«Личная недисциплинированность». Как и почему полицейские избивают задержанных

Следователь, руководитель подразделения собственной безопасности УМВД, психолог и правозащитник рассказали «Фонарю», как борются с насилием в полицейских участках.

— В 2014 году было вынесен приговор бывшему заместителю начальника уголовного розыска и оперуполномоченному. Их взяли под стражу прямо в зале суда, оба получили по полтора года лишения свободы с пребыванием в колонии общего режима. Они избили бывшего оперуполномоченного, который пришёл в бухгалтерию за расчётом. Возможно, по отношению к нему присутствовала личная неприязнь. Бывшие полицейские предложили следствию такую официальную версию: им показалось, что их бывший товарищ употреблял наркотики, и они предположили, что он может быть причастен к незаконному обороту наркотиков. В кабинете начальника угрозыска они и пытались установить степень этой причастности. Потерпевшего избили и сломали ему челюсть. Ну а он сразу обратился в правоохранительные органы за помощью, — рассказывает руководитель первого отдела по расследованию особо важных дел Следственного комитета по Белгородской области Михаил Васильченко.

По словам начальника оперативно-розыскной части управления собственной безопасности УМВД России по Белгородской области Сергея Тяпкина, в 2014 году было зафиксировано семь случаев противоправных действиях сотрудников полиции.

— В шести случаях речь идёт о применении физической силы в отношении задержанных, в одном — о халатности, когда по недосмотру сами задержанные подрались между собой. Все случаи происходили на территории Белгородского района и города Белгорода. Мы говорим о фактах, по которым возбуждены уголовные дела на сотрудников. За прошлогодний факт, когда осенью 2014 года в камере содержания задержанных произошёл конфликт между двумя доставленными лицами, сотрудник, вернее, уже бывший сотрудник, привлечён к уголовной ответственности. Речь идёт о бездействии и халатности. Но таких случаев у нас единицы, — пояснил Сергей Тяпкин.

Следователь Михаил Васильченко рассказал о нескольких уголовных делах, где в качестве обвиняемых были сотрудники правоохранительных органов.

— В Губкине, когда двое участковых избили 36-летнего мужчину, расследование дела принесло свои сюрпризы. Выяснилось, что один из участковых в своей практике ещё дважды применял насилие. Так, после того, как они вдвоём избили задержанного, он вышел в коридор и несколько раз ударил сожительницу потерпевшего. Женщина сначала не заявила об этом, написала заявление позже, когда уже было начато расследование первого дела. До этого в марте тот же полицейский нанёс несколько ударов задержанному, что зафиксировала видеокамера.

Михаил Васильченко говорит, что этот сотрудник имел лейтенантское звание и поступил на службу незадолго до происшествия.

— Случай, когда в январе 2015 года мужчина после побоев в полиции умер в больнице, тоже рассматривался подробно. Потерпевший вместе со своей сожительницей были доставлены в полицию за мелкое хулиганство. Здесь все процедуры были проведены законно. Когда мужчину поместили в камеру, он стал угрожать из неё полицейским, нецензурно выражаться. Дежурный по разбору с доставленными и задержанными вывел потерпевшего в коридор. Здесь к нему присоединился помощник дежурного, который помогал надевать на мужчину наручники, заломил ему руку за спину, держал голову. Первый полицейский в это время избивал задержанного. Когда избиение закончилось, потерпевший остался стоять в коридоре. В это время мимо проходил инспектор ППС. Он схватил мужчину за шиворот, затолкал в туалет и пнул. Все эти действия зафиксировала камера видеонаблюдения.

Сергей Тяпкин объясняет, что полиция оперативно реагирует на информацию о противозаконном поведении своих сотрудников.

— Когда к нам поступает информация о противозаконных действиях полицейских по отношению к задержанным, мы стараемся тут же реагировать. Очень важно своевременно выехать на место происшествия, сохранить возможные следы противоправной деятельности и пригласить для проведения следственных мероприятий сотрудников Следственного комитета.

Информацию о применении физической силы по отношению к задержанным пресс-центр областного УМВД выставляет на своём сайте.

«Установлено, что 7 февраля... в отделе полиции № 1 УМВД России по г. Белгороду полицейский патрульно-постовой службы незаконно применил насилие в отношении административно задержанного 35-летнего жителя г. Белгорода, выразившееся в умышленном причинении вреда здоровью средней тяжести», «установлено, что 28 апреля 2015 года участковый уполномоченный полиции ОМВД России по г. Губкину, находясь в служебном помещении, незаконно применил насилие в отношении 28-летней жительницы Губкина, выразившееся в умышленном причинении вреда здоровью», — лаконично сообщается о происшествиях.

Сергей Тяпкин прокомментировал происшествие, когда в больнице умер мужчина, госпитализированный после пребывания в отделе полиции.

— Мы получили от медиков информацию о том, что к ним поступил пациент с побоями, полученными, якобы, в территориальном органе. Мы сразу отреагировали: выехали на место, установили и опросили свидетелей, очевидцев, изъяли в установленном порядке записи камер видеонаблюдения. Словом, провели все необходимые следственные действия. Затем установили виновных лиц. В деле фигурируют три сотрудника полиции, сейчас часть из них находится в следственном изоляторе, часть — под подпиской о невыезде.

В полиции считают, что жалобы граждан на действия сотрудников — нормальное явление. Сергей Тяпкин объяснил, что подтверждается примерно две трети этих заявлений. По его словам, ни одно из них не остаётся без внимания.

— Жалобы означают, что люди доверяют нам. Но бывают и необоснованные жалобы: например, кого-то задержали на улице в состоянии опьянения, доставили в отдел, использовав при задержании наручники, — задержанный может посчитать, что в отношении него применили противоправные действия. Мы проводим проверку, устанавливаем, что в соответствии с федеральным законом «О полиции» была применена физическая сила. У сотрудников полиции были на это должные основания, они написали соответствующий рапорт. В таком случае мы признаём действия правомерными. Иногда находим в ходе проверки какие-то недостатки в части оформления процессуальных документов, в части сбора доказательной базы: не привлекли понятых или неправильно оформили протокол. Выносим предложение о привлечении сотрудника к дисциплинарной ответственности.

— Есть действительно необоснованные жалобы, например, задерживают человека за совершение тяжкого преступления, то он может написать всё, что угодно, для того, чтобы избежать уголовной ответственности. Большинство жалоб поступают на сотрудников, которые общаются непосредственно с людьми. Это сотрудники ДПС, вневедомственной охраны, ППС. По ним и оценивают работу полиции.

Член межрегиональной общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» Иван Жильцов, в свою очередь, считает, что люди мало жалуются на действия полиции.

— Исходя из опыта работы комитета, абсолютное большинство людей, которые были подвергнуты пыткам или жестокому обращению, вообще никуда не обращаются.

В управлении собственной безопасности рассказали, что активно принимают меры по профилактике преступлений среди сотрудников.

— Сегодня камеры видеонаблюдения уже имеются во всех дежурных частях области. Под видеонаблюдением, как правило, находятся дежурная часть, коридор напротив дежурной части, комната для содержания задержанных. У камер двойная функция: не только отследить возможные противоправные действия со стороны сотрудников, но и уберечь их от провокационных действий. Кроме того, наличие камер предусмотрено программой антитеррористической безопасности объектов инфраструктуры МВД. Любой отдел должен быть защищён от террористов и злоумышленников.

Это касается не только полицейских, работающих на улице и в отделениях, но и сотрудников ГИБДД.

— Уже сейчас на 90 с лишним процентов оснастили видеорегистраторами экипажи ГИБДД, а в патрульных автомобилях установлены особые видеокамеры, которые снимают и салон, и дорогу. Видеозапись должна храниться месяц. Она может помочь оценить правомерность действий сотрудников полиции в спорных случаях. Сейчас мы внедряем этот метод во вневедомственную охрану и патрульно-постовую службу. Кроме этого, в дежурных частях существует система ГЛОНАСС, которая позволяет установить, где находился тот или иной автомобиль в определённое время.

Ещё один способ повысить дисциплину рядовых сотрудников полиции — возложить часть ответственности за их поведение на руководство.

— Сегодня действует принцип ответственности руководителя за своих подчинённых. Если выявляется какое-то грубое нарушение, сотрудники привлекаются к строгой дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения. Это также касается их непосредственных руководителей: они, как правило, тоже привлекаются к ответственности.

У Сергея Тяпкина есть ответ и на вопрос, может ли ведомство преградить дорогу в полицию потенциальным преступникам.

— У нас существует целая комплексная программа по укреплению служебной дисциплины и законности. Она начинает работать с момента принятия сотрудника на службу в органы внутренних дел. Есть так называемый фильтр, а уж к сотрудникам первой группы предназначения — особые требования. Мы проводим специальные проверки и мероприятия по линии кадровой службы. Если человек успешно прошёл тестирование и поступил на службу, начинается работа наставников и руководителей по профилактике нарушений служебной дисциплины и законности. Сюда входит разъяснительная работа, контроль за оперативно-служебной деятельностью, служебная подготовка и многое другое.

«Как руководитель подразделения собственной безопасности, я не вижу осложнения оперативной обстановки. Хотя любое происшествие мы воспринимаем как ЧП. Если что-то происходит с участием сотрудников, информация из дежурной части попадает к нам, мы обнародуем её в течение двух часов, даже ночью. Более того, размещаем информацию не только о действующих сотрудниках, но и о бывших. Бывают ситуации, когда находят следы преступлений, которые были совершены пять, десять лет назад уже давно уволенными работниками. Информацию об этом мы тоже размещаем на сайте. Таким образом мы подчёркиваем свою открытость. Ещё мы хорошо понимаем принцип „шила в мешке не утаишь“: чтобы не было никаких слухов и недомолвок, информация должна быть полной и исчерпывающей».

Правозащитник Иван Жильцов считает, что заявления об информационной открытости зачастую носят лишь декларативный характер.

— И опять же, исходя из практики работы КПП, можно сказать, что полицейское руководство старается преобразить лишь своё отражение в зеркале общественного мнения. И им больше важно, чтоб это отображение было максимально красивым, и чтоб оно не «заляпывалось» какими-то негативными случаями. Поэтому я склонен считать ситуацию обратной — руководство полиции всеми силами стремится избежать утечки информации о каких-то противоправных действиях сотрудников полиции, что называется, «не выносят ссор из избы». А делается это лишь тогда, и то не всегда, когда тот или иной случай вызывает серьёзный общественный резонанс, когда молчать уже невозможно. Та же, например, ситуация с извинениями полицейского руководства. По закону они должны извиняться за действия своих подчинённых, которые были признаны судом незаконными, но практически никогда это не делается инициативно, а только после запросов самих потерпевших или их представителей — правозащитников.

Сергей Тяпкин говорит и о причинах, приводящих к применению насилия по отношению к задержанным:

— В большинстве случаев основная причина этого — личная недисциплинированность сотрудников. Иногда — не совсем профессиональные действия сотрудников, а одна из косвенных причин — недостаточный контроль со стороны непосредственных руководителей. Мы стараемся вести адресную профилактическую работу, чтобы не допускать происшествий в дальнейшем. Но универсальных ситуаций не бывает, каждая имеет свои особенности. Мы жёстко реагируем на все противоправные действия сотрудников, хотя понимаем, что у них семьи и дети. Но закон есть закон. Должна быть твёрдость и принципиальность. Это позиция нашего начальника управления, по-другому мы ситуацию не удержим и не стабилизируем.

Какие ещё меры может принять полиция, чтобы оградить граждан от «преступников в погонах», — «Фонарю» рассказал старший психолог группы психологического обеспечения отдела морально-психологического обеспечения управления по работе с личным составом УМВД России по Белгородской области Павел Акиньшин.

— В 2014 году в Москве была разработана специальная методика диагностирования, с которой начали работать по всей стране. Психологическое исследование проводится после прохождения медкомиссии. Исследуются интеллектуальная сфера и эмоциональная стабильность. Нам необходимо выявить 11 факторов риска с использованием полиграфа:

  1. Злоупотребление алкоголем или токсическими веществами;
  2. Потребление без назначения врача наркотических или психотропных веществ;
  3. Участие в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ;
  4. Противоправные контакты с лицами, имеющими неснятую или непогашенную судимость;
  5. Участие в незаконном обороте оружия;
  6. Участие в деятельности запрещённых общественных объединений;
  7. Совершение других уголовно наказуемых деяний;
  8. Сокрытие или искажение анкетных данных, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера;
  9. Попытка поступления на службу в интересах деятельности запрещённых общественных объединений, преступных и иных организаций;
  10. Склонность к злоупотреблению должностными полномочиями;
  11. Склонность к совершению суицидальных действий.

«Проверяются кандидаты на службу и поступающие в вузы МВД. Такие исследования иногда занимают не один день, многое зависит от работоспособности кандидата. Тестирование обычно проводится в первой половине дня, пока человек не устал».

— Соискатели в процессе приёма на работу встречаются с тремя разными специалистами-психологами. После этого дополнительно собирается комиссия комплексного профессионального психологического обследования, которая принимает окончательное решение. В зависимости от этого присваивается одна их четырёх категорий профпригодности. Первые две категории рекомендуют кандидата для приёма на службу. Третья — «рекомендуется условно». В этом случае решение о профессиональной пригодности принимается с учётом содержания выявленного фактора риска, уровня развития их личных и деловых качеств и других данных. Таких соискателей лучше не брать, и их не берут, потому что начальник не хочет рисковать своей репутацией. Четвёртая категория означает, что человек не рекомендуется к принятию на службу.

«После поступления на службу сотрудник на три-шесть месяцев становится стажёром. За ним закрепляют наставника. По результатам стажировки психолог снова проводит краткое обследование и пишет заключение. И только тогда сотрудник назначается на должность. В первый год службы к нему проявляют повышенное внимание руководство, психологи, инспекторы по воспитательной работе. После первого года службы проходят профилактические мероприятия по предупреждению чрезвычайных ситуаций, в частности — суицида и агрессии. Вновь проводится диагностика и при необходимости коррекция».

— Мы понимаем, что в экстремальных ситуациях биологическое начало в человеке сильнее, чем социальное. Поэтому и учим методикам самоконтроля, изменения психо-эмоционального состояния. Некоторых учим себя успокаивать, а других, наоборот, верно вырабатывать адреналин.

«Мною проанализированы шесть случаев, когда полицейскими были совершены противоправные действия по отношению к задержанным. В них нет системы. По результатам анализа выходит, что все эти случаи были так или иначе спровоцированы. У всех сотрудников был разный стаж службы, разный возраст», — утверждает Павел Акиньшин.

Кстати

Член межрегиональной общественной организации «Комитет по предотвращению пыток» Иван Жильцов советует пострадавшим от противоправных действий полицейских обращаться в первую очередь в Следственный комитет. Также можно обратиться в управление собственной безопасности полиции. Важно обратиться в медицинское учреждение, чтобы зафиксировать телесные повреждения. Сделать это нужно как можно раньше.

Справка «Фонаря»

По подсчётам авторов проекта «Русская Эбола», в России за шесть месяцев 2015 года 71 человек погиб в отделениях полиции, 29 задержанных скончались в изоляторах временного содержания, 16 человек умерли в СИЗО, в служебных автомобилях полиции погибло восемь человек, один — во время следственного эксперимента.

Вероника Малова
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости