«Нет покупателей, а кредиты надо платить». С чем столкнулся белгородский бизнес после обстрелов ВСУ?

Мы попросили белгородских предпринимателей прислать нам свои истории о том, как они сейчас работают: что изменилось, как они остаются на плаву и что могло бы повлиять на непростую ситуацию, чтобы бизнес мог продолжать свою деятельность. Ниже мнения наших читателей.

Проблема № 1. «Нет покупателей»

Большинство историй в нашей «предложке» в Telegram — про то, что малый бизнес теряет покупателей: продажи падают сильно, а зарплату и налоги платить нужно. «Здравствуйте, занимаемся общепитом на Богданке, поток людей сократился на 80 процентов», — написала нам Екатерина. «Пассажиропоток общественного транспорта сократился более чем в три раза. Нечем платить заработную плату водителям и не за что заправлять автобусы. Ситуация критическая», — прислал сообщение представитель перевозчиков, который попросил не указывать его имя.

Нет людей — нет дохода. Такая ситуация и в общепите, и в ивент-индустрии.

— Анонимно, пожалуйста. Просто крик души. Детские студии, которые работали в досуговом секторе города, полностью на нуле. Развлечения сейчас никому не нужны. Детей в городе нет, а те, кто есть, — родители не привозят их на занятия. Тем более нельзя собрать детей в группы по причине безопасности. Не проводятся праздники на заказ и дни рождения, они просто отмерли после 10 марта. Можно попытаться перейти в онлайн-формат занятий, но это проблемы даже в сумме оплаты аренды не решит, не говоря уже о зарплате ведущих. Такая ситуация у большинства, — призналась нам женщина, которая уже более трёх лет занимается детским досугом.

Справедливо будет сказать, что со спадом покупателей столкнулись и производители тоже. Марина уже много лет занимается производством сыров. Она признаётся, что задумывается о новых рынках сбыта.

— У нас сыроварня в Борисовском районе. Нам ещё «повезло», а нашим коллегам из Грайворонского района повезло меньше — нет электричества, производство остановлено... Наши затраты не уменьшились, а доходы на сегодняшний день уже упали в три раза — было бы ещё хуже, но мы в марте участвовали в «Сырном Саммите» в Воронеже (были продажи, огромное спасибо организаторам!) и во Всемирном фестивале молодёжи в Сочи — представляли наш регион за наш счёт (в течение недели проводили дегустации, рассказывали о производстве и о нашем регионе, продажи были два дня — окупили затраты на поездку) — нам, конечно же, хорошая реклама и позитивные эмоции.

Сегодня ситуация следующая :

  1. В Белгороде и Разумном в марте продаж нет — люди разъехались, а те, кто остался — просто боятся выходить. А так всё резко упало вниз с 30 декабря 2023 года, просто март «побил все рекорды». Магазины открыты каждый день, нашим сотрудникам нужна работа! Мы платим все платежи как обычно, соответственно работаем в убыток предприятию.
  2. Создали сайт с доставкой на дом — вложились и продолжаем вкладываться.
  3. Записались на всевозможные ярмарки в Москве и, скорее всего, будем вынуждены переводить все продажи туда.
  4. Многие партнёры закрылись и/или уехали.
  5. Отдел экскурсионных программ — ну тут можно и не давать комментарий: люди выходят на работу — без доходов предприятию в этом году.
  6. Из помощи: мне дали совет выходить с продажами в «Магнит» или «Европу». Опыт работы с сетями («ВкусВилл») у нас уже есть... Но тут совсем другая история, которая требует перестройки всего бизнеса — опять вложения, — написала нам Марина.

У адвокатов и юристов сейчас тоже наступило время, когда они не знают, что им делать, потому что клиентов стало меньше.

— Я оказываю юридические услуги, стаж более 25 лет. До января 2024 года особого спада обращений не было. Конечно, до 2022 года поток клиентов был раза в полтора-два больше, даже во время эпидемии ковида. Но после начала атак на Белгород кассетными боеприпасами обращаемость резко иссякла. За три месяца у меня одно новое соглашение по уголовному делу — и то пока не понятно, как ездить на следственные действия во время ракетной опасности, поэтому я пока согласия не дала.

Я понимаю людей, которые не хотят судиться в такой обстановке. Понятно же, что в основном людям не до этого. Суды, к слову, по факту не работают уже вторую неделю. Обязательные расходы в это же время никто не отменял — есть обязанность по оплате страховых взносов в Пенсионный фонд и ФОМС, нужно содержать офис, вносить взносы в областную и федеральные палаты адвокатов. Есть кредит, который также нужно ежемесячно оплачивать. У меня большие личные расходы на медпрепараты. До 1 мая нужно подать налоговую декларацию, а до 1 июня — оплатить НДФЛ за 2023 год. Деньги, которые я отложила на оплату НДФЛ, я сейчас потрачу на свои текущие нужды, поэтому не знаю — как потом оплатить НДФЛ, если никаких новых поступлений не предвидится. Ищу удаленную работу, пока безрезультатно, — написала Екатерина.

Даже гиганты-торговые центры, где всегда высокая проходимость, сейчас столкнулись с ситуацией, когда из-за вопросов безопасности нужно ограничивать время работы и не допускать таких привычных и для бизнеса спасительных толп покупателей.

— Я индивидуальный предприниматель, в конце 2023 года года открыла точку общепита в «МегаГРИНН». До 30 декабря бизнес потихоньку двигался, но после всё замерло в связи с обстрелами. Люди боялись где-то ходить, посетителей в «МегаГРИННе» практически не было. Так продолжалось весь январь и февраль, за эти месяцы мой бизнес ушёл в минуса даже с тем, что работала сама, не имея финансовой возможности взять продавца.

Представляете: два месяца я просидела под обстрелами, рискуя жизнью, и при этом ушла в минуса, но надеялась, что всё ещё наладится. Да и вложения ещё не окупились: было жалко вложенные последние деньги, хотелось хоть что-то окупить. В начале марта появился «свет в конце туннеля», к праздникам люди немного выдохнули и начали гулять, но это, как оказалось, не надолго... Начались новые обстрелы и жертвы.

Люди ещё больше испугались, и теперь 90 процентов белгородцев пытаются лишний раз не выходить из дома, многие разъехались, детей увезли. «МегаГРИНН» ещё больше опустел, к тому же ограничения работы до 18:00 значительно осложнили предпринимателям жизнь, ведь люди в основном ходили за покупками после 18 часов. И такие истории практически у всех предпринимателей. Выручки нет, аренду платить нечем, я в отчаянии. Непонимание, что будет дальше, давит, и надежда на «может, все ещё образуется» тает с каждым днём. Обращались к руководству торгового центра с просьбой пойти на встречу с арендой, но их тоже понять можно: им тоже никто налоги не отменял, зарплату сотрудникам платить надо и содержать комплекс тоже. Замкнутый круг без ответов на вопросы, — рассказывает Елена.

В менее крупных торговых центрах Белгорода ситуация похожая.

— У нас торговый модуль в торговом центре «Заря» (куда не так давно прилетели осколки). Аренду не уменьшают, второй этаж полностью закрыт, часы работы сокращены: с 10 до 17. У всех арендаторов складывается проблемная ситуация — упавшие выручки, кредиты и так далее. За неделю, которую не работали под обстрелами, никакого вычета из аренды не было, при выезде из торгового центра платится неустойка в размере одного месяца. Очень много людей скованны обстоятельствами, из-за которых просто-напросто не могут уехать. Переезд куда-либо равен «впасть в кредитную яму и бороться за выживание», о нормальной полноценной жизни даже речи не идёт, — рассказывает о своём опыте Ксения.

Сложно приходится предпринимателям и в Белгороде, и в приграничье.

— Про бизнес. Все бизнес-объекты мужа в Грайвороне, всё закрыто, свет отсутствует, город закрыт блокпостами, налог и кредиты, взятые на бизнес, никто не отменял и не останавливал. Я самозанятая в Белгороде, консультации с клиентами упали до 30 процентов от общей загрузки, работать выходят в онлайн только иногородние, местные остановили запись из-за финансовых трудностей и страха обстрелов. Ситуация такая и пока не улучшается, — констатирует Татьяна.

Проблема № 2. «Кредиты никто не отменяет»

Помимо упавшего спроса, у предпринимателей есть и вторая боль: им нужно всё равно платить кредиты, так как банки пока не выработали общего подхода к тем рискам, с которыми сейчас приходится сталкиваться белгородцам.

— Добрый день, я ИП. До настоящего времени работала в торговом центре «Разумное» в Разумном. На данный момент наш торговый центр закрыт из-за оперативной обстановки на неопределённый срок. У меня два действующих кредита, общая сумма платежей порядка 70 тысяч рублей, на иждивении двое несовершеннолетних детей, мужа нет. Кредитные каникулы по кредитам можно оформить, но меня не устраивают условия: увеличивается платёж и отодвигают платёж только на три месяца, хотя я просила 12 месяцев. Как мне быть? Помогите оформить кредитные каникулы так, чтобы платёж не изменился, — написала Виктория.

Проблема № 3. «Аренда, налоги и зарплаты сотрудникам»

Также у предпринимателей никуда не делись текущие платежи: арендная плата, интернет, зарплата сотрудникам. На всё это нужно находить деньги, и не у всех есть запасы на «чёрный день», тем более, что по-прежнему непонятно, это уже он — чёрный день — или пока ещё нет, и дальше может быть ещё хуже.

— «Фортуна авто» закрылась, 60 человек по собственному [желанию уволились], в Разумном «Амбар» закрыт, все ТЦ закрыты, остались только «Магнит» и «Пятёр(оч)ка». Закрыты десятки ИП, доход не снизился? Людям не то, что аренду платить нечем, им не за что в магазин сходить. Большинство закрывают свои бизнес и уезжают из региона, — жалуется ещё один наш читатель.

— Я индивидуальный предприниматель, у меня студия красоты. При начале СВО разъезжаются мастера и клиенты, так как у них маленькие дети, и ради своих детей они едут в другие регионы, чтобы они не учились на дистанте и не прятались от обстрелов. Идёт отток клиентов после каждого прилёта. А после 12 марта я вообще не выхожу на работу. Тут подходят сроки уплаты аренды и налогов. Я не знаю, что мне делать, как быть. Поддержки никакой нет. Платить вообще не реально за всё это, — признаётся Татьяна.

Небольшому бизнесу приходится думать не о развитии, а о выживании.

— У нас с папой небольшой семейный бизнес: производство рулонных штор и жалюзи, продажа канцтоваров. Продажи штор упали на 90 процентов: мало того, что страшно отправлять мастера на установку — в любой момент может прилететь в окно, так и нечем платить зарплату менеджерам, пока платим из собственных сбережений. Учитывая то, что работа и так сезонная, в марте как раз должны были начаться долгожданные продажи после февральского затишья, но какие тут продажи? Тут хоть бы остаться в здравии. А налоги платить надо: за помещения, за цех, а ещё и коммуналку, — сетует Виктория.

В подвешенном состоянии оказались даже те, кто уже много лет работает на рынке и кто успел наработать репутацию и имя.

— У нас два спортивно-танцевальных магазина, работающих более десяти лет, мы самые известные по нашему городу. Мы перестали практически работать по причине постоянных обстрелов и того, что детки практически все вывезены в более безопасное место или родители боятся их выводить на тренировки. А аренды, налоги и зарплаты никто не отменял. Наши сотрудники стойко и мужественно ходят на работу. Просим вас поднять эту тему, — обратилась к нам Марина.

Оптимизировать бизнесу приходится многое: и штат, и платежи, при этом послаблений по налогам нет.

— Прошу анонимно. Автосервис в Шебекино с началом обстрелов стал терять клиентов, таких как крупные холдинговые предприятия. Затем в июне, когда обстановка в Шебекино обострилась, собственник был вынужден сократить восемь работников и оставить на совсем здание автосервиса. При этом от арендной платы за муниципальную землю, на которой стоит здание автосервиса, находящее в собственности владельца автосервиса, никто не освобождал. А ещё одно предприятие в подобной ситуации налоговая стала банкротить из-за долгов по налогам. Нас еще раскулачивают что ли вдобавок ко всему? — прислал сообщение наш читатель из Шебекина.


Пытаются ли предприниматели донести свою позицию властям?

Да, но сделать это не всегда получается.

— Сдаются в аренду офисные и торговые помещения. За последние два года выручка от аренды падает в среднем за год на 10 процентов. Ни о каком повышении арендной платы речи, естественно, не идёт, потом что деловая активность в регионе снижается. Это очевидно. Перед соответствующими службами администрации поднимался вопрос о снижении ставки налога на имущество и земельного налога, ведь в нашей области ставка налога на имущество организаций составляет два процента от кадастровой стоимости, а это одна из самых высоких ставок в России. Обращение не удовлетворили. Кадастровая оценка стоимости имущества нереальная, оценщики её из пальца высасывают, ничего общего с рыночной стоимостью не имеет. В суд обращались — ожидаемо, отклонили иск. Однако это не помешало увеличить с 1 января размер налоговых платежей за имущество и землю более чем на 10 процентов. Вопрос к губернатору: это вы таким образом поддерживаете малый бизнес в регионе? — задаёт вопрос Андрей, который предоставляет помещения в аренду.

Какие меры поддержки предлагают чиновники?

Ситуацию с бизнесом вечером в понедельник, 25 марта, затронул губернатор Вячеслав Гладков. Он признал, что проблемы есть, и помогать предпринимателям нужно, но конкретных решений пока не озвучил.

— Без системной помощи бизнесу мы можем его потерять. Сейчас мы разрабатываем меры поддержки, часть которых возьмём на региональный уровень, часть будем выходить на федеральный уровень с просьбой оказания содействия. У нас проблемы начались чуть больше двух недель, когда по Белгороду стали бить системой РСЗО. Проблема со спросом, проходимостью, предоставлением услуг в городе стала сложной. Уверен, что мы добьёмся результата, потому что бизнесу надо помогать. О мерах поддержки, надеюсь, скоро сообщим, — заявил во время вечернего прямого эфира губернатор Вячеслав Гладков.

Есть просвет? Есть примеры, как кому-то удаётся справляться?

Да, но такие ободряющие советы единичные.

— Меня зацепила тема отсутствия работы, заработков. Сама проходила все это ещё до СВО. История проста, как пряник: осталась без работы, никуда не брали, ссылаясь на возраст. Вспомнила про своё давнее хобби. На данный момент езжу на выставки, продаю через интернет. Отсутствие средств для жизни — прекрасная мотивация для того, чтобы начать работать ластами, начать двигаться, менять что-то в своей жизни. Страшно? Не спорю, безумно страшно! Работать не по специальности, не по профессии? Ничего страшного!

У меня сейчас отличная работа на дому, которая мне в кайф, в радость. Рабочий день по 14–15 часов в день, часто без праздников и выходных. Но мне так нравится, мне в удовольствие. И моё занятие никак не связано с моей профессией: инженер-конструктор ТГВ. Всем мира и добра! У вас все получится, если есть стимул и желание изменить свою жизнь! — прислала короткий рассказ Эльвира, при этом не став раскрывать до конца, чем же именно она сейчас занимается.

— О работе. Я — самозанятая. Делаю фигурки ручной работы, продаю через маркет-плейсы по всей России, только это и спасает. Но и у меня возникают проблемы — нужно заказывать упаковку, материалы для работы. Появились задержки или проблемы с доставкой. Некоторые пункты выдачи не работают, водители не хотят к нам ехать из-за опасности. Пункты приёма меняют режим работы или вовсе закрываются на какое-то время, а это влечёт невозможность отправлять заказы, задержки и их отмену. Боюсь, что мне и моим детям тоже скоро не на что будет жить. Задумалась о переезде, но это проблема — нужна мастерская для работы. Здесь она пока что есть. Очень не хочется всё потерять, — добавляет ещё одна девушка, которая нашла выход в интернет-продажах, но и там сейчас тоже столкнулась с проблемами.

Есть и конкретные предложения, что именно нужно сделать чиновникам в этой ситуации для тех, кто продолжает работать, несмотря на непростую обстановку.

— У меня салоны красоты в Белгороде — Color bar и blond bar. Мы столкнулись с тем, что 70 процентов команды мастеров и администраторов уехали в другие города, остальные 30 — выходят каждый день на работу под свой страх и риск. Мы укрепляли вход самостоятельно, когда неделю не получали прибыль совсем, так как были закрыты. У государства на такой случай нет никакой поддержки. Снижения аренды нет. Налоги в том же режиме. Найти сотрудников и восполнить штат невозможно. Второй салон мы будем закрывать, там просто некому работать. Организовать салон в другом городе — большой бюджет от 3 миллионов рублей, плюс это начало жизни с нуля, на которую мы не подписывались.
Как существовать, развиваться и давать положительный эмоции с помощью нашего бизнеса людям далее, — я не знаю. Если нам хотя бы убрали налоги и аренду на март и апрель, было бы попроще... Если не считать эмоционального состояния, ежедневного страха и потери коллектива. Очень тяжело, когда три года работаешь с бизнесом, вкладываешь туда ежедневное время и силы, и в итоге вместо развития и расширения — просто обнуляешься. И в данной ситуации его не получится продать, — рассуждает владелица бизнеса.

Некоторых предпринимателей держит ощущение того, что они делают важное дело, поэтому должны продолжать делать это, пока есть силы. И, конечно, внутри по-прежнему живёт надежда: вдруг, всё-таки всё придёт в норму.

— История про бизнес в Шебекино. У папы небольшой магазинчик на Центральном рынке (кирпичное здание, а вокруг модули). После июньских событий, после неоднократных прилётов в паре десятков метров, люди перестали ходить на рынок. Чуть какой шум, и даже те единицы, что приходят, спешат покинуть рынок. Выручки нет вообще, отопление, свет платить надо, налоги платить надо. Но папа ходит в убыток себе, и одна из причин в том, что вокруг нет никаких укрытий и для продавцов из модульных точек единственное укрытие — открытые двери магазина. Закрывается магазин, рынок пустеет окончательно. Благодаря этим людям поддерживается хоть небольшая жизнь на рынке: не 10 и не 20 небольших ИП не уезжают и продолжают надеяться на то, что наладится прежний ритм жизни, но, скорее всего, уже не надеются, что им будет оказана какая-то поддержка, — Марина.

После выхода публикации с нами продолжили связываться предприниматели. Вот только некоторые их сообщения.

— Увидела материал о белгородских предпринимателях. Я, кстати, тоже предприниматель. И сейчас без работы. Вообще. И моя коллега тоже, которой я помогаю, чем могу. Коллега — тренер по плаванию. Бассейны сейчас не работают, большинство детей разъехались по лагерям. Она осталась без работы от слова совсем. И я придумала ей вариант проводить дистанционные разминки, чтобы детишки потом легко вошли в режим тренировок. Делаем мы это бесплатно. И родители откликаются. Может вам будет интересно поддержать её и написать о добром деле.

А вчера запустили флешмоб — рисовали с детьми сердца в поддержку любимого города. Просто всем сердцем и бесплатно делаем для детей то, что можем: это онлайн-разминка, а это наш флешмоб, — написала нам Татьяна.

— История про погибающий бизнес. Мы спортивно-развлекательный центр, основная аудитория — дети от трёх до 16 лет. По сути это социально значимый объект, не получающий сверхприбыли, наша миссия — вовлечение населения в спорт и активный образ жизни. Все площади находились в аренде.

После обстрелов 30 декабря лишь один арендодатель пошёл на встречу и ощутимо снизил арендую плату, второй арендодатель тянул с ответом по аренде до последнего (полтора месяца), в итоге после уведомления о расторжении договора аренды начислил арендную плату в полном объеме за январь и февраль. Чтобы закрыть долг, были вынуждены взять кредит в 2 миллиона рублей. Сократили арендные площади и размер бизнеса на 70 процентов. Клиентов нет после интенсивных обстрелов. Чем платить кредит, оставшуюся аренду, налоги и заработную плату — не знаем. Приходится распродавать неработающее оборудование, но в современных реалиях это не просто, так как потенциальные покупатели боятся ехать в Белгород. Трезво оценивая ситуацию, понимаем, что в следующем месяце придётся банкротиться, процесс тяжёлый и затяжной. Так и живём, — написала нам Юлия.
Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Сбер поддержал малый бизнес Белгородской области почти на 11 миллиардов рублей

Сбер поддержал малый бизнес Белгородской области почти на 11 миллиардов рублей

В Белгородской области определились, как будут предоставлять субсидии пострадавшим от обстрелов предприятиям

В Белгородской области определились, как будут предоставлять субсидии пострадавшим от обстрелов предприятиям

Яковлевский ГОК компенсирует сотрудникам аренду жилья при переезде из-за атак ВСУ

Яковлевский ГОК компенсирует сотрудникам аренду жилья при переезде из-за атак ВСУ

Бизнес под замком в локдаун

Бизнес под замком в локдаун

Семья из Украины рассказала, как на пункте пропуска в Ровеньках им помог местный житель

Семья из Украины рассказала, как на пункте пропуска в Ровеньках им помог местный житель

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

В Белгородской области увеселительные мероприятия заменяют на просветительские

В Белгородской области увеселительные мероприятия заменяют на просветительские

От экспорта на восточные рынки до выявления пестицидов. В белгородском Россельхознадзоре подвели итоги года

От экспорта на восточные рынки до выявления пестицидов. В белгородском Россельхознадзоре подвели итоги года

«Мне хочется им помочь». Матери срочников — о службе призывников на российско-украинской границе в Белгородской области

«Мне хочется им помочь». Матери срочников — о службе призывников на российско-украинской границе в Белгородской области

Преступность на фоне спецоперации. Как за год изменилась ситуация в Белгородской области?

Преступность на фоне спецоперации. Как за год изменилась ситуация в Белгородской области?