Найти и узаконить. В Белгородской области хотят легализовать фрилансеров

Сейчас пилотный проект реализуется в Шебекинском районе. Областная администрация намерена провести перепись самозанятых работников, но сами фрилансеры не видят в этом смысла и считают, что их хотят обобрать. В проблеме пыталась разобраться обозреватель «Фонаря» Вероника Малова.

В начале 2015 года в Белгородской области была озвучена идея о запуске проекта по легализации фрилансеров. 26 января на заседании регионального правительства тему самозанятости затронул глава Шебекинского района Алексей Калашников. Он отметил тогда, что только в их районе насчитывается более 1,3 тысячи самозанятых работников, и практически никто из них не платит налогов. В основном люди предлагают услуги программистов, дизайнеров, переводчиков, журналистов, фотографов, а клиентов чаще всего ищут в социальных сетях и на специальных сайтах. По словам Калашникова, бюджет области теряет около восьми миллионов рублей из-за того, что эти люди не платят налоги.

— Наша жизнь настолько быстро меняется, что законодательство не поспевает за всеми фрилансерами. Поэтому мы должны нарабатывать новые схемы, чтобы люди платили то, что положено по закону, — цитирует губернатора Евгения Савченко «БелПресса».

Начальник департамента внутренней и кадровой политики Белгородской области Валерий Сергачёв объяснил задачи проекта и пристальное внимание к Шебекинскому району:

— Наша задача — через фриланс привлечь людей к новой профессии, переучить, подсказать. Сейчас работаем по Шебекинскому району, потому что здесь высокий уровень безработицы. Делаем первые шаги, вырабатываем алгоритм, а через полгода запустим по всей области.

Валерий Сергачёв, начальник департамента внутренней и кадровой политики области

Срок пилотного проекта рассчитали до конца 2016 года, из областного бюджета на него выделили около 519 тысяч рублей.

Предполагается, что выход «из тени» будет выгоден всем, поскольку работники получат легальный статус, определённые гарантии и поддержку, а государство — новых законопослушных налогоплательщиков.

Комментируя идею регионального правительства, начальник межрайонной ИФНС России № 7 по Белгородской области Ирина Митирева рассказала изданию «Русская планета», что в рамках пилотного проекта, реализуемого в Шебекинском районе, создана рабочая группа по противодействию нелегальным трудовым отношениям в сфере дистанционной занятости.

— Ежедневно анализируется информация по оказанию услуг, размещённая в социальных сетях, на сайтах и газетах бесплатных объявлений, выявляются физические лица, занимающиеся нелегальной трудовой деятельностью, составляется акт о выявленных нарушениях, а копия направляется в администрацию Шебекинского района, центр занятости и Межрайонную ИФНС России № 7 по Белгородской области.

Ирина Митирева пояснила, что речь в данном случае идёт исключительно о систематической, а не разовой деятельности.

— Доказательствами могут быть показания лиц, оплативших работу, расписки в получении гражданином денежных средств, выписки из его банковских счетов, акты оказания услуг. Нужно будет в данном случае доказать, что деньги поступили именно за оказание услуг. Вместе с документами по оплате услуг доказательствами будут размещённые объявления об оказании услуг, — рассказала Митирева.

По информации Митиревой, при неуплате налогов фрилансеру грозит административный штраф за «занятие предпринимательской деятельностью без регистрации в качестве предпринимателя». Сумма штрафа — от 500 рублей до 2 тысяч рублей. Если доходы фрилансера превышают полтора миллиона рублей в год, его можно привлечь к уголовной ответственности.

***

Мы поговорили с людьми, которые считают себя фрилансерами, и они рассказали нам, что думают о легализации своего дела, хотят ли они переучиваться и что их не устраивает в новом проекте белгородских властей.

Олеся занимается изготовлением свадебных аксессуаров.

— Мне хочется быть добросовестным предпринимателем и платить налоги, но, к сожалению, на первых стадиях любимого дела я получаю такой доход, который позволяет мне только оплатить следующую закупку материалов. И ещё есть основная работа, на которой выплачиваются все отчисления, а моя дополнительная — это просто хобби и любимое дело, которое приносит небольшие деньги.

Девушка считает, что если бы у неё была возможность открыть своё дело на более щадящих условиях, чем те, которые выдвигает наше государство, то многие «занимались бы любимым делом не по ночам, чтобы хоть небольшую копейку положить в карман, а полноценно работали бы».

Александра — стилист-парикмахер. Она рассуждает о возможных мотивах белгородских властей:

— Сейчас кризис, и, судя по всему, людям «сверху» снова не хватает деньжат, теперь ищут пути, откуда бы ещё их взять.

Александра считает, что люди, работающие самостоятельно, осознанно идут на этот шаг, потому что официально сложно получить реальную оплату своего труда.

— Я, например, работаю парикмахером и точно знаю, что открывать своё дело, особенно с наймом работников, очень невыгодно, потом что налоги непомерные. Работать «на дядю» — получать малую долю заработанных тобою денег, при этом сталкиваясь с завышенными требованиями и — нередко — отказом от своих принципов.

Саша объясняет, что снимать помещение, работая «на потоке» тоже не имеет смысла, потому что «потоком идут только люди, которые хотят «дёшево и сердито».

— К хорошему мастеру идут люди по советам других клиентов. Их устраивает качество и цена, и им не хотелось бы переплачивать из-за «лица салона» или из-за большой арендной платы. Я считаю совершенной глупостью, имея отдельную комнату в квартире, снимать где-то те же квадраты, чтобы ещё и платить за них деньги. Оформляться по всем правилам, чтобы выйти в ноль? Мой доход от работы на дому невелик — от 4 до 15 тысяч рублей в месяц. К тому же, нужно ещё закупать материалы. Меня устраивает такой расклад: я работаю так, как мне удобно и столько, сколько мне удобно. В обычных условиях, чтобы заработать такую же сумму со всеми выплатами, мне пришлось бы целыми днями сидеть на работе (даже если без клиентов), то есть, тратить время впустую или устанавливать огромные несуразные цены. Моё мнение такое: каждый человек платит налог за квартиру и имеет право заниматься в ней, чем угодно, если это никому не мешает. У нас столько нерешённых проблем и законов, которые, действительно, стоило бы рассмотреть и принять, а внимание, как обычно, нацелено на то, чтобы отобрать у людей остатки возможностей иметь какой-то дополнительный доход.

Игорь живёт в Шебекине, где реализуется пилотный проект по легализации фрилансеров. Он работает на нескольких биржах для копирайтеров. За своё посредничество биржа берёт небольшой процент от каждой продажи и при выводе денег из системы.

— Работа копирайтером приносит мне столько дохода, сколько я хочу, поскольку размер заработка напрямую зависит от моей работоспособности. Захотел больше денег — поработал больше. Поленился — получай по заслугам. Здесь ты сам себе хозяин, всё зависит от тебя, и винить в скромном балансе на карте можно только себя. Я бы назвал эту работу формой мелкого бизнеса без боязни «прогореть» и без зависимости от поставщиков. На биржах всегда много работы, и, если в тебе есть такие качества, как трудолюбие и терпение, ты без денег не останешься.

Что касается дохода, то, по подсчётам Игоря, если трудиться полноценный восьмичасовой день, то можно зарабатывать около 30 тысяч рублей в месяц.

— За год ежедневной ответственной работы на любой бирже можно стать топовым копирайтером с внушительным заработком. Намного больше зарабатывают дизайнеры, создатели сайтов и программисты (для всех них есть специальные интернет-площадки). Эти профессии как будто созданы для фриланса.

Игорь рассказал, что раньше он работал учителем, но ушёл из-за бумажной волокиты и разочарования в системе образования.

— Я бы легализовался и платил налоги как раньше, но сейчас я пока не вижу для себя подходящей работы офлайн. Что может предложить мне большинство работ? Офис и 15 тысяч рублей дохода, из которого пару тысяч (налог 13 процентов) забирает государство и вернёт их в далёком будущем в виде пенсии. Прибавить к этому затраты на общественный транспорт, обеды, пополнение гардероба (в офисе, где вокруг тебя коллеги, как-то не хочется всё время появляться в одних джинсах и водолазке, ты же не Джобс) и сколько денег в итоге останется у тебя на руках? Немного. На питание и плату за квартиру. Вспоминаются слова античного философа: «Я не хочу жить, чтобы есть. Я хочу есть, чтобы жить». Каждый из нас выбирает сам, как ему распоряжаться своей жизнью. И это счастье — быть тем, кем ты хочешь, а не тем, кем тебя хотят видеть родители, друзья или власти.

Что касается «переучивания», то Игорь отмечает, что его вполне устраивает его нынешняя специальность.

— Если бы не она, может быть, я бы и не работал копирайтером. Для меня то, чем я сейчас занимаюсь, и есть самореализация по профессии. Если захочу, то могу, скрепя сердце, вернуться в школу. Там тоже всегда дефицит кадров. Мне кажется подходящей работа библиотекаря, но в моём маленьком городе их раз-два и обчёлся, а новые — не требуются.

***

Председатель комитета экономического развития администрации Шебекинского района Марина Макаренко рассказала нашему изданию, что в их районе разработан и утверждён «Регламент взаимодействия заинтересованных органов исполнительной власти, федеральных органов власти и органов местного самоуправления по легализации рынка в сфере дистанционной занятости».

Чиновники собрали базу данных фрилансеров, разыскав их на «Авито», в соцсетях «Одноклассники» и «ВКонтакте». Базу данных собираются анализировать несколько раз в год.

— По результатам мониторинга список выявленных граждан направлен в межрайонную налоговую инспекцию для дальнейшей работы по постановке их на налоговый учёт.

На сайте Центра занятости города Шебекино создали специальную страницу в помощь фрилансерам, на которой публикуется «информация о преимуществах государственной регистрации в качестве предпринимателя, заключении трудового договора с работодателем и негативных последствиях ведения трудовой нелегальной деятельности».

Чтобы поддержать легализованных фрилансеров, после постановки на налоговый учёт им предлагают размещать рекламу об услугах во вкладке «Дистанционная занятость» сайта Центра занятости.

Известно, что «свободным художникам» обещана финансовая поддержка. Мы поинтересовались, как именно власти собираются им помогать.

— Помощь будем оказывать по следующим видам: получение грантов начинающим малым предприятиям на создание собственного бизнеса, получение субсидий по трём различным направлениям: на организацию групп дневного времяпрепровождения детей дошкольного возраста; субсидирование части затрат на уплату процентов по кредитам для строительства производственных зданий; а также на возмещение части затрат по лизинговым договорам; предоставление краткосрочных микрокредитов на сумму до 1 миллиона рублей от 5 до 13,875 процентов годовых, — рассказала «Фонарю» Марина Макаренко.

Кроме того, власти собираются предложить фрилансерам возможность переучиться и получить другую профессию, информацию о возможном бесплатном обучении основам организации и ведения бизнеса, а НИУ «БелГУ» в Шебекинском районе проводит бесплатное обучение по программам «Азбука предпринимательства» и «Основы предпринимательской деятельности».

Член совета в Общественном совете при уполномоченном по защите прав предпринимателей Игорь Гладков прокомментировал ситуацию с попыткой легализовать фрилансеров.

— Их не нужно трогать. При попытке направить их деятельность в законное русло возникает необходимость ведения отчётности, а это означает, что появятся лишние расходы. При небольшом заработке легальная работа для этих людей не только нерентабельна, она схожа с петлёй на шее. Есть стабильно небольшие и нерастущие объёмы бизнеса — при такой ситуации в легализации нет никакого смысла. Если же фрилансеры начинают зарабатывать эффективнее, получают хорошую прибыль, они сами идут регистрировать своё дело. Та финансовая поддержка, которую дабы предлагают власти, — это фикция. Посмотрите на выделенную для пилотного проекта сумму — 519 тысяч рублей. Этого не хватит даже на зарплату чиновникам, которые этим занимаются! А у нас подобное было уже несколько лет назад, когда безработным давали деньги на развитие бизнеса. Люди брали эти деньги, оформляли ИП, а потом получилось так, что они, не начав получать прибыль, уже должны были налогов заплатить больше тех сумм, что им выдали. Нельзя людям обещать финансовую поддержку, если нет чётко прописанных программ с указанными механизмами. Считаю, что, на самом деле, в бюджете не хватает денег, и вот решили всех согнать в одну кучу. Люди рванут на биржи, но их не обеспечат, ведь при зарегистрированном ИП, даже при отсутствии активной деятельности, ты должен делать социальные выплаты в районе 140 тысяч рублей в месяц. Возможно, ситуация изменится в лучшую сторону при появлении патентной системы, когда патенты можно будет брать на любой срок, начиная с самого минимального (например, несколько месяцев). Пока же власть не поддерживает тех, кого нужно, и губит тех, кто сам может действовать.

***

Тем временем, в середине апреля в Старом Осколе жители обнаружили на подъездах жилых домов объявления с призывами передавать информацию о фактах осуществления «предпринимательской деятельности без уплаты налогов». В этих же объявлениях сообщается о создании штаба «по выявлению физических лиц, осуществляющих трудовую деятельность без уплаты налогов и обеспечению постановки их на учёт в налоговых органах на территории Старооскольского округа». Область присоединяется к проекту легализации фрилансеров.

Справка «Фонаря»

В 2011 году президент Дмитрий Медведев предложил придать официальный статус удалённой работе.

— Если у нас не хватает в настоящий момент нормативной базы по этому поводу, необходимо Трудовой кодекс в этом плане поменять, — цитировало президента РИА Новости. В марте 2013 года Госдума в третьем чтении приняла проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (об особенностях правового регулирования труда работников, выполняющих работу вне места расположения работодателя)». Но этот закон регулирует отношения в сфере «основной дистанционной занятости» надомных работников, которые являются штатными сотрудниками компаний, не затрагивая фрилансеров. Специалисты Агентства стратегических инициатив, комментируя ситуацию, отметили: «Ни один из существующих видов договора не подходит для фрилансеров и не решает их главных проблем».

Интересно. Термин фрилансер впервые употребляется Вальтером Скоттом в романе «Айвенго» для описания «средневекового наёмного воина».
Текст: Вероника Малова
Фото: Владимир Корнев
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments