«Тебя просто отработали». Эвакуированный из обстреливаемой Журавлёвки белгородец заявил, что его избили силовики

После конфликта белгородца Виталия Лучникова с руководством гостиницы «Патриот», в которой он оказался из-за переселения из обстреливаемой ВСУ Журавлёвки, двое неизвестных избили его и допросили, обвинив в том, что он якобы «украинский наводчик». Позже Виталию сообщили, что это могли быть сотрудники силовых органов. Приводим рассказ избитого.

Виталий приехал в отель «Патриот» в начале сентября. Как говорит сам мужчина, он больше не мог находиться дома в Журавлёвке, потому что там стало слишком опасно. Он обратился к главе местной администрации и попросил эвакуировать его.

— Глава Журавлёвской администрации мне предложила только один вариант — гостиницу «Патриот». Выбора особого не было, и я решил туда заселиться. Прибыв в гостиницу «Патриот» 10 сентября, несколько дней я не мог заселиться из-за своей просьбы. Я просил отдельную комнату, но мне сообщили, что в отдельные комнаты в «Патриоте» не заселяют. Меня заселили вместе с моей мамой и моим братом, но я с этим смирился, — говорит Виталий.

После заселения в течение месяца у мужчины было несколько конфликтов с администрацией гостиницы «Патриот». Первый из них случился из-за того, что Лучникову якобы пытались ограничить количество кофе, который он пил в столовой. Тогда он впервые и встретился с директором отеля Иваном Акиншиным.

Второй раз переехавший белгородец вступил в перепалку из-за потери одной из жительниц Журавлёвки слухового аппарата. Он обратился за помощью в соцзащиту, после чего решил вызвать полицию, посчитав, что иначе решить эту проблему не получится. Полицейских мужчина вызывал через администратора гостиницы, и директор «Патриота» узнал от неё о конфликте с постояльцем. Акиншин пытался отговорить Виталия от необходимости вызывать полицию.

— В соцподдержке сказали, что если женщина потеряла аппарат, она должна его купить за свой счёт, потому что она не одна, и у неё есть родственники. Я попытался настоять, что это не совсем та ситуация, в которой что-то должны покупать родственники. Если бы пенсионерка была дома, тогда да, но её перевезли из точки «А» в точку «Б», и кто-то взял за неё ответственность, значит, ей должны помочь.

Сначала я пошёл к администратору гостиницы. По просьбе сотрудниц соцслужбы она пошла к директору, чтобы вызвать полицию, и он сказал: «Ситуация уже разрешилась, не надо морочить людям голову, вам уже сказали, что она должна сама купить аппарат». Я вызвал полицию, и пока я её ждал, мне позвонили из министерства здравоохранения и сообщили, что есть варианты помочь бабушке. Через два часа пришёл полицейский, и я решил всё-таки не отказываться от написания заявление, чтобы точно помочь женщине решить её проблему, — рассказывает Виталий.

Ещё Виталий Лучников пытался через полицейского решить проблему с информированием проживающих в гостинице о помощи, которую могут получить жители Журавлёвки. В частности, мужчина не успел взять с собой достаточное количество вещей и хотел получить помощь с вещами, находясь в гостинице.

— В «Патриоте» полностью отсутствует информация о возможной помощи. Я хотел обратить на это внимание полицейского. Я считаю, что в отеле должна быть информация об оказании юридической помощи, медпомощи, благотворительной помощи, компенсациях, выплатах и так далее. Из всего этого у нас есть только контакт куратора по Белгородской области из соцпомощи. Когда я спросил, какими проблемами они занимаются, сотрудница мне ответила, что может помочь мне оформить соцконтракт, по которому я могу получить материальную помощь при трудоустройстве.

Когда я спросил по поводу вещей, мне долго не могли ничего сказать, но в конце концов сообщили, что есть одна организация, которая оказывает помощь в предоставлении одежды и медикаментов.

Ещё одна проблема заключается в том, что все выселенные из своих домов жители живут в разных условиях. Есть люди, которые живут в гостинице «Белгород», где три звезды, а есть те, кто живут как я, буквально в общежитии, где один туалет и одна ванная на четыре комнаты, — объясняет мужчина.


Через некоторое время после озвучивания этих жалоб Виталию и ещё двум другим его односельчанам пришли повестки в рамках частичной мобилизации. Лучников не исключает, что могла быть связь между его спорами с администрацией гостиницы, и вручением повесток.

— Нам пришли повестки в военкомат от нашей местной администрации. Мне кажется странным то, что из всего села Журавлёвка повестки пришли именно нам троим. Я пришёл в военкомат, но мне сказали, что набор уже проведён, однако мой военный билет остаётся у них, и я должен ждать звонка на случай, если я им понадоблюсь. Я вернулся в гостиницу и понял, что мне осталось только ждать звонка. Я решил уточнить, подхожу ли по критериям мобилизации и позвонил по номеру 122. Выяснилось, что я не совсем подхожу, но повестку мне всё равно дали, — продолжает свой рассказ житель Журавлёвки.

«Режимный объект», предупреждение и «допрос» от неизвестных

После у Виталия произошёл ещё один конфликт с персоналом отеля. Вечером мужчину не выпускали из здания, потому что «отель — режимный объект». После теракта в ижевской школе и стрельбы в военкомате Усть-Илимска на входе в отель поставили охранника, а дверь на ночь стали закрывать. У Лучникова состоялся очередной разговор об этом с директором «Патриота».

— Директор попытался объяснить мне необходимость запирания дверей тем, что это режимный объект. Но если это режимный объект, тогда повесьте табличку об этом. Сами сотрудники сослались на то, что распоряжение никого вечером не выпускать им дал сам директор. Когда полицейские приехали, они сообщили, что я имею право выйти из гостиницы, потому что у нас нет комендантского часа, — поясняет Виталий.

На следующий день в 8 утра Лучников снова встретился с директором, который, по его словам, был зол на то, что он снова вызвал полицию. Разговаривая у окна регистрации, Виталий с директором увидели избитого человека, которого выводили из здания отеля. После этого директор пояснил Виталию, что этот человек «не так себя вёл», и поэтому с ним что-то случилось.

По словам Лучникова, это был уже четвёртый человек за месяц из гостиницы, которого он видел избитым. Как это происходило и по какой причине — мужчина не знает, потому что никто из избитых не рассказывал, что с ними произошло. Кто-то ссылался на потерю памяти, а кто-то утверждал, что просто поскользнулся сам, поэтому у него синяки.

Тогда же директор гостиницы заявил постояльцу, что ему нужно переехать в другую гостиницу — «Амакс Конгресс Отель», с которой он уже договорился об этом, дав ему час на сборы. Виталий попросил больше времени, чтобы успеть собрать вещи. После этого через несколько часов двое неизвестных в форме и балаклавах беспрепятственно вошли в здание гостиницы, встретились с директором «Патриота» и начали «допрашивать» Виталия.

— На первом этаже приблизительно в 13:30 не было никого из персонала. Мне показалось это странным. Следом за мной из здания вышел мой сосед. Мы перекинулись с ними двумя фразами, и я заметил, как в здание заходят два человека в форме защитного цвета без оружия, в балаклавах и без опознавательных знаков. Я пошёл за ними и догнал их на стыке двух коридоров. Эти два человека стояли и разговаривали с директором «Патриота». Как только я подошёл к ним, они развернулись и спросили: «Вы Лучников Виталий Сергеевич?». Я сказал, что да. После этого меня спросили, состою ли я в каких-то структурах. При этом директор гостиницы развернулся и ушёл в свой кабинет, — утверждает Лучников.

Виталия попросили «пройти в комнату, чтобы поговорить». После чего в помещение его начали затаскивать насильно.

— Меня видел житель гостиницы, такой же переселенец, как и я, который просто стоял и смотрел на происходящее. Я понял, что разговор у меня с ними не очень получится. У меня было стойкое чувство, что эти ребята пришли со мной поговорить, чтобы я выселился. Они попытались затащить меня в комнату. Это была комната отдыха для персонала. Я сопротивлялся, они меня иногда били. Эти двое точно били меня на камеру, которая висела на первом этаже. Меня просто затащили в кабинет и били ногами и дубинками. Они заявили, что являются сотрудниками правоохранительных органов, и били меня, пока я не обессилел, — вспоминает Виталий.

Неизвестные забрали у Лучникова телефон, и несмотря на то, что он звал на помощь, никто из соседей ему не помог. Люди в форме допрашивали мужчину, и, по его словам, пытались найти в его телефоне что-то, что могло указать на его сотрудничество с Украиной.

— Телефон был запаролен отпечатком пальца, и они попросили пароль. У меня не было вариантов, и я согласился. Я кричал, звал на помощь, просил вызвать полицию, и первый этаж точно должен был это слышать, но никто мне не помог. Мои крики должен был слышать и директор гостиницы. Эти люди разбили мне зубы, били меня по голове и спине, нанесли множественные побои. Меня опросили по полной: спрашивали, что я тут разнюхиваю хожу, со всеми общаюсь, разговариваю. По их словам, на меня поступило заявление из-за того, что я ходил уточнял какую-то информацию у жителей «Патриота». Один из силовиков заходил и выходил из комнаты, звонил по телефону, — рассказывает про инцидент мужчина.

Ссадины на лице и теле Виталия после того, как его избили

Скорая помощь, обследование в больнице и разговор с полицейскими

После «допроса» неизвестные собрали все персональные данные Виталия: уточнили, кто он, чем занимается и где живёт. Часть их вопросов Лучников заявляет, что не запомнил из-за сильных ударов по голове. После этого мужчины попытались взять у него расписку о том, что у него нет к ним претензий. Неизвестные забрали телефон постояльца, пообещали отдать его через два дня и «вернуться на дальнейшие переговоры с ним». Весь «разговор» с людьми, представившимися силовиками (были ли они на самом деле силовиками или нет, до сих пор неизвестно, так представились Лучникову сами мужчины в форме — прим. Ф.), длился около 15–20 минут. Во время этого Виталию запрещали поднимать голову и смотреть на нападавших, иначе его «обещали куда-то вывезти».

— В телефоне у меня содержится личная жизнь, переписка. Они пытались найти там компромат на меня. Например, пока я жил в Журавлёвке, у меня во дворе упала мина, и от неё остался след .Я сфотографировал это и отправил товарищу, но без каких-либо ориентиров. Ещё там была переписка, в которой я в начале всех событий рассказывал товарищу, что нас обстреляли. Они попытались использовать это против меня и что-то вытянуть оттуда, — утверждает мужчина.

Виталий Лучников со сколотым после побоев зубом

После этого двое неизвестных, по словам Виталия, пошли в кабинет к директору и попросили мужчину подождать их.

— Я вышел и сидел там, не понимая, что будет дальше. Начали спускаться соседи с других этажей, и я им показывал, что меня избили. При этом час назад я выглядел по-другому. Я понял, что эти ребята задерживаются в кабинете, и решил выйти в людное место, чтобы кто-то хотя бы видел, что меня забрали. Я спустился в курилку и вижу, что там сидят две моих односельчанки. Я попросил их вызвать скорую. Они вызвали скорую, и я сидел так минут 10–15, просил бабушку не уходить, чтобы меня кто-то видел. Скорая так и не приехала, — утверждает мужчина.

После этого брат Виталия придумал историю, что он встретил человека, которому нужна помощь, и вызвал машину скорой помощи в другой район. Через 30 минут после этого медики всё же приехали и отвезли Виталия в горбольницу № 2 Белгорода.

— Я попросил медработника не вписывать меня по ФИО, потому что подумал, что те люди [которые пришли ко мне в гостиницу] точно имеют доступ к базе и потом увидят меня в ней. Если скорая не приехала в гостиницу, значит, скорее всего, у них есть свои люди в больнице. Я попал в больницу, меня отправили на обследование на тяжкие телесные [повреждения]. Я проходил обследование, и в середине процедуры пришли сотрудники полиции. Я написал заявление с просьбой провести проверку. С этим мы закончили и разъехались по домам. В тот день я не хотел больше возвращаться в «Патриот», — объясняет Лучников.

В распоряжении редакции есть записи разговор Виталия с братом в тот день, когда на него напали, разговора со свидетелями нападения и Иваном Акиншиным. На записи директор отеля «Патриот» спрашивает у Виталия, «что он наделал, и кто к нему приходил». Один из свидетелей на записи подтверждает, что мужчина зашёл в здание гостиницы за двумя людьми в масках, и потом он оттуда долго не выходил, как и люди в масках. Он также подтверждает в разговоре с Виталием, что его не было около 15 минут.

Позже, уже когда было за полночь, Виталию позвонили полицейские и предложили продолжить разговор в отделе. Разговор проходил в подвале.

— В разговоре полицейский сообщил, что со мной разговаривали сотрудники *** (мы не имеем возможности подтвердить или опровергнуть принадлежность силовиков к упомянутому ведомству, поэтому не приводим его — прим. Ф.): «На тебя просто поступила жалоба и тебя отработали, поэтому пиши отказное и не разгоняйся особо. И от судмедэкспертизы отказ пиши, чтобы не составлять карту побоев». Прошло несколько дней и с меня сошли все ссадины, синяки. Сотрудники говорили: «Не лезь. Видишь какая ситуация? [Роскомнадзор], люди пропадают, а тебя просто отработали. Ты нос сунул не туда, куда надо». Я был без защитника, в каком-то подвале в тот момент, — рассказывает Виталий.

Через несколько дней его изъятый ранее телефон каким-то образом оказался у директора гостиницы Ивана Акиншина.

— Иван Степанович сначала говорил, что это точно не эти силовики, а потом на следующий день сказал, что это они: «Ты влез не туда куда надо, это были они». Другие люди даже не отреагировали на эту ситуацию, они запуганы, — считает Виталий.

Сейчас Лучников надеется, что сможет найти виновных в избиении, и они понесут за это наказание.

— После того, как со мной это случилось, теперь всех в гостинице всё устраивает, все проблемы сразу решились. Я считаю, что после случившегося должно быть серьёзное разбирательство. Сотрудники силовых органов должны были предъявить документы, составить акт протокола о задержании, отвезти меня в отделение, составить акт изъятия телефона и до выяснения обстоятельств содержать в приёмнике, если у них были какие-то претензии ко мне. Не должно было быть так, что меня побили, и всё, — заключает Виталий.
Получить оперативный комментарий в правоохранительных органах по этой ситуации редакция не смогла. Если в дальнейшем удастся это сделать, мы приведём позицию силовиков. Также добавим, что мы готовы разместить комментарий директора «Патриота» по произошедшему в стенах гостиницы. Для этого он может связаться с редакцией через почту [email protected] или наш телеграм-бот @fonar_peopleBot.

Обновлено

В ответе на редакционный запрос УМВД России по Белгородской области сообщило, что по сообщению из больницы, куда поступил Виталий Лучников с телесными повреждениями, полицейские провели проверку.

— В ходе проверки вышеуказанный гражданин пояснил, что противоправных действий в его отношении не совершалось, телесные повреждения получил по собственной неосторожности. Претензий к кому-либо не имеет, в помощи полиции не нуждается. По итогам проверки сотрудниками отдела полиции № 2 УМВД России по Белгороду вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Информирую также, что ведение отдельной статистики по количеству заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, совершенных на территории определённых зданий, сооружений и объектов инфраструктуры, не осуществляется, — сообщили в пресс-службе ведомства.
Валерия Кайдалова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

​Во время обстрела белгородской Журавлёвки ранило одну женщину

​Во время обстрела белгородской Журавлёвки ранило одну женщину

«Пусть государство ответит за случившееся». Семья погибшей во время обстрела Журавлёвки женщины не может получить обещанные выплаты

«Пусть государство ответит за случившееся». Семья погибшей во время обстрела Журавлёвки женщины не может получить обещанные выплаты

В Белгородском районе обстреляли Журавлёвку

В Белгородском районе обстреляли Журавлёвку

«Я со своим оружием приду дежурить!». Как мы ходили на дежурство с народными дружинниками в Белгороде

«Я со своим оружием приду дежурить!». Как мы ходили на дежурство с народными дружинниками в Белгороде

В Белгороде повреждённые надгробия будут восстанавливать после завершения следствия

В Белгороде повреждённые надгробия будут восстанавливать после завершения следствия

Дмитрий Певцов: «Мы и наши братские друзья с Донбасса отрываемся от тонущей цивилизации Европы»

Дмитрий Певцов: «Мы и наши братские друзья с Донбасса отрываемся от тонущей цивилизации Европы»

Фоторепортаж из белгородского урочища Липки. Кого там можно увидеть?

Фоторепортаж из белгородского урочища Липки. Кого там можно увидеть?

Белому городу — новую достопримечательность. ​Краевед предложил увековечить место из фильма об освобождении Белгорода

Белому городу — новую достопримечательность. ​Краевед предложил увековечить место из фильма об освобождении Белгорода

Аквагрим и мастер-классы. Как в Белгороде прошёл «АрбузParty» [фото]

Аквагрим и мастер-классы. Как в Белгороде прошёл «АрбузParty» [фото]

Подойдёт ли мой подвал для укрытия? Разбираемся, где и как белгородцы будут прятаться в случае ЧС

Подойдёт ли мой подвал для укрытия? Разбираемся, где и как белгородцы будут прятаться в случае ЧС