«Здесь как в космосе». Почему вместо карьеры муниципального служащего Александр Анников выбрал работу в шахте?

Редакция «Фонаря» продолжает ко Дню шахтёра рассказывать о людях, выбравших работу в шахте. Герой нашего следующего интервью — горный мастер Александр Анников, которого 24 августа наградил почётной грамотой Министерства промышленности и торговли Российской Федерации Вячеслав Гладков. Уже 16 лет Александр наблюдает за тем, как в шахте время течёт по-особенному, как на смену матёрым мужикам приходит молодёжь и как почти каждый день рождаются самые разные истории.

Что-то в рабочих буднях Анникова остаётся неизменным, а другие вещи меняются: например, Александр больше не воспринимает погрузочно-доставочную машину как динозавра, который несётся на него, — всё-таки за его плечами уже 16 лет опыта работы на Яковлевском ГОКе.


Александр Анников

— Александр, вы работаете горным мастером. Расскажите, чем вы занимаетесь? Что входит в ваши обязанности?

— В первую очередь, я занимаюсь контролем производства. Но главное, наверное, даже не это, а настройка коммуникации с персоналом и начальством. Везде должен был контакт. Должно быть взаимопонимание, чтобы можно было добиться производительности. Вторая моя задача после этого — следить за выполнением работы и её правильностью. Бывают такие моменты, когда работник не может сам принять решение, и тогда ему необходимо обратиться ко мне. Однако бывает и такое, что я могу чего-то не знать. Тогда уже мне самому нужно обратиться к моему руководителю. Ситуации бывают разные, именно поэтому нужно поддерживать постоянный контакт между сотрудниками.

— Получается, вы руководите работой забоев?

— Не забоями, а людьми. Людей у нас много, потому что у нас работает не один участок. Вместе с нами работают ещё, например, машинисты, которые тоже каждый день получают от меня наряды.

— И со сколькими людьми вы работаете?

— В нашу смену обычно входит от 15 до 23 человек, плюс есть ещё четыре машиниста. Наши забои находятся не на одном участке, а по всем десяти блокам. Мне нужно успеть везде побыть, всё посмотреть. Контроль нужен везде.

— Судя по вашему описанию, работа отнимает много физических сил, потому что нужно обойти все участки. Это действительно так?

— Я думаю, в моей работе нужно больше эмоциональных сил, чем физических. Все люди разные — к каждому нужен разный подход. Как бы ребята ни обижались, я говорю: «Вас 23, а я один, и вам меня одного терпеть намного проще, чем мне вас», — смеётся Александр.

Как выглядит забой в шахте, и что в нём происходит?

Примерно так выглядит один из многих забоев в шахте Яколевского ГОКа, за работой которого следит Александр Анников и другие мастера. Длинный, достаточно широкий туннель, уходящий вглубь горной породы. Места в нём хватает не только для людей, но и для большой техники. В забое, где остановились мы, породу добывают горно-проходческим — комбайновым способом, потому что руда здесь довольно твёрдая. В других забоях, где порода мягкая, её добывают иначе — буро-взрывным способом.

Своды «туннеля» укрепляют специальными опорами, чтобы горная масса не обрушилась на работающих в забое шахтёров. Здесь встречаются сразу два вида руды: мартит и кварцит, которые отличаются друг от друга цветом. Кварцит — оранжевый — виднеется небольшими вкраплениями, в то время как мартит — тёмная руда, отливающая синим цветом с вкраплениями блестящих частиц, — преобладает в забое. У шахтёров есть свои названия для обоих упомянутых видов руды: «краснуха» и «синька». «Краснуха» окрашивает почву в шахте в оранжевый цвет, а «синька», как шутливо объясняют работники шахты, делает из шахтёров «настоящих моделей», окрашивая их лицо и ресницы.

В забое шахтёры добывают руду до отмеченной по плану точки. За проект плана они не выходят, потому что руда заканчивается, и вместо неё шахтёры доходят до твёрдых пород, которые уже неинтересны работникам. В такие моменты забой заливают бетоном, который подаётся по скважинам. Это делается для того, чтобы не обрушить своды шахты.

— Александр, сколько лет вы уже работаете в шахте?

— 2 июля исполнилось ровно 16 лет. Я начинал с подземного участка закладочных работ, проработал 11 лет горнорабочим, из них девять лет в должности бригадира. Потом перешёл на горнопроходческий участок и работал там проходчиком три года. Позже решил отучиться и стать горным мастером.

— Александр, почему вы решили связать свою жизнь с работой под землёй?

— Образование я получал вообще не связанное с шахтой. Я закончил Курский госуниверситет по специальности «Государственное и муниципальное управление». Уже потом получил горное образование. Я решил пойти в шахту, потому что здесь всё не так, как на поверхности. Там многое решают связи, а здесь это не имеет значения. Если ты работаешь, то твои заслуги оценивают по достоинству. Главное — желание и умение. И карьерный рост здесь действительно есть. Например, я могу стать замначальника участка, начальником участка, а там — кто знает? Возможно, и на поверхность поднимусь, буду там работать.

— Вам не было страшно спускаться в шахту в первый раз?

— Конечно, было страшновато, но тогда и времена были другие. Тогда в шахте было намного меньше людей, меньше техники. Не так как сейчас, когда человек приходит и видит столпотворение техники и людей. Лучше всего я помню своё первое впечатление от увиденной впервые ПДМ (погрузочно-доставочная машина — прим. Ф.). Я тогда подумал, что на меня просто какой-то динозавр прёт. Первые два часа мне было боязно в шахте, а потом я привык, и по сей день всё хорошо.

— Сейчас вам нравится работать в шахте?

— Да, здесь я ощущаю себя всё равно, что в своём гараже: для меня это место где всё так, как должно быть.

— Что изменилось в шахте за время вашей работы?

— Сейчас совсем другое поколение. Я вспоминаю, как пришёл сюда в 2008 году, — здесь были совсем другие люди, но и сейчас ребят хороших всё равно очень много. Просто изменилась сама жизнь, изменились люди. Те люди, к которым я пришёл студентом, уже здесь не работают. Это были деды, матёрые мужики. Они уже ушли на пенсию, и сейчас в шахте больше молодёжи. А тогда у дедов на всё была своя история, было своё нравоучение. Техники было меньше. Практически всего этого не было. Не было такого порядка, как сейчас.

В шахте каждый день происходят какие-то истории. Где-то что-то произошло, и уже можно анекдот сочинять. Конечно, и весёлое бывает и такое, что плакать хочется. Здесь как в космосе. Говорят в космосе время течёт медленно или наоборот быстро — не так, как на Земле. Здесь то же самое. Вроде начинаешь что-то вспоминать и думаешь, что это совсем недавно было, а потом задумываешься и понимаешь, что это было десять лет назад.
Текст: Валерия Кайдалова
Фото: Антон Вергун

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Повелители подземелья. Рабочим Яковлевского ГОКа устроили фотосессию ко Дню шахтёра [партнёрский материал]

Повелители подземелья. Рабочим Яковлевского ГОКа устроили фотосессию ко Дню шахтёра [партнёрский материал]

Яковлевский ГОК запустил проект по очистке шахтных вод с помощью искусственных островов

Яковлевский ГОК запустил проект по очистке шахтных вод с помощью искусственных островов

Уходим под землю. Перед Днём шахтёра журналисты «Фонаря» спустились в шахту Яковлевского ГОКа

Уходим под землю. Перед Днём шахтёра журналисты «Фонаря» спустились в шахту Яковлевского ГОКа

Фантастический яковлевский мир. Как работают в шахте Яковлевского ГОКа [видео]

Фантастический яковлевский мир. Как работают в шахте Яковлевского ГОКа [видео]

Яковлевский ГОК открыл полигон для обучения машинистов*

Яковлевский ГОК открыл полигон для обучения машинистов*

Геолога ноги кормят! Как работают геологи на Яковлевском ГОКе*

Геолога ноги кормят! Как работают геологи на Яковлевском ГОКе*

На Яковлевском ГОКе подписали новый коллективный договор*

На Яковлевском ГОКе подписали новый коллективный договор*

«Я делаю полезное и нужное дело». Как Тимофей Семёнов 18 лет трудится на Стойленском ГОКе*

«Я делаю полезное и нужное дело». Как Тимофей Семёнов 18 лет трудится на Стойленском ГОКе*

Кто все эти люди? Попробуй отыскать работников шахты в нашей интерактивной игре!

Кто все эти люди? Попробуй отыскать работников шахты в нашей интерактивной игре!

«Кому это принадлежит?». Угадай сотрудников шахты по их рабочим инструментам

«Кому это принадлежит?». Угадай сотрудников шахты по их рабочим инструментам

«В первый раз я представлял себе шахту иначе». Как детский интерес Олега Грищенко превратился в дело всей его жизни

«В первый раз я представлял себе шахту иначе». Как детский интерес Олега Грищенко превратился в дело всей его жизни

94 года под землёй. Как Денис Трунтаев из шахтёрской династии продолжает дело своей семьи

94 года под землёй. Как Денис Трунтаев из шахтёрской династии продолжает дело своей семьи

В одной из школ Яковлевского округа заработает инженерный класс

В одной из школ Яковлевского округа заработает инженерный класс