$ 58,90
 69,43
฿ 1,12 М
+5 °C

Неказённый дом. Чиновники рассказали, как заботятся о детях-сиротах

Первый заместитель губернатора Белгородской области Елена Батанова, заместитель начальника управления соцзащиты Елена Савина и директор детского дома «Южный» Юлия Чумакова рассказали, как живут дети в детских домах и как на их жизнь повлияет постановление о деятельности организаций для детей-сирот.

В сентябре 2015 года в России вступило в силу постановление правительства № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей». Елена Батанова заявила, что для Белгородской области это постановление не стало революционным.

— Мы к этому документу были готовы, такая работа в области была начата ещё задолго до его появления — порядка пяти лет назад. По инициативе губернатора у нас давно было принято решение не открывать детских домов, где проживало бы большое количество детей. У нас детские дома имеют вид коттеджей, у нас семейный подход. В основном, у нас детские дома с численностью до 40 детей. Мы были готовы к такому подходу правительства Российской Федерации о создании центров развития и социализации ребёнка, — рассказала Елена Батанова.

«Один из семи наших детских домов уже не носит названия «детский дом». Сейчас это «Центр подготовки и постинтернатного сопровождения выпускников» в посёлке Северном. На базе старооскольского детского дома мы планируем создать центр физкультурно-спортивного развития. Мы взяли такую направленность, потому что там проживают в основном мальчики старше 10–12 лет. Ребята увлечены спортом, там есть прекрасная футбольная команда, также они занимаются волейболом, лёгкой атлетикой, сейчас усиленно развивают такие виды спорта, как борьба и вольная борьба. У нас есть предварительная договорённость, что Фёдор Емельяненко будет их опекать».

О статистике

— Что касается остальных детских домов, то они преобразуются в центры развития и социализации ребёнка, которые определены постановлением правительства России. А если говорить в целом, то сегодня у нас в области проживают более двух тысяч детей, которым необходимы опека или попечительство, то есть это дети, оставшиеся без попечения родителей, либо дети-сироты. Замечу, что этот показатель — один из самых низких в Российской Федерации.

«Мы сегодня занимаем пятую строчку после кавказских республик по удельному весу детей-сирот. Это очень низкий показатель. В других субъектах показатели 9–10 процентов. Из этого числа у нас 86 процентов детей проживает в семьях. Семьи опекунские либо приёмные. Только в 2015 году мы устроили в такие семьи 178 детей».

— Для нас очень важный показатель — возврат в биологическую семью. В текущем году мы вернули в биологические семьи 19 детей. Это происходит, как правило, в такой последовательности: семья попадает в трудную ситуацию (она может быть различной — смерть, болезнь, алкогольная зависимость), и временно на этот период ребёнок помещается в социально-реабилитационный центр. В это время с семьёй работают социальные работники по нормализации обстановки: родителей пролечиваем, оказываем материальную помощь, создаём условия и потом уже принимаем решение о возврате. Как правило, это делают органы опеки и попечительства. Для нас это очень важный показатель — какая бы ни была хорошая обстановка в учреждениях, всё равно это казённый дом.

О поддержке приёмных семей

«Сегодня в области 348 детей находится в банке данных: это дети, которые ждут своих опекунов, усыновителей, попечителей. К сожалению, здоровье у этих детей далеко от совершенства. Кроме того, это, как правило, дети из многодетных семей. У нас сегодня есть и три, и пять, и восемь детей. По закону мы не имеем права их разлучать. Поэтому раздавать по семьям мы их не можем. С такими детьми решается вопрос о передаче их в приёмную семью — всех одновременно — либо о создании такой приёмной семьи. Сегодня у нас в области порядка 300 приёмных семей, поэтому этот опыт у нас неплохо работает».

— Мы поощряем такие семьи, они у нас получают заработную плату, пособие на каждого усыновлённого ребёнка. Сегодня это прожиточный минимум — 8229 рублей. На каждого последующего эта цифра увеличивается на 20 процентов. Средняя заработная плата таких родителей где-то 11 тысяч. Кроме того, есть у нас ещё одна форма поощрения для усыновителей. Родители, которые принимают себе в семью ребёнка, усыновляют его, получают выплату до исполнения ребёнку 18 лет в размере 8440 рублей ежемесячно.

«В целом, на содержание семи наших детских учреждений из бюджета области ежегодно выделяется более 100 миллионов рублей. Кроме того, такие семьи пользуются у нас и другими льготами: 50 процентов коммунальных платежей, льготы на телефонизацию, мы платим 1,2 тысячи рублей на школьную форму первокласснику, бесплатное питание в школе и льготы другого характера».


О социальных гостиницах

— Сами детские дома у нас имеют при себе так называемые социальные гостиницы и службы семейного устройства. Несмотря на то, что в органах опеки в управлениях соцзащиты в городах и районах есть специалисты, ещё и сами детские дома принимают в этой работе активное участие.

«Почему мы пошли по пути социальных гостиниц? Мы не были первыми по стране, но мы были в числе немногих, когда открыли эти социальные гостиницы. В чём их преимущество? Мы стараемся — если ребёнок этого сам хочет — после того, как дети поступают в высшее или среднее специальное учебные заведения, мы стараемся оставлять наших детей у себя, но в то же время они находятся в статусе уже не воспитанников детского дома, а учащихся техникумов и институтов. Для них созданы вот такие социальные гостиницы, в которых они проживают, питаются. В какой-то степени они остаются под присмотром детского дома, то есть это плюс к тому, что социализация не прекращается».

О соответствии новым требованиям

Замначальника областного управления соцзащиты Елена Савина рассказала, какие изменения в деятельности детских домов предполагает новое постановление.

— Из семи детских домов у нас два негосударственных: один православный в Прохоровке и Разуменский, учредителем которого является ЖБК-1. Количество койкомест в детских домах — 250, фактически там сегодня проживает 160 детей. Из них 39 выпускников живут на базе социальных гостиниц. Работу по подготовке к постановлению № 481 мы начали задолго до того, как это постановление появилось. Главной задачей Белгородской области было то, что проживание в детском доме — это обязательно временный период в жизни ребёнка. Главная задача детского дома — семейное устройство, помощь ребёнку в его социализации и подготовка ко взрослой жизни. Два детских дома у нас изначально формировались по квартирному типу: это Разуменский и Старооскольский детские дома. Мы не разлучаем детей из одной семьи — то есть братья и сёстры у нас воспитываются в одной семье, группы формируются разновозрастные. Мы даже рады выходу этого постановления: практически все начинания Белгородской области отражены в постановлении правительства. Реформирование у нас проводилось в рамках действующего законодательства.

«Какие задачи ставит новое постановление? Формирование групп до восьми человек — раньше было до 12; на сегодняшний день мы этот стандарт полностью выдерживаем. Подготовка к самостоятельной жизни на основании индивидуальных программ сопровождения — в наших домах штаты педагогов укомплектованы полностью. Программа сопровождения ребёнка с 2011 года у нас реализуется полностью. Поэтому для нас это не новшество, для нас это норма жизни, норма функционирования детских домов».

— И постинтернатное сопровождение: если раньше у нас дети в детских домах должны были проживать от нуля до 18 лет, то сегодня постановление правительства установило границу до 23 лет. С учётом ранее созданных социальных гостиниц для нас этот процесс не революционный.

Об усыновлении детей

Директор детского дома «Южный» Юлия Чумакова подчеркнула, что в Белгородской области очень скрупулёзно подходят к выбору семей для воспитанников.

— Мы уходим от словосочетания «детский дом», наше учреждение будет называться «Центр развития и социализации ребёнка „Южный“». От бренда «Южный» мы, конечно, уходить не будем, потому что это наше лицо, известное по всей России. Почему известное? Потому что мы распространяем свой актуальный опыт по подготовке детей к помещению в замещающие семьи. Мы одни из первых в России разработали авторскую программу «Дорога к дому». Эта программа занимается как раз тем, чтобы подготовить ребёнка к устройству в семью, снизить его негативный опыт биологической семьи или, наоборот, подготовить к тому, что мама и папа могут вернуться к нормальному образу жизни, и они попадут туда. Всем этим мы занимались с 2008 года. На нашей базе функционировала служба поддержки семейного обустройства.

«За эти годы мы устроили в семьи 60 детей, а наш детский дом рассчитан на 40 детей. Он бы должен уже закрыться, если бы, к сожалению, не поступали дети. Но что отрадно: ежегодно мы 10–15 детей устраиваем в семью. Возвратов у нас нет. Мы сейчас активно работаем с кровной семьей, помогаем возвращать детей мамам и папам».

«Мы активно содействуем в работе школ приёмных родителей. Детские дома теперь смогут заниматься подбором кандидатов напрямую. Мы это делаем уже второй год. К нам приходят группы кандидатов в замещающие родители, наши сотрудники проводят с ними тренинги, занятия, лекционные циклы. Мы впервые в этом году пробуем полностью провести этот цикл самостоятельно. Уже собрана группа из 15 кандидатов. На базе нашего детского дома они будут проходить тренинги с детьми, и дети, которые уже вроде бы потеряли надежду в силу возраста или из-за того, что их двое-трое, обретут семью. Основная наша задача — подобрать для ребёнка семью, а никак не наоборот».

О зарубежных семьях

Юлия Чумакова рассказала, что в 2006 году одного воспитанника отдали в семью, живущую в Германии. Они взяли опеку над мальчиком с ДЦП, вылечили его и уже сегодня парень занимается в легкоатлетическом кружке.

— Наши дети должны жить в российских семьях, — при этом отмечает Елена Батанова. — Другой мир, порой другая вера, другое отношение к семье и браку... А то, что происходит сегодня в отдельных европейских странах, лично меня пугает и настораживает. За последние пять лет у нас нет ни одного случая передачи ребёнка в другие страны.

О жилье для детей-сирот

«На сегодняшний день у нас на жилищном учёте стоит 1219 детей в возрасте 14–18 лет, — резюмировала Елена Савина. — Обеспечение детей жильём зависит от финансирования. Ежегодно мы строим 200–250 квартир. Зная, что дети при получении жилья становились объектами мошенников, и квартиры уходили, на федеральном уровне внесли изменения. Если раньше квартиры отдавали по договору социального найма, то сегодня мы эти жилые помещения передаём по договору специализированного найма. До пяти лет мы этот договор выдерживаем. Этот срок нам выпадает под сопровождение выпускников».

— Мы смотрим, насколько они готовы к самостоятельной жизни, насколько ориентированы в социуме, понимают цену этого жилья, понимают, какие предложения делают в их адрес. Это делается для того, чтобы они могли правильно принимать решения.

«Мы учим детей, что жильё — это не просто крыша над головой. Это дом. Учим выпускников не делать долгов по коммунальным услугам. Иметь жильё — это не только право, но и обязанность по его содержанию, эксплуатации. За последние пять лет у нас не было случаев, чтобы жильё отчуждалось в сторону третьих лиц».

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости