Налоги на прибыль и патенты для фрилансеров. Чем «живёт» бюджет Белгородской области

Руководитель департамента финансов и бюджетной политики региона Владимир Боровик рассказал, на чём экономит область, как Москва относится к предложениям местных политиков и почему он любит Черчилля.

— В 2014 году мы добились самого главного — сохранили сбалансированность бюджета. То есть, мы не нарушили соотношения расходов и доходов, — на пресс-конференции отметил руководитель департамента финансов и бюджетной политики Белгородской области Владимир Боровик.

О дефиците бюджета

— Дефицит областного бюджета по итогам 2013 года был 9,5 миллиарда рублей. А по итогам прошлого года он стал 995 миллионов рублей. Мы сократили его в 9,5 раз. Это очень хороший показатель. Мы достигли небольшого прироста по доходам, добились сокращения наших расходов почти на десять процентов. Дефицит — это очень важный показатель, уровень дефицита планируется в 2015 году — 12 процентов, а на 2017 год — 3,9 процента. Здесь мы выравниваем балансировку бюджета.

О поддержках и проигрышах

— Мы не только сохранили, но и увеличили расходы по социальной поддержке населения. Это заложено в нашем социальном кодексе, мы индексируем затраты каждый год.

«Проиграли и проигрываем в такой тонкой сфере, как поддержка экономики — развитие дорожной сети, строительство, реконструкция и ремонт дорог, капитальные вложения, содержание и поддержание надлежащей инфраструктуры, модернизация зданий и сооружений, школ, больниц. На эти цели у нас в 2013 году уходило в целом по области 33 миллиарда рублей (это почти 35 процентов бюджетных расходов), а в 2014 году — 23 миллиарда, то есть, на 10 миллиардов сократили. Это не от хорошей жизни. За отдельными исключениями такая ситуация везде [по стране], мы не жалуемся».

— При этом мы должны понимать, что если бюджет просто превратится в финансирование социальных отраслей, поддержку культуры, зарплатообразование работников здравоохранения, то это будет ещё один орган социальной защиты населения.

О госдолге

— Одна из главных проблем — долговая нагрузка региона. Но в 2014 году объём этой нагрузки был сокращён на 1 миллиард рублей (с 43 до 42 миллиардов рублей). Мы снижаем долг и активно участвуем в замещении банковских кредитов федеральными. Буквально полтора месяца назад получили 2 миллиарда 250 миллионов рублей из федерального бюджета по очень выгодной ставке и срокам. Минфин обещает нам ещё оказать до конца года поддержку на сумму чуть более 2 миллиардов рублей.

Нельзя обойтись без заимствований, все занимают: и люди, и организации.

— Система кредитования — это кровеносные сосуды как экономики, так и бюджетной сферы. Невозможно сделать бюджет бездефицитным. Дефицит всегда будет, но минимальный и полностью обеспеченный. Нам надо, чтобы то, что мы привлекаем, было меньше того, что мы отдаём — тогда будет всё нормально.

«Мы прошли пик долговых нагрузок, поэтому я с большим оптимизмом смотрю на ситуацию с долговой политикой области».

О доходах и расходах

— Мы находимся в ситуации достаточно стабильной по доходам и расходам, стараемся прийти в соответствие с другими регионами. Почему у нас по доходам так ситуация складывается? Говорят, что федеральный бюджет у нас забирает. Нет, у нас всё нормально. 78 процентов доходов остаётся у нас, а 22 — попадает в федеральный бюджет. Это очень хорошая цифра. Но мы имели 44 миллиарда рублей в 2008 году, потом резкое падение на 25 процентов в 2009 году. Основная причина здесь одна — налог на прибыль наших металлургических и горно-рудных предприятий. Затем начали подниматься и в 2011 году достигли пика по собственным доходам — 60 миллиардов рублей, а потом начался период то ли стабилизации, то ли стагнации. Скорее, всё-таки стабилизации. Потому что такие скачки — они тоже неестественны, когда растут на 20–30 процентов в год. Вот мы добрались до 56 миллиардов рублей, и примерно этот уровень поддерживаем. В этом году планируем получить порядка 59 миллиардов рублей, и для этого есть все основания.

Владимир Боровик, начальник департамента финансов и бюджетной политики Белгородской области

О налогах на прибыль

— Мы проигрываем по налогу на прибыль, но здесь есть особые причины. Это рынок, ценовая политика. Такая ситуация — уже объективная реальность. Мы предпринимали за два года ряд мер по пополнению доходной части бюджета. И в целом за счёт использования разных инструментариев получили примерно 2,5 миллиарда рублей сверх того, на что рассчитывали. Теперь за пять месяцев в нынешней картине по доходной части наблюдается небольшой темп роста. По полугодию будет примерно 108 процентов. По году рассчитываем выйти на уровень 106–107 процентов.

О законотворчестве

— Мы имеем ряд предложений по работе с федеральным центром по исправлению федерального законодательства. Мы хотели бы установить налог на прибыль для сельскохозяйственных товаропроизводителей. У нас сельхозтоваропроизводители от налога на прибыль освобождены — у них нулевая ставка. Но по итогам 2014 года они очень много получили дохода — 42 миллиарда рублей. И мы к ним обращаемся за помощью. Это мера социального партнёрства, частно-государственного партнёрства, но всё на добровольной основе.

«Мы предлагаем, чтобы каждый регион решал этот вопрос самостоятельно. Чтобы власти имели право вводить или не вводить такой налог. Там, где плохо, вводить не надо. Пусть растут и наращиваются. А у нас хорошие результаты, и мы немало вложились в бюджетной части по поддержке и развитию этого комплекса, в том числе на развитие инфраструктуры: дороги, подключение сетей, подводка. Поэтому им пора уже и отдавать. Зарплата в сельском хозяйстве выше, чем в среднем по области. Сейчас там выгодно работать».

— По предприятиям агро-промышленного комплекса прежнее министерство АПК нас не поддержало. Сейчас заявлено, что в ближайшие два–три года ситуация по налогам не будет меняться. Что касается иных инициатив — по патентам для самозанятых граждан нас поддерживают.

О патентах

— У нас неработающих людей в области примерно 80 тысяч — они на что-то живут, но официально не работают. Это трудоспособное население. Мы предлагаем, чтобы в упрощённом виде выдавались патенты. Сейчас проблема в том, что человеку, желающему перейти на патентную систему налогообложения работы, необходимо зарегистрироваться как индивидуальному предпринимателю. А это бухгалтерия, ведение счетов, сдача отчётов, походы в налоговую инспекцию. Давайте сделаем, как сделали по мигрантам — установим фиксированную ставку стоимости патента. У нас в области она 3192 рубля в месяц. Хочешь получить патент — приходишь, регистрируешься, платишь. Можешь на месяц, на два, на три. И больше ничего. Но тогда ты добросовестный налогоплательщик, и спишь спокойно.

Об аренде имущества

— Очень много примеров, когда есть арендаторы, которые сдают своё имущество (жильё, объекты торгово-финансового назначения), а цена аренды нереальная по сравнению с рыночной ценой. Например, десять или 100 рублей за квадратный метр. А средняя цена — не меньше 400 рублей. Чем в данном случае пользуются недобросовестные арендаторы и малый бизнес? Тем, что дано такое право, если договор аренды до года, то не регистрируются в соответствующих органах регистрации. Поэтому обычно делается так: на 11 месяцев договор заключается, потом расторгается, потом опять на 11 месяцев заключается. То есть, они неконтролируемы, там есть масса проблем. У нас есть оценочные инструменты, есть рыночная цена на квадратный метр — вот и давайте с неё брать примерно 20 процентов налогообложения от суммы доходов. Тот же фиксированный платёж, который полностью уберёт возможность какой-то манипуляции, ухода от налогообложения и создаст открытость. Это выгодно всем: и налогоплательщикам, и бюджету.

О снижении ставок для малого бизнеса

— Интересно, как у нас налоги формируются. Я как госслужащий не имею право по закону критиковать и даже комментировать решения вышестоящих органов — это нарушение 30-й статьи ФЗ о госслужбе. Но я сейчас как гражданин выскажусь. Вот есть освобождение от налогообложения движимого имущества организации. А движимое имущество — это то, что можно передвинуть. Например, прокатный стан на металлургическом комбинате можно разобрать и передвинуть — он под налогообложение имущества не подпадает. А здание нельзя — значит, за здание будем платить. И вот потери по этой статье у нас почти 700 миллионов рублей. При этом компенсации нет никакой.

«Предлагают резко снизить ставки для малого бизнеса. Мы не против этого. Но мы посчитали, сколько это будет стоить для области. Это 1,61 миллиарда рублей. В этом случае надо поддерживать малый бизнес, но и действовать в интересах региона, бюджета, а значит, всего населения области. Надо иметь определённое чувство ответственности».

Об отношении к Черчиллю

— Резюмируя ситуацию с бюджетом, хотел бы воспользоваться цитатой Черчилля. Я очень люблю его цитатник, и сама фигура необычная, можно его по-разному оценивать как личность, хотя он не любил Россию... Но что сделаешь: кто сейчас Россию любит? Он сказал так: «Пессимист видит трудности в каждой возможности, оптимист видит возможности в каждой трудности». Вот мы при влиянии трудностей, внешних факторов находим возможности для оптимизма. Оцениваем ситуацию с бюджетом как вполне корректную и стабильную.

О дорожной отрасли

— Независимо от того, как складывается бюджет, уделяется внимание дорожной отрасли — это не прихоть. Помню, мы в 90-е годы занялись дорожным строительством, и когда план приняли, думали, что за пять лет всё сделаем. Приняли тогда программу до 2005 года. Нам выделяли деньги, мы по каким-то отраслям начали ужиматься, а туда вводить. Оказалось, что это процесс, во-первых, бесконечный. Во-вторых, у нас была очень необъективная картина по дорогам. Поэтому у нас сейчас есть отдельная программа по магистральным дорогам. Благодаря этой программе у нас появились дороги значительного масштаба (допустим, Белгород-Старый Оскол, кольцевые, объездные дороги). Но вот видишь дорогу на Волоконовку: где-то сделан кусок, а кусок остался. Евгений Степанович возмущён таким подходом, держит на личном контроле все эти вопросы, наших управленцев контролирует.

«Насчёт ресурсов: есть дорожный фонд, откуда выделяются деньги на дорожное строительство».

— Вторая часть — небюджетные источники, мы не скрываем, что обращаемся к нашим организациям. Их право — платить или не платить... Мы сделали это для того, чтобы люди понимали, сколько они могут заплатить, а сколько не могут. За счёт этого можно набрать порядка двух миллиардов рублей. Прежде всего, за счёт сельхозтоваропроизводителей, которые получили сверхприбыли, не облагаемые налогом. Они на это дело идут и откликаются.

— Ещё есть большие возможности, связанные с эффективностью расходования бюджетных средств. Очень важная тема — дороги на участках ИЖС. Раньше мы полностью закрывали на таких участках дороги асфальтом, но кто-то построился, а кто-то нет. По асфальтовым дорогам ведутся краны, едут бульдозеры, и дороги разрушены. Теперь там, где ведётся строительство, мы делаем дорогу из щебня. Потом уже асфальтируем. Есть при этом определённые неудобства, но мы понимаем, что мы всех не удовлетворим.

Об очереди в детсад

— По капитальным вложениям приоритеты те, которые указаны в указах президента. В первую очередь, это детские сады: строительство новых, реконструкция и ремонт старых, но обязательно с введением новых мест, чтобы можно было ликвидировать очередь. Но у нас количество детей резко возросло за счёт людей, которые приехали из Украины.

«Мы уже в следующем году могли бы рапортовать, что очереди ликвидированы для детей в возрасте от трёх до семи лет. Но почти 2 тысячи детей добавилось этого возраста. У нас была очередь 6 тысяч, и мы её закрываем в следующем году. Но 2 тысячи с лишним ещё появилось. Вот здесь нам надо будет что-то думать. И мы думаем. Но тут мы не обойдёмся без федеральных денег».

— Большого ввода новых школ нет. Мы обращаем внимание на те, которые находятся в не очень хорошем состоянии. Даже то, что мы построили в 90-х годах, через 20 лет требует ремонта. Это процесс бесконечный. И на это ресурсы найдутся обязательно.

О резервах

— У нас не будет большого прироста по налогу на прибыль. Но есть огромные резервы. Те же фрилансеры — это не только свободные художники, которые сидят за компьютером. Строители — тоже фрилансеры, которые не платят налоги. Или вот видим отчёт ИП, работало у него пять человек, и, получается, что они получали по 7 тысяч рублей в месяц. Серые схемы. И вот в таких ситуациях мы видим около 6 миллиардов рублей, которые можем законно потребовать. Второе — база налогообложения: земельные участки, имущество, аренда. Там тоже неплохие резервы. Третье — так называемые разовые сделки, которые тоже позволят получить неплохой доход в бюджет. Это всё вполне реальные цифры. Нам нельзя фантазировать, иначе раскладка потом будет сумасшедшая.

О крымском исходе

— За последние три года для малого и среднего бизнеса ни на сколько платежи не увеличились. Остались те же ставки налогообложения. Их никто здесь не прижимает. Увеличились другие платежи, например, в пенсионный фонд. Тогда они стали уходить в тень. Могут уйти и в Крым, что сделаешь. Взяв Крым, мы кое-чем пожертвовали, придётся и этим пожертвовать. Но массового исхода, думаю, не будет по одной простой причине: добираться туда дорого и далеко.

Об изменениях

— Мы живём в такой стране, в которой любые изменения приносят только ухудшение, к сожалению. На первых порах точно, потом уже налаживается. Тяжелы периоды кризиса, предкризисные ситуации. У нас вообще-то в стране не кризис, мы бы его почувствовали больнее, если бы он был настоящий. Мы почувствовали кризис в 2009 году, когда была безработица, массово закрывались предприятия. Сейчас другое — стала жизнь дороже для людей. Жирок небольшой, накопления, которые были сделаны за последние достаточно благополучные три–четыре года, позволяют людям пока жить.

«Пока в 2015 году большинство людей не почувствовали ухудшения. Запасы, которые были, заряд оптимизма, бодрости, патриотизма, которого не было раньше, позволяют компенсировать материальные затраты. Но если мы будем также стагнировать и по-прежнему говорить только о цене на нефть, мы не выберемся из этой ситуации».

— Структурная перестройка должна быть, но не на бумаге и словах. Нужна поддержка банков, упрощение схемы кредитования, дисциплина людей и образование людей. Одна из наших главных проблем — это кадровая проблема.

Об ошибках

— У нашего департамента бывают ошибки, особенно в личной жизни. Но для нас доля ошибок должна быть минимальной, потому что у наших ошибок могут быть слишком большие последствия. Поэтому мы лучше немного будем осторожничать, чем с шашкой наголо.
Вероника Малова
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости