Александр Щеглов: «Я не сторонник митингов — я больше люблю дела делать»

Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев поговорил со впервые избранным депутатом облдумы о методах политической борьбы, эстетическом облике Белгорода, нежелании людей заниматься спортом и бывшем мэре Сергее Боженове, которого Щеглов считает «глубоким» и «мудрым».

Фото Владимира Корнева

Владимир Корнев — С Максимом Егоровым и Алексеем Киселёвым у нас достаточно быстро удалось договориться об интервью. Встретиться с вами не получалось несколько недель. Напряжённый график?

Александр Щеглов — В этом месяце был долгожданный отпуск. Да и график получился достаточно напряжённым.

В. К. — Как оцениваете результаты избирательной кампании и разрыв в процентах между вами и вашим основным конкурентом Анастасией Байбиковой?

А. Щ. — Смотря как смотреть на этот разрыв. Мы понимаем, что избиратель — это взрослый, осознанный, понимающий всё человек. Манипулировать избирателем очень сложно. Моё мнение, что оба кандидата набрали тот результат, которого достойны в данный конкретный момент.

Самый высокий результат из всех коллег-одномандатников по партии Анастасии Байбиковой говорит о том, что она достаточно интересна избирателю и отличается в лучшую сторону от своих однопартийцев.

Александр Щеглов и Анастасия Байбикова на заседании облдумы, фото vk.com/belduma31

На мои 39 процентов можно смотреть по-разному. С одной стороны, среди однопартийцев это далеко не самый высокий результат, с другой — я баллотировался в облдуму впервые, не будучи медийной персоной или каким-то популярным спортсменом. Я удовлетворён.

В. К. — А если сравнивать ожидания и результат?

А. Щ. — Я прогнозами не очень люблю заниматься — не моё. Но скажу, что это тот результат, которого я достоин.

В. К. — В процессе предвыборной кампании Анастасия неоднократно обвиняла вас в том, что ваша команда срывает её плакаты со столбов, ведёт себя некрасиво. Что бы вы могли ответить на это?

А. Щ. — У каждого процесса есть свои законы. То же самое в избирательной кампании: есть какие-то правила, которые определены нашим избиркомом, логикой, здравым смыслом. Я ни разу не комментировал действия своих оппонентов, коллег по партии. У каждого стояла задача — показать максимальный результат, завоевать доверие.

Если говорить о конкретно нашей дуэли, я долгое время отдавал должное Анастасии, что она не публиковала никаких моментов, связанных с кампанией. Ближе к завершению от неё стали появляться «активности». Значит, она посчитала нужным (сделать это — прим. ред.), выразила своё мнение. Это её право. Никаких претензий у меня к ней нет.

В. К. — То есть вы считаете, что это провокация?

А. Щ. — Почему провокация? Она высказывала своё мнение.

В. К. — А фотографии? Это же не фотошоп.

А. Щ. — И я не думаю, что это фотошоп. Она имела на это полное право. Претензий у меня к ней нет. Я посчитал, что мне заниматься тем же самым неэффективно, и мы обходили эти моменты стороной.

В. К. — То есть вы уверены, что ваша команда не срывала плакаты Байбиковой?

А. Щ. — Я по-другому скажу — перед командой Щеглова не стояла задача «срывать» Байбикову и «вешать» на её место Щеглова. В этот период много различных сил привлечено, и в выборах участвуют не две партии, а гораздо больше. Был случай, когда кандидат, баллотировавшийся не по нашему округу, позвонил мне и сказал, что мы срываем его портреты. Откуда у других кандидатов появлялась такая информация, я не знаю.

В. К. — Возможно, это был непрофессионализм отдельных членов вашей команды, особенно яро желавших вам победы?

А. Щ. — Я не знаю. Я тоже видел иногда плакаты Анастасии на моих плакатах, но зачем это публиковать… У всех кандидатов есть общепринятые методы борьбы. И все ими пользуются, в зависимости от разных ресурсов. На округе, где территория управляющей компании ЖБК, вообще ни одна агитационная листовка не «жила» больше нескольких часов.

В. К. — А вот господин Плетнёв говорит, что все эти щиты и листовки загрязняют лицо города. И что в предвыборное время Белгород становится грязным и некрасивым. Может, стоит отказываться от таких пережитков прошлого и начинать это делать как раз вам, «молодым» депутатам?

А. Щ. — Мы понимаем, что у молодого депутата намного больше потребность заявить о себе. И вряд ли он станет останавливаться перед…

В. К. — Соблазном.

А. Щ. — Нет, это не соблазн, это необходимость. Мы знаем, что среди кандидатов были люди, которые не один созыв баллотируются, имя которых на слуху у горожан. Соответственно, они могут выбирать, какой способ коммуникации удобен в данный момент. «Молодёжи» не надо задумываться об этом — нам чем больше активности, тем лучше результат.

Александр Щеглов с женой и тремя детьми, фото nbgazeta.ru

В. К. — Кстати, как вы оцениваете низкую явку горожан на выборах?

А. Щ. — Действительно, в этом году явка была ниже. Это показывает активность горожан, насколько они верят в избранников, насколько им интересно будущее города. Я не считаю, что надо ставить клише — плохо это или хорошо.

В. К. — Так или иначе, вы стали депутатом облдумы. Какие новые компетенции вы видите в себе? Что готовы предложить на новом месте?

А. Щ. — Я совершенно чётко могу сказать, что будучи четыре года депутатом горсовета мне удалось первым у себя на округе реализовать идею Боженова о территориальном общественном самоуправлении.

Мы первые и пока ещё единственные полностью закончили эту работу у себя на округе. Представитель каждого дома, переулка — все жители у нас объединены в территориальное общественное самоуправление. И то, что мы за четыре года моего депутатства были три раза выдвинуты на городскую доску почёта, говорит о том, что эти усилия были оценены. Я считаю, что о работе этого института не очень хорошо знают на областном уровне.

В. К. — То есть ТОСы — это основной приоритет вашей деятельности в облдуме?

А. Щ. — Я считаю, что ТОС — это уникальная белгородская инновация в области построения солидарного общества, и у себя на округе мы показали, что это не просто лозунги, а дееспособный инструмент в решении проблем населения.

В. К. — Но комитет по культуре и спорту, в который вы входите в облдуме, это история не про ТОСы, не так ли?

А. Щ. — Все депутаты являются членами того или иного комитета. Но, помимо работы в комитетах, у каждого депутата остаются обязанности перед своим избирателем. Поэтому можно разделить работу депутата на две части: первая — работа с населением, вторая — в рамках комитета.

В. К. — А что вы будете делать в комитете? Ваша учебная и преподавательская деятельность была связана со строительством, затем в мэрии вы входили в комитет по экологической политике, а теперь и вовсе культура и спорт.

А. Щ. — На это можно смотреть по-разному. Я думаю, что мне посчастливилось работать по таким разным направлениям деятельности. Что касается студенчества, то мне кажется, что сложно в 17 лет понять, где моё призвание, чему бы я хотел посвятить свою жизнь. Тем более, что те годы пришлись на переломный момент в истории страны, и мало кто в 15 лет в 1990 году мечтал стать бизнесменом, потому что мы вообще не знали, что это такое.

Поэтому по рекомендации родителей я поступил в наш «Технолог» на ПГС (промышленное и гражданское строительство — прим. ред.), отучился пять лет, продолжил обучение в аспирантуре, защитился. Будучи ещё студентом третьего курса я стал индивидуальным предпринимателем — абсолютно копеечный бизнес, шаг за шагом двигался вперёд.

Фотография из холла офиса Александра Щеглова, фото fonar.tv

Сегодня компания превратилась в децентрализованный, очень разносторонний холдинг, в который входят компании, связанные с услугами, торговлей, спортом, строительством, гостинично-ресторанным бизнесом. Направлений очень много и, наверное, эта моя разносторонность позволила руководителям, которые распределяют депутатов, отдать мне в руководство впервые созданный в горсовете комитет по экологической политике и охране окружающей среды. Для меня это был очень интересный опыт.

Мы первые в горсовете начали проводить выездные заседания на предприятиях города, где можно было наблюдать за активностями предприятий, которые направлены на здоровьесбережение горожан, охрану окружающей среды.

Почему я попал в комитет культуры и спорта? Прежде всего, я вхожу в попечительский совет нашего драматического театра, института культуры и просто люблю это, посещаю постановки. Безусловно, я не являюсь экспертом в области культуры.

Если говорить о спорте, то здесь мои знания гораздо глубже. Я сам всю жизнь занимаюсь спортом. Я никогда не был профессиональным спортсменом, но, к примеру, являюсь чемпионом области по футболу, и сам до сих пор играю, и два моих спортивных заведения (открыты в Белгороде — прим. ред.)…

В. К. — А если говорить конкретнее, то какие проблемы вы собираетесь обсуждать с коллегами и решать «здесь и сейчас»?

А. Щ. — Я точно знаю, что процент людей, занимающихся физкультурой и спортом, очень низок. Мы пытались проводить абсолютно бесплатные занятия на улицах города с горожанами, привлекать их на спортивные объекты, и сотрудники наших спортцентров «Санта Моника» и Platinum gym на стадионах давали бесплатные уроки. Если приходило мужское население, то это были силовые, интервальные тренировки, кроссфит. Если больше девчонок, то танцевальный. Мы специальный комплекс приготовили для пожилых людей, но у них активности (показывает пальцами ноль – прим. ред.)...

В. К. — Но ведь это разовые акции, а речь о постоянных занятиях спортом...

А. Щ. — Любое постоянное занятие начинается с первого раза. Это были не разовые акции — мы два раза в неделю на одних и тех же площадках старались проводить занятия.

«То, что физкультура полезна для здоровья, знает каждый. Но немножко расширить, углубить знания, как занятия спортом и правильное питание влияют на организм, — вот в этом понимание у людей достаточно расплывчатое».

В. К. — У вас есть конкретные предложения, как можно исправить ситуацию? Я лично вижу только один относительно успешный спортивный проект в городе — общегородские зарядки. И то туда поначалу «пригоняли» почти всех, потом поменьше стали.

А. Щ. — Если вы оцениваете этот проект как успешный, то это здорово. Но, действительно, не могу сказать, что люди приходили туда с удовольствием. Многих приводили из школ, ещё откуда-то. Не идёт (человек на спорт — прим.ред.) у нас сегодня. И с одной стороны можно на это скептически смотреть, а с другой — когда люди видят, что идут какие-то массовые занятия спортом, их туда начинает тянуть. Поэтому, может быть, и надо иногда заставлять из-под палки делать, принудительно.

В. К. — И на митинги тоже надо так «из-под палки», чтобы больше сторонников было?

А. Щ. — Я лично никогда таким не занимался. И вообще я не сторонник проведения митингов — я больше люблю дела делать.

Фото Владимира Корнева

Так вот, поэтому (для привлечения людей — прим.ред.) мы стены наших клубов стараемся сделать прозрачными. Потому что у человека есть такое свойство: когда он видит что-то, он начинает хотеть это.

«Пройдите по улицам Белгорода — вы не увидите людей, занимающихся спортом. За границей стадионы открыты, а у нас, как правило, школьные стадионы находятся внутри дворов. И кто едет на машине, ходит пешком, тот не увидит людей, занимающихся спортом».

Мы не можем замотивировать людей заниматься активностями, у нас нет таких подходящих спортивных мест. У нас появляются лыжероллерные трассы, которые являются неплохим магнитом и количество людей там с каждым годом увеличивается. Но они находятся не в центре города, не в местах массового проживания…

В. К. — А когда, например, мэр города каждые полгода говорит, что Белгород не создан для велоспорта — это мотивация заниматься спортом?

А. Щ. — Я сам очень люблю активности и всегда не премину пешком дойти куда-то или доехать на велосипеде. Но стоит признать, что ни наша климатическая зона, ни наш рельеф не позволяют пользоваться велосипедом как средством передвижения.

А пешком передвигаться нам ничего не мешает. Я не знаю, насколько широко эта идея была озвучена, но идея Боженова была, чтобы центр города как можно шире стал пешеходным.

Я сам очень часто провожу день без автомобиля. Мне до работы идти 20 минут пешком, до здания администрации мне тоже 20 минут пешком. И если в моём графике не запланированы переезды, я стараюсь ходить пешком. Летом иногда езжу на велосипеде.

В. К. — Как оцениваете последние кадровые перестановки в руководстве Белгорода?

А. Щ. — Я считаю Сергея Андреевича одним из самых мудрых и глубоких руководителей, с кем мне пришлось работать. Надеюсь, что новый мэр не будет менять тот курс, который был взят за последний год, и все идеи прежнего мэра будут реализованы.

Область образования (от прихода Боженова — прим. ред.) выиграет бесспорно: у нас есть успехи в плане образования молодёжи, но, безусловно, есть куда стремиться в плане её оздоровления и воспитания.

В. К. — А какие идеи Боженова должны получить продолжение? Дубай, фуникулёр, корабли на Везёлке?

А. Щ. — Корабли на Везёлке — не его идея, это был больше юмор из его уст. Но, между тем, если посмотреть на Везёлку, идею сделать её украшением города я абсолютно разделяю. Посмотрите на европейские города…

В. К. — А высотка, которую возводят на берегу реки, это тоже украшение города?

А. Щ. — Я видел, что там ведутся работы по обустройству набережной. И если там появится красивая набережная, я буду только «за». Я только об этом говорю.

В. К. — То есть вы не считаете, что из-за этого дома эстетический облик города ухудшится?

А. Щ. — С эстетической точки зрения можно долго спорить. Я не хотел бы, не будучи экспертом, высказывать своё мнение публично.

В. К. — Вы — горожанин.

А. Щ. — Как горожанин я опасаюсь транспортной ситуации в том районе, я больше об этом думаю, чем об эстетическом виде. И если сравнить с постройками 70-х, 90-х годов, то, безусловно, дом будет украшением.

Другое дело, что своими размерами он не вписывается в городские размеры сегодняшнего дня, общепринятые городские форматы. Так же (плохо — прим.ред.) то, что он возник посредине частного сектора. И то, что может быть он на сегодняшний момент не является органичной частью города, — это да.

Александр Щеглов в одной из белгородских школ, фото school12.beluo.ru

В. К. — Но ведь вся эта эстетика очень важна. И в этом смысле у горожан есть много вопросов к управлению архитектуры.

А. Щ. — Я считаю, что управление архитектуры должно взять и прописать единые правила, которые будут действовать не на период избрания нового мэра, а столетия. Должно взять на себя ответственность городское сообщество и написать.

В. К. — Городское сообщество или архитектура?

А. Щ. — Архитектура должна подготовить своё видение, лучше если это будет несколько вариантов. А сообщество, общественные организации должны высказаться. И горсовет должен утвердить.

Вы вообще зря так нападаете на архитектуру в данном случае и вообще. Да, профильные управления подписывают документы. Но решения принимаются в совсем других кабинетах.

Как житель, мне хочется гулять по городу, и чтобы вся его эстетика соответствовала моим представлениям. Но каждый год депутаты утверждают бюджет, и я понимаю, сколько проблем из года в год появляется. И одному городу эти проблемы не решить. Здорово, что губернатор поддерживает (нас — прим. ред.), и в следующие три года, как в этом году решилась проблема с автомобильными дорогами, так в том же самом объёме решится проблема дворов.

В. К. — Кстати, когда был проект «Белгородская тысяча», мэр Боженов возмущался выбором горожан, которые отдали голоса за ремонт дворов.

А. Щ. — Белгородцам было предложено показать городской администрации те проблемы, которые волнуют их.

«Конечно, градоначальник смотрит на всё с высоты птичьего полёта, он немного выше смотрит на проблемы. Зачастую многие жители не могут мыслить дальше, чем размеры их дворов, поэтому и горизонты у мэра и людей немного разные».

Поэтому я бы в первую очередь в данном случае опирался на мнение профессиональных градостроителей, нежели на какие-то пожелания старушек. Но тем не менее то, что их мнение захотели услышать и поддержать деньгами, это…

В. К. — Достижение?

А. Щ. — Не достижение, но показательно. На тех выборах проголосовало порядка 150 тысяч человек. То есть 150 условных миллионов они отдали за дворы. Для того, чтобы решить проблему городских дворов, надо миллиардов пять.

В. К. — И вы тоже считаете, что эти деньги эффективнее было бы потратить на зоопарк?

А. Щ. — Зоопарк — гениальное решение губернатора. Не затратив ни копейки ни из городского, ни из областного, ни из федерального бюджетов горожане получат такой подарок, реализованный уже более чем на 50 процентов. Да, нам бизнесменам тяжело приходится иной раз поддерживать инициативы губернатора. Но, если смотреть на это как житель, то зоопарк — отличный подарок.
Владимир Корнев

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости