«Бог любит Крещение. И тепло». Что происходило вокруг главной купели Белгорода в праздничную ночь

Крещенская ночь для каждого значит что-то своё: религиозный обычай, семейную традицию, проверку на прочность или просто весёлый аттракцион. Перед каждым Крещением религиозные деятели объясняют, что окунание вовсе не означает автоматическое «смывание грехов», но тысячи белгородцев всё равно верят в это. Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев в ночь с 18 на 19 января отправился к проруби центрального пляжа Белгорода.

Евгений Иванович с сестрой и женой стоят на берегу Северского Донца. У каждого в руках по полотенцу, у женщин по небольшой сумочке.

— Галя, готова? Я пошёл.

— Конечно!

Мужчина снимает халат, отдаёт супруге и уверенным шагом направляется к купели. Галина гуськом перебирается за ним, достаёт из сумки фотоаппарат и направляет на мужа.

— Ты лицом только повернись! — кричит она Евгению Ивановичу, который уже по пояс в воде.

Ему не нравится, что в его таинство вмешалась супруга, но чего не сделаешь ради кадра? Вспышки фотоаппарата освещают водную гладь, мужчина «снимает все грехи» и неспеша, смакуя момент, выходит на снег, не забывая оценить, как получился на снимке.

Спрашиваю, действительно ли Евгений Иванович верит, что окунание в крещенскую ночь чудотворно.

— А как же! Бог благословляет воду, она очищает все грехи перед ним. Купаюсь каждый год, без этого нельзя.

— Но церковь так не считает, вы в курсе?

— Не в курсе. Батюшки, наоборот, освящают всю воду. Не верите, молодой человек? Ну и не верьте дальше!

Судя по происходящему в эту ночь на городском пляже Белгорода, я действительно в меньшинстве. Один за одним белгородцы окунаются в ледяную воду, крестятся и приговаривают что-то вроде: «Прости, Господи, и сними все грехи».

Впрочем, есть и такие (и их немало), для которых это — прежде всего, проверка на прочность или вообще весёлый аттракцион.

— Первый раз приходим сюда, меня Алина заставила, взяла «на слабо», — кивает на свою девушку 19-летний Максим. — Ну и духовный подъём, конечно. Чувствуешь прилив сил. Вы сами попробуйте, зайдите.

Ещё три-четыре года назад белгородцы раздевались буквально на снегу, приносили с собой термосы чая и чего покрепче, чтобы хоть как-то согреться. Сейчас всё гораздо цивилизованнее: горячие напитки, вплоть до модных мокко и латте, продаёт приехавшее street-кафе, а раздевалкой служит огромная отапливаемая палатка МЧС, впервые разбитая в этом году на берегу Северского Донца.

— Да в прошлом году холоднее было, так что с погодой точно не связано. Просто решили удобнее сделать для людей, согреть их, — отмечает сотрудник МЧС, дежурящий у проруби.

Таких, как он, здесь ещё как минимум десять: спасатели, полицейские, сотрудники вневедомственной охраны. Все внимательно наблюдают за окунающимися, подают полотенце и отпускают шутки по поводу смельчаков — в большинстве своём добрые.

На авансцену выходит молодая девушка, с трудом зашедшая в купель. Теперь ей предстоит тройное окунание, но сделать даже один нырок становится так сложно, что она визжит на весь пляж.

— Давай, давай, котик! — кричит ей мужчина.

Хлюп — один есть.

— Надо ещё?! — взмаливается девушка, видя, что мужчина ждёт от неё продолжения.

— Ещё два! — подбадривают её невольные зрители.

Хлюп — второй есть! Начинаются коллективные улюлюканья.

— Один разок ещё! — просит мужчина минутную звезду проруби, и она окунается в третий раз.

Звучат общие аплодисменты. Спасатели улыбаются.

Следующая, Надежда, своим спокойным окунанием не вызывает и толики таких эмоций. Подхожу к ней с вопросом, что её привело в этот ненастный вечер на пляж.

— Я не могу без этого. Окунаюсь сегодня, в Шопино езжу, веду здоровый образ жизни. А иначе — сидеть за компьютером, чипсы жевать, живот отращивать? В воде все грехи смываются. Благодать. Теперь — хоть на снег спать!

Впрочем, на снег Надежда не ложится, а идёт к street-кафе: «Мне чай, без примесей всяких. И горячий, девушка!». Street-бариста удивлённо смотрит на Надежду, но без лишних слов готовит ей напиток.

Всё самое весёлое начинается на пляже с 00:00. Благодаря мобильным телефонам у каждого полночь наступает в свои секунды, и ровно в это время каждый считает своим долгом забежать в купель. Страх и холод перед дедлайном отступают, а спецслужбы ещё внимательнее начинают следить за происходящим.

— Левый берег правому! — обращается в рацию сотрудник.

— Вас слышно!

— Как обстановка?

— Нормальная, штатная.

— Сколько людей?

— Людей… Да дофига!

Много людей — много машин; перед воротами пляжа ими забито всё. Забравший пассажира таксист из «Позитива» матерится и разворачивается в снежной каше, повторно отпуская и поднимая ручник. Двое нетрезвых падают в снег и тотчас поднимаются. Рядом к автомобилю бежит девушка с голыми ногами. Остальные вполне себе буднично курят, ждут друзей, заводят машины и делятся впечатлениями.

— Ну что? Всё тут? — оборачивается на свою компанию мужчина. — Быстрее, поехали!

Спрашиваю, куда ехать собираются.

— Так в Шопино, куда же ещё? Дубовое, Белгород, теперь туда. Бог любит троицу, — отвечает собеседник.

— …и Крещение! — добавляет мальчик за его спиной.

— …и тепло! — уточняет второй, уже отогревающийся в салоне машины.

Все дружно смеются и уезжают. На часах 0:50 19 января.

Текст и фото: Владимир Корнев

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Всё лучшее — церкви. Молодой белгородский священник рассуждает о богатстве и «мечтает» о православном царе

Всё лучшее — церкви. Молодой белгородский священник рассуждает о богатстве и «мечтает» о православном царе

Мощи князя Владимира прибыли в Белгород

Мощи князя Владимира прибыли в Белгород

Крещение-2016 в Белгородской области

Крещение-2016 в Белгородской области

Станет ли НОВЫМ 2017?

Станет ли НОВЫМ 2017?