Поймать «не батон». Как белгородские споттеры снимают «пылающие» самолёты

Три фотографа рассказали корреспонденту «Фонаря», почему им нравится проводить много времени у аэропорта.

Споттинг — это вид хобби, который заключается в «охоте» за самолётами. Для споттера важно не столько сфотографировать самолёт, сколько понаблюдать за ним и зафиксировать в свой личный реестр его технические характеристики.

В Европе споттинг распространён достаточно давно, в России же увлеклись фотоохотой за «железными птицами» только в последнее десятилетие. Тем не менее даже Белгород может похвастаться своей «тусовкой» споттеров. Мы поговорили с наиболее яркими её представителями.

Наблюдатель

Максим Рыльский — инженер связи. Обслуживать технические средства коммуникации — его прямая обязанность. Коммуникация не отпускает его ни на минуту: за время нашего разговора телефон настойчиво оповещал о постоянных вызовах по работе.

— Не могу сказать, что авиация привлекала меня с детства. Отец брал меня часто смотреть на самолёты, а в средней школе я клеил авиамодели — хотя тогда все этим занимались. Но я не был на этом помешан, так, лёгкий интерес.

Своеобразным переломным моментом стала находка Максима в подростковом возрасте — дома он обнаружил подзорную трубу «Турист-3» с увеличением 20 × 50. Так постепенно зарождалось его увлечение.

— Мне было интересно наблюдать за взлётом, полётом, посадкой самолёта. При этом, как типичный «технарь» я не просто бездумно смотрю, а представляю, какие процессы происходят в двигателе — я всё это знаю, — уверяет Максим.

Фото Максима Рыльского

Фотографировать самолёты он начал, когда приобрёл первый фотоаппарат — в 2006 году. Именно поэтому на вопрос о количестве позиций в личном реестре Максим не смог ответить — снимков и самолётов слишком много. Но тогда о споттинге в Белгороде ещё даже не слышали.

В некотором роде Максима можно назвать координатором сообщества споттеров. Пять лет назад он создал группу в «ВКонтакте», в которую сами стали «подтягиваться» заинтересованные люди.

— Сейчас там более полутора тысяч человек, а в альбомах около 30 тысяч фотографий. Ещё я стараюсь загружать не только снимки, но и анонсы, новости, интересную информацию об авиации вообще, — рассказывает Рыльский. — Пожалуй, самое приятное, что споттинг объединяет. У меня появилось много близких друзей, и не только из нашего города.

Многие, зная об опыте Максима, советуются с ним, спрашивают о грядущих событиях в мире авиации. Но далеко не все могут понять такое специфическое хобби:

— Иногда мне вслед пальцем у виска крутят. В таком случае я беру человека и везу его на аэродром. Чувства споттера можно понять, только испытав их. Рёв двигателей, работа турбин, изящность железного крыла — это действительно впечатляет.

Просто фотографировать «железных птиц» на фоне синего неба споттеру за почти десять лет уже наскучило. Интересно ловить необычные ракурсы. Он показал снимок самолёта в лучах заходящего солнца — выглядит так, словно авиалайнер пылает огнём.

— Я люблю фотографировать военную технику, например, вертолёты или правительственные самолёты, на которых летают президент или премьер. Их нельзя снимать, но из-за запрета разгорается желание, и мы всё равно находим способы сделать фото, — признаётся Максим.

Фото Максима Рыльского

Совмещать работу и хобби споттеру тяжело: времени на всё не хватает. Фотографировать редкие самолёты в таком небольшом городе, как Белгород, трудно. Но бросать увлечение он всё равно не намерен.

— Этим летом я хочу съездить на «МАКС-2015» (Международный авиационно-космический салон) и в отпуск. И тогда буду считать, что лето удалось, — смеётся Максим.

Мечтатель

Евгений Ершов занимается продажей автозапчастей. Даже на встречу пришёл с руками, наспех отмытыми от мазута. Самолёты интересны ему с детства.

— Ещё в школе с друзьями на велосипедах приезжали к аэропорту, тогда он не был реконструирован. Мы садились с торца, и над нами, на высоте 15 метров, пролетал ТУ-154. Непередаваемые ощущения, — вспоминает он.

С течением времени из-за выпускных экзаменов, университета и работы от мечты прикоснуться к небу пришлось отказаться. Но стоило уже во взрослом возрасте подняться на борт самолёта, как интерес к летательным аппаратам вспыхнул с новой силой. Причём самое главное для Евгения — техническая составляющая.

— Мне всегда была интересна техника, у меня технический склад ума. Слова «аэродинамика», «крутка крыла» и «флаттер» — для меня не пустой звук. Я даже установил дома симулятор «Боинга-737» и теперь знаю там каждую кнопку и каждый рычаг, хотя, разумеется, не управлял им по-настоящему.

Фото Евгения Ершова

Доходит до того, что Ершов спорит со знакомыми лётчиками, которые иногда говорят несуразные вещи, думая, что собеседник в лётном деле профан.

— Они очень удивляются, и тогда уже стараются не нарываться на дискуссию, — смеётся белгородский споттер.

Споттинг для Евгения — это не самоцель, а, скорее, средство приблизиться к самолётам, понаблюдать за самым сложным в управлении — взлётом и посадкой. В такие моменты, признается Евгений, он представляет кабину пилота, пульт управления и штурвал.

— Делать фото ради фото мне неинтересно. Фотография не способна передать всю мощь и красоту взмывающего ввысь железного механизма. Это можно только почувствовать. Ради этих эмоций я и «заделался» споттером.

Несмотря на уже солидный возраст, чтобы начинать летать не пассажиром, а за штурвалом (29 лет), Евгений не оставляет мечту стать пилотом.

— Наверное, я больше мечтатель, потому что не реализовываю, а только вынашиваю идеи в голове. Споттинг помогает мне быть ближе к тому, что меня привлекает и восхищает, — задумчиво признаётся Евгений.

Фото Евгения Ершова

Эстет

Основная работа Максима Богодухова никак не связана со споттингом — доставка продуктов в магазины. Однако это не мешает им увлекаться и ходить в красной толстовке с надписью SPOTTING.

— К этому хобби меня приобщил друг. Постоянно рассказывал об авиации, самолётах, показывал фотографии. Однажды я решил сходить на споттинг-сессию с ним, и неожиданно меня «попёрло», прямо на молекулярном уровне, — просто рассказывает Максим.

Фото Максима Богодухова

По словам Богодухова, такое увлечение условно можно разделить на два вида: споттинг и «подзаборинг». И если первый вид подразумевает официальное приглашение и пропуск руководства аэропорта, то второй — наблюдение и фотографирование за ограждением аэродрома.

— Когда-то я занимался «подзаборингом», меня заметили охранники и вызвали полицию. Я четыре часа провёл в отделении, доказывая, что это хобби, и показывая свой аккуант «ВКонтакте», забитый подобными фотографиями. После этого на заборе повесили табличку — зачёркнутый фотоаппарат.

Это история стала своеобразной споттерской притчей: и Максим Рыльский, и Евгений Ершов, не зная, что я беседовала с Богодуховым, рассказывали мне о друге, «которого забрали в отдел».

— В фотографировании самолётов я вижу какую-то эстетику, это красиво и впечатляюще. Причём эстетика «мужская» — это не то же самое, что цветочки снимать, — замечает Максим.

Реестр пойманных споттером самолётов насчитывает более 150 моделей. Некоторые из фото сделаны в аэропортах Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Курска и других городов.

Фото Максима Богодухова

К слову, не каждый аэропорт даёт пропуски споттерам «направо и налево». Иногда заявки отклоняются.

— У меня такого никогда не было, но знакомые ребята говорили, что их иногда не пускают без объяснения причины. Мы так и не поняли, от чего это зависит. Кто-то заметил, что приоритет отдают иногородним, — задумался Богодухов.

Фотографии в споттинге можно также разделить на два вида: «батон» (просто махина на фоне синего неба) и «не батон» (необычный ракурс или самолёт). Настоящие споттеры стараются делать как можно больше «не батонов».

Раскраска самолёта может этому способствовать. Она называется «ливреей». Иногда самолёты «одевают» в необычную «ливрею»: с героями комиксов или другими персонажами. Поймать такой — споттерская фишка.

— В Белгороде подобные не летают, а в Домодедово, например, недавно прилетал самолёт с Тинтином (главный герой бельгийской серии комиксов «Приключения Тинтина»). Фотограф, сделавший лучший снимок этого самолёта, получал подарок — билет той авиакомпании в Бельгию.

— Самоё приятное в этом хобби — это, пожалуй, то, что остаётся память. Ты не только видишь завораживающие вещи и процессы, но и можешь их запечатлеть и поделиться ими с другими. Бросать споттинг я точно не собираюсь, — уверенно говорит Максим.

Наталья Кудлаева
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости