставили людей ездить на машинах. Но я солидарен с вами и вышел с предложением увеличить город Белгород до границ объездных дорог.


О детских площадках

— Жители города сообщают, что большинство управляющих компаний сейчас предлагают собственникам покупать оборудование для детских площадок за собственные средства. Это так?

— Управляющие компании говорят верно. Произошло изменение собственников. Юридически собственниками многоквартирного дома и прилегающей к нему территории являются жильцы. Я не имею право строить что-либо во дворе собственника. Единственный выход — мы ищем спонсоров, которые могут сделать детские площадки. Сбербанк поставил нам около 15 площадок, «Русич» постоянно их ставит.

О жаре в общественном транспорте

— Люди который год летом жалуются на невыносимую жару в недавно закупленных бело-голубых автобусах, которые ездят на метане. Знаете ли вы об этой проблеме и ездили ли вы сами в этих автобусах?

— Я знаю обо всех проблемах, которые волнуют горожан и вникаю в них. Я ездил на этих автобусах, не скажу, что с удовольствием. Сегодня даже хотел проехать, но мне не дали. Ответ на этот вопрос прост: назовёте мне марку автобуса, в которой не жарко, я начну его закупать. Кондиционирование в этих автобусах невозможно. Мы хотели брать на перевооружение автобусы «Скания», но у нас нет на это денег. Сейчас избавимся от «ПАЗиков» и будем постепенно избавляться от бело-голубых автобусов.

О нелегальных маршрутчиках

— Какова ситуация с нелегальными маршрутчиками?

— Но сегодня законопослушным перевозчикам сильно мешают незаконопослушные, потому что отнимают их прибыль воровским путём. В нашем законодательстве есть такой пробел, что мы не можем победить нелегалов. Принципиальная позиция мэрии: люди должны ездить на транспорте, который не загрязняет окружающую среду. Нам, например, невыгодно увеличивать троллейбусный парк, но мы будем это делать.

О памятниках архитектуры

— В городе есть памятники архитектуры, которые давно обещали реставрировать. Например, дом по улице Князя Трубецкого, 41. Что-то планируется делать в этом направлении?

— Некоторые дома находятся в соответствующем реестре, но не являются памятниками архитектуры. Но я очень хочу, чтобы в центре города сохранялись памятники. В Белгороде не оставалось ни одного старого целого здания. Если их реставрировать, то потребуется 20–25 лет и 300 миллионов рублей. Это слишком затратно. Но закон запрещает новоделы, только реставрация. Мы ищем пути, будем собирать неравнодушных людей и вместе искать способы сохранения старых домов.

О народном паркинге

— Расскажите о том, какие проекты есть относительно предполагаемого строительства народного паркинга на месте старой телевышки.

— У нас есть очень симпатичный проект паркинга на 3 тысячи мест с кафе, магазином запчастей, мойкой. Эскизный проект разрешён и одобрен. Предполагается, что его строительство может обойтись в сумму около 3 миллиардов рублей. Поэтому и обратились к людям, это реальное вложение средств. Кроме того, это позволит освободить дворы на близлежащих территориях. А народ должен понимать, что рано или поздно мы займёмся вопросом стоянки во дворах и прекратим это. Просто сейчас не предложено никакой альтернативы. В следующем же году можно приступать к созданию кооператива и сбору средств.

О реверсивном движении

— В 2013 году вы выступали за введение реверсивного движения. Что сейчас с этой идеей?

— Все против этого, один я за. Но я всё равно убеждён, что мы сможем его организовать. Нужно работать над конкретными развязками и приходить к двухъярусным развязкам. Пока мы к ним не готовы по финансовым причинам.

О платных парковках

— Какие итоги можно подвести по платным парковкам в центре города?

— Простые люди сегодня могут вздохнуть свободно. Экономического эффекта мы не ожидали, дай Бог, чтобы затраты окупить. В июле будем подводить итоги этого проекта и строить дальнейшие планы. Пока мы не ввели штрафные санкции, но с июля будем их применять.

О ценах на жильё

— В Белгороде очень высокая стоимость жилья. Как его сделать доступным?

— Качество жилищного строительства в Белгороде резко отличается от других территорий по материалам, объёмам жилой площади в квартирах, методам отделки. К сожалению, и по цене тоже. Цена нас не устраивает, она недоступна для многих горожан. Сегодня 64–65 тысяч рублей платят за квадрантный метр. Строители вкладываются в инфраструктуру и записывают эти расходы в стоимость. Цена регулируется и спросом. И покуда в Белгород едут мигранты с Севера, ситуация будет складываться так. Но мы начали строить мансардные этажи, в этих квартирах стоимость уже будет 45 тысяч рублей за квадратный метр. Это может стать альтернативой.

О тарифах на воду

— Когда будет решён вопрос с ростом тарифов на воду?

— Проблема серьёзная, хотя как раз с водой у нас всё хорошо. Мы один из немногих городов в России, если не в мире, где пьют артезианскую воду, моют ею машины, используют для охлаждения на заводах. Мы расточительны. Но проблема именно с сетями, канализацией, на это не хватает денег. Если там не производить работы, то тогда проблема станет ещё больше. Выход в том, чтобы привлекать инвестиции. Для кардинального решения вопроса не хватает денег. Мы пытались решить кардинально, но блогер Лежнев поднял шум. Всех напугали эти проценты.

— Но если бы мы подняли тогда цену, в денежном выражении это было бы всего 100 рублей в месяц. Может, придётся брать кредиты, но их же нужно отдавать. И, скорее всего, мы будем настаивать на повышении тарифов на воду.

О плавающем фонтане

— Собираются ли восстанавливать плавающий фонтан? Ещё был проект канатной дороги, на каком этапе работа над ним?

— Когда установили плавающий фонтан, не задумались над некоторыми моментами. А он при работе стал насосами хватать землю, забились все форсунки, всё оборудование пришло в негодность. Ремонт его не рентабелен. Лучше эти деньги отдать на детскую городскую больницу. На первом этапе мы планировали кантатную дорогу от вокзала до Ледового дворца. Времени на это понадобилось бы полгода, но тогда пришлось бы отложить другие важные проекты.

Текст: Вероника Малова
Фото: Владимир Корнев
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости