Бутылка коньяка или мешок цемента. В суде по делу экс-директора белгородского цемзавода выступила обвиняемая в посредничестве

На судебном заседании прокурор зачитала показания неявившихся свидетелей обвинения, а обвиняемая в посредничестве Елена Алёнина представила свою версию, как она договаривалась о даче взятки, и почему не думала, что совершает преступление. Алёнина объяснила даже, почему в её показаниях появились нестыковки.

Деньги на взятку и хоккейный турнир

В Октябрьском районном суде Белгорода прошло новое заседание по делу о взятке, которую для минимизации последствий проверки белгородского цемзавода директор предприятия решился дать проверяющим. Напомним, что теперь уже бывшего руководителя цемзавода, экс-депутата горсовета Белгорода Эдуарда Андросова обвиняют в попытке откупиться 500 тысячами рублей. Руководительница регионального филиала «Центра лабораторных анализов и технических измерений по Белгородской области» Елена Алёнина в деле проходит как посредник — по версии следователей, она помогала Андросову незаконно решить вопрос с сотрудниками Росприроднадзора.

На заседании должны были опросить свидетелей обвинения, однако никто из них не явился. Прокурор Вера Струкова зачитала их показания, которые были в материалах дела. Так, в частности, стали известны показания Александра Рогозина, сотрудника Центрально-Чернозёмного регионального управления Росприроднадзора. Он рассказал, что в октябре 2023 года организация решила провести выездную проверку завода из-за публикаций в СМИ о выбросе заводом вредных веществ в атмосферу. После этого состоялась проверка завода. В работе предприятия выявили 29 нарушений, в том числе превышение количества выбросов в атмосферу. Остальные нарушения тоже были связаны с выбросами и вредом окружающей среде.

Ещё прокурор зачитала показателя свидетеля Андрея Бондаренко, директора ООО «Ломбард Развитие», друга Эдуарда Андросова, который помог ему найти нужную сумму для взятки. Он поделился, что дружит с Андросовым более 20 лет, но о работе они никогда с ним не общались, а говорили «на отвлечённые темы».

— 30 ноября 2023 года мне позвонил Андросов и попросил занять 600 тысяч рублей. Я ему передал 400 тысяч рублей купюрами по 5 тысяч рублей под отдельной резинкой, остальные 200 тысяч — купюрами различного номинала. Андросов сказал, что отдаст деньги в ближайшее время, при этом дату возврата не уточнил. Для каких целей ему нужны были денежные средства, он также не уточнил, а я об этом не спрашивал. После чего мы разошлись, — рассказал Андрей Бондаренко.

Сторона защиты уточнила у Андросова, почему ему вменяется взятка в 500 тысяч рублей, а занял он у знакомого большую сумму.

— 500 тысяч — это была так называемая взятка, а ещё 100 тысяч рублей я занял для организации детского хоккейного турнира. В качестве спонсорской помощи, — ответил Эдуард Андросов.

— Это ваша личная спонсорская помощь или от цемзавода? — поинтересовался у обвиняемого судья.

— Личная.

Поблагодарить коньяком или мешком цемента

Следующие показания, с которыми познакомили участников процесса, был рассказ Юлии Каторгиной. Это жена сотрудника Росприроднадзора Алексея Каторгина, которому Андросов должен был передать взятку. Муж поделился с нею, что начальник белгородского ЦЛАТИ Елена Алёнина предложила ему передать взятку его начальнику Алексею Карякину. Узнав об этом, Юлия посоветовала мужу обратиться в правоохранительные органы и рассказать о предложении Алёниной. Через время женщина узнала от супруга, что тот последовал её совету и рассказал обо всём своему начальнику, а также обратился в УФСБ по Белгородской области.

Далее в суде выступила Елена Алёнина, которая давала показания около 40 минут. По её словам, когда Андросов понял, что по результатам проверки в работе цемзавода «будут какие-то замечания», он попросил её «обратиться к Каторгину с просьбой снизить штраф».

— Я задала об этом вопрос Каторгину в неформальной обстановке: какая ситуация по цемзаводу и как мы сможем в случае чего решить [этот вопрос]. Такая была интересная ситуация... Каторгин мне сказал: «Это будет очень дорого стоить, ну, я спрошу у шефа, но не меньше единицы — миллиона рублей». Когда я спрашивала у Каторгина, про деньги никто даже не помышлял. Я думала благодарность будет состоять из бутылки коньяка, мешка цемента или ещё чего-нибудь, — перечислила Елена Алёнина свои предположения, как можно было решить вопрос.

По мнению обвиняемой, «если бы для Каторгина это была из ряда вон выходящая ситуация», он бы отреагировал по-другому: «Он бы мне просто сказал: „Ты что с ума сошла?“. А он, грубо говоря, начал торговаться».

Когда Алёнина передала ответ Каторгина Андросову, он заявил ей, что миллион — очень большая сумма, и что «та помощь, о которой он просит, таких денег не стоит». После этого у неё состоялся ещё один разговор с Каторгиным, в котором он спросил, готов ли директор цементного завода дать взятку.

— Я ему на листочке написала 0,5. Подразумевалось, что полмиллиона Андросов готов Карякину заплатить за помощь, — представила свою версию разговора с Каторгиным, про который ранее тот упоминал в суде, Елена Алёнина.

Иллюстрация t.me/GPT4Telegrambot

Подсудимая объяснила, что решение о том, помогать ли цементному заводу в минимизации последствий, оставалось за руководителем Центрально-Чернозёмного межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Алексеем Карякиным.

По словам Алёниной, они также встречались с Андросовым и Каторгиным, чтобы обсудить, какие штрафы сотрудники Росприроднадзора могут выписать заводу. Во время этой встречи Эдуард Андросов якобы сообщил Каторгину, что миллион рублей — слишком большая сумма для взятки, и попросил поделить её на два платежа, а также добавил, «что это не должно быть на постоянной основе» (вероятно, речь идёт о том, что Андросов отказывался давать последующие взятки организации, — прим. Ф.).

«Я знала, что дать взятку — это плохо»

После этого Алексей Каторгин сообщил Алёниной, что на сбор средств у Андросова есть две недели. Деньги он должен был передать наличкой. В разумности такого требования сама Алёнина усомнилась, но всё же передала директору цемзавода номер телефона Каторгина для дальнейшей встречи. При передаче взятки Андросова задержали, а Алёнину позже отвезли к следователям для дачи показаний.

— Я знала, что дать взятку или взять взятку — это плохо. Я думала, что просто помогаю людям спросить и узнать. Об этом я не знала. Узнала спустя некоторое время, — заявила Алёнина.

Она пояснила, что для неё «было важно предприятие, с которым она работала» и «никакого корыстного интереса она не имела». Алёнина помогала Эдуарду Андросову «чисто из человеческих отношений». Свою вину женщина в суде признала: «К сожалению, незнание законов очень чревато», — заключила Алёнина.

У прокурора Веры Струковой возникли вопросы к показаниям Алёниной. Она просветила женщину, что передача бутылки коньяка или мешка цемента всё равно считается дачей взятки. Аленина уточнила , что «она просто спросила, можно или нет» у Каторгина, и не принуждала его к тому, чтобы он принял взятку от Эдуарда Андросова. Прокурор поинтересовалась, осознавала ли Алёнина, что когда она озвучила Андросову необходимую сумму для взятки, она фактически толкнула его на дачу незаконного вознаграждения.

— Честно говоря, не понимала, — призналась в суде Алёнина.

Прокурор добавила, что в этот раз увидела противоречия в показаниях, которые начальник ЦЛАТИ давала ранее и теми, что представила сейчас.

— Оказывая помощь Андросову в ведении переговоров с Каторгиным относительно передачи денег из-за проведённой Росприроднадзором проверки в отношении цементного завода за минимизацию последствия проверки, у Вас уточнили: «Вы понимали, что ваши действия являются незакозаконными?», Ваш ответ [был]: «Да, понимала. В содеянном я раскаиваюсь, вину свою признаю. Желаю сотрудничать с органами следствия». Вы сейчас не подтверждаете показания? — уточнила прокурор.

— Это моё упущение. То, что я выступала посредником в тот момент, я не осознавала. Я признаю вину, очень сожалею. На момент допроса осознавала, что совершила преступление, в момент содеянного я не осознавала [этого]. Потом мне уже объяснили, что я не права. Протокол тогда не читала, мне адвокат сказал подписать. Я подписала с уверенностью, что адвокат протокол прочитал. У меня было очень нервное состояние, — ответила Алёнина

Прокурор несколько раз повторила свой вопрос, после чего защитник Алёниной попросил прекратить опрос обвиняемой, так как, по его мнению, прокурор начала оказывать на неё давление. Следующее заседание по делу пройдёт 20 мая.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Суд вынес решение о приостановке проверки Росприроднадзора на цемзаводе в Белгороде

Суд вынес решение о приостановке проверки Росприроднадзора на цемзаводе в Белгороде

Экс-глава белгородского цемзавода не захотел быть «дойной коровой» и решил дать взятку

Экс-глава белгородского цемзавода не захотел быть «дойной коровой» и решил дать взятку

На суде по делу экс-директора белгородского цемзавода выступил главный свидетель

На суде по делу экс-директора белгородского цемзавода выступил главный свидетель

В Белгороде бывший чиновник получил два года тюрьмы за взяточничество

В Белгороде бывший чиновник получил два года тюрьмы за взяточничество

В Белгороде начался суд над бывшим начальником УИБиПК областного УМВД Сергеем Бутяйкиным

В Белгороде начался суд над бывшим начальником УИБиПК областного УМВД Сергеем Бутяйкиным

Суд обязал экс-полицейского из Белгорода вернуть 240 тысяч рублей взяток

Суд обязал экс-полицейского из Белгорода вернуть 240 тысяч рублей взяток

Преподаватель Белгородского юринститута попалась на взятке за написанную для студента научную работу

Преподаватель Белгородского юринститута попалась на взятке за написанную для студента научную работу

На белгородском цемзаводе не стали комментировать уголовное дело на директора

На белгородском цемзаводе не стали комментировать уголовное дело на директора

Белгородский цемзавод обещали закрыть ещё восемь лет назад из-за нерентабельности

Белгородский цемзавод обещали закрыть ещё восемь лет назад из-за нерентабельности