Время «фильтровать базар»​. Как в Белгородской области судят за экстремизм в интернете

В последнее время часто в СМИ встречаются новости о том, как на людей заводят дела за посты и репосты в социальных сетях. Корреспондент «Фонаря» поговорил с обвиняемым, обвинителем, оперативником и лингвистом и выяснил, как не стать интернет-экстремистом, почему даже оценочные суждения могут сыграть злую шутку и стоит ли искать экстремизм в политических дебатах.

Время «фильтровать базар»​. Как в Белгородской области судят за экстремизм в интернете

***

Шесть лет назад студент Дмитрий Шкуратов сидел за компьютером и смотрел новости во «ВКонтакте». Ему на глаза попались два ролика «Эмигрант-2009» и «Обращение бойцов Славянского союза к русским». Интересуясь этой темой, Дмитрий добавил ролики к себе в видеозаписи, чтобы посмотреть потом. Добавил и забыл. Вспомнил про них только через шесть лет, когда ему позвонил прокурор Яковлевского района и сказал, что его обвиняют в распространении экстремистских материалов.

Незадолго до сентябрьских выборов Дмитрию Шкуратову, кандидату в депутаты горсовета посёлка Яковлево, позвонил друг: «На тебя донесли, жди звонка». На следующий день ему позвонили уже из белгородского центра по борьбе с экстремизмом. Вечером он разговаривал с прокурором, а на следующий день суд признал его виновным в распространении экстремистских материалов и оштрафовал на 3 тысячи рублей.

— Очень оперативно сработали, — комментирует Дмитрий и рассказывает, как говорил с прокурором, который предлагал признать вину, и быстро закрыть дело. — С прокурором спокойно поговорили, по-свойски. Разговор шёл о том, что мне проще признать вину на суде, заплатить штраф и спокойно гулять себе дальше. „Не признаёшь — ну тогда тоже самое, но дольше и штраф больше. Лингвистическую экспертизу проводят сторонние люди, к которым ни ты и никто не будут допущены. Они вынесут свой вердикт и всё — добрый вечер, ты уже экстремист“.

У Шкуратова есть своя версия такой оперативной работы полицейских и суда. Он считает, что статья за распространение экстремизма была поводом, чтобы снять его с выборов.

— Если посмотреть по хронологии, понятно, что они просто общелкнулись по датам: если бы вынесенное судебное постановление вступало в силу до выборов, то это было бы основанием, чтобы меня с них снять. Они мне даже хотели вместо денежного штрафа административный арест на 15 суток дать. Но у меня инвалидность, поэтому не получилось.

Старший помощник прокурора области Ольга Моисейкина сомневается в состоятельности этой версии — она высказала мысль, что если бы кандидата реально хотели снять с выборов, то с датами точно никто бы не ошибся.

Что такое интернет-экстремизм?

В российском законодательстве понятия «интернет-экстремизм» нет, но есть несколько административных и уголовных статей, связанных с экстремизмом. Споры о целесообразности этих статей идут до сих пор, хотя некоторые законы действуют с 2002 года. Чтобы понимать, по какому принципу вас могут осудить за публикацию информации в интернете, надо разобраться с составом этих статей.

В уголовном законодательстве есть две основные статьи: 282 и её логическое продолжение — статья 280. Дословное название 282-ой — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». А 280-ая статья предполагает наказание за призывы к той самой ненависти или вражде, о которой говорится в статье 282-ой. При этом понятие «экстремизм» включает в себя состав статьи 282: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе…». В 2014 году эти статьи ужесточили, переведя в категорию «средней тяжести». Теперь за них можно сесть на пять лет, а срок давности преступлений увеличился до шесть лет. Это значит, что если где-то во «ВКонтакте» кто-то опубликовал экстремистское высказывание, то через, например, пять лет его всё ещё могут привлечь по статье 282-ой.

В Белгородской области в 2015 году по 280-ой статье было возбуждено четыре уголовных дела, два из которых развалились из-за сроков давности. В этом году таких дел было три. Мы публиковали несколько новостей, в которых рассказывали о том, как белгородцы попадают в суд за распространение экстремистских материалов. Это две отдельных статьи, которые существуют в административном кодексе. Речь идёт о статье 20.29 КоАП РФ «Производство и распространение экстремистских материалов» и статье 20.3 КоАП РФ «Публичная демонстрация нацисткой и экстремистской символики».

А как это работает на практике?

Например, на своей стене во «ВКонтакте» человек опубликовал текст, в котором потенциально могут быть признаки экстремизма. На него кто-то пожаловался или во время проверки этой записью заинтересовались в прокуратуре. Прокуратура сверяет этот текст с другими размещёнными текстами в федеральной базе экстремистских материалов, которая была создана Министерством юстиции РФ. Если текста в базе нет, и он признаётся авторским, то после всех проверок автора судят по статье 282-ой УК РФ, а если в нём находят призывы, тогда по статье 280-ой УК РФ. Во время судебного разбирательства специалисты проводят лингвистическую экспертизу текста, и если находят в нём признаки экстремизма, то могут дать автору реальный срок, а написанный им текст попадёт в тот самый список Минюста и будет признан экстремистским материалом.

Если же другой человек написал на своей стене во «ВКонтакте» послание, содержащее признаки экстремизма, а кто-то поддержал его мысли и сделал репост этой записи себе на страницу, то через какое-то время этого человека могут осудить по статье 282-ой УК РФ, его сообщение признают экстремистским и добавят в федеральный список экстремистских материалов. В этот момент автор репоста должен удалить его со своей стены. Если же он забыл это сделать, тогда у прокуратуры будут все основания чтобы привлечь его по статье 20.29 Кодекса об административных правонарушениях РФ за распространение экстремистских материалов. В этом случае, обвиняемый, скорее всего, отделается штрафом до 3 тысяч рублей.

Оба перечисленных случая наглядно подтверждает история со старооскольцем, которого сначала оштрафовали за размещение экстремистской аудиозаписи (статья 20.29 КоАП РФ — прим. ред.), а спустя какое-то время задержали за то, что он опубликовал свой текст, который имел признаки экстремизма (статья 282 УК РФ — прим. ред.). Теперь ему грозит не штраф, тюрьма.

Особняком идёт статья 20.3 КоАП РФ. Она действует, когда интернет-пользователь публикует что-то из нацисткой символики или запрещённой символики других экстремистских организаций. За нарушение этой статьи можно получить административный арест или штраф до 2 тысяч рублей, как это случилось с 16-летним белгородцем.

— Административные статьи больше про воспитание, — говорит Дмитрий Букшенко, оперативник центра по противодействию экстремизму областного УМВД.

— Почему практически все дела с экстремизмом связаны с публикациями в социальной сети «ВКонтакте»?

— Я думаю, что это из-за того, что «ВКонтакте» — самая массовая русскоязычная социальная сеть.

В прокуратуре с оперативником соглашаются и тоже говорят о том, что «ВКонтакте» — это самый популярный ресурс. Однако, многие журналисты и правозащитники не согласны с этой точкой зрения. Сетевое издание Meduza опубликовало материал, в котором журналисты и юристы говорят о том, что «ВКонтакте» принадлежит российской Mail.ru Group, и полицейские без труда получают любую нужную информацию о персональных данных владельца страницы. А, например, получить информацию о пользователе Facebook или Twitter гораздо сложнее, потому что они принадлежат иностранным компаниям.

Что делать интернет-пользователям, чтобы быть уверенными, что их не признают экстремистами?

— Как обычному человеку быть спокойным и знать, что завтра его не обвинят в экстремизме?

— В большинстве случаев обычному пользователю интернета не нужны какие-то особые познания, чтобы определить является какой-то материал экстремистским или нет, — отвечает Виталий Силко, помощник прокурора Белгородской области. — Просто каждому человеку надо соблюдать общепринятые нормы морали и законы. Каждый человек вполне может осознать, что определённый контент имеет признаки унижения национальности, расы, религии. Материал, который вызывает вражду и сеет рознь между людьми по названным признакам.

— А как быть в случае с символами, значение которых не совсем понятно?

— Если речь идёт о символах, то здесь нужны проверки специалистов. Если вы не знаете, что значит конкретный символ, то лучше его не публиковать вообще либо искать больше информации о нём, чтобы быть уверенным.

Об этом говорит и оперативник центра по противодействию экстремизму Дмитрий Букшенко. В разговоре он постоянно напоминает о списке экстремистских материалов. Его начали вести в 2007 году, и первоначально он состоял из 14 пунктов. Сейчас здесь уже 3894 пункта. По логике полицейского, любой пользователь перед тем, как опубликовать какой-то материал в интернете, должен подстраховаться и поискать его в этом списке, если не уверен на 100 процентов. Здесь есть поиск, с помощью которого можно найти названия видео или аудио или выдержки из текста. Описание материалов выглядит примерно так: «Видеозапись „скины“, размещённая на интернет-странице http://vkontakte.ru (id...) социальной сети «ВКонтакте» (решение N-ого районного суда Сыктывкара от 30.10.2012)».

— А если я опубликовал видео, которого на момент публикации не было в списке, и оно не считалось экстремистским?

— Публикация становится экстремистской с момента её попадания в список Минюста. Если после этого, оно продолжает у вас висеть, то это длящееся преступление. Вы должны зайти и удалить его, — поясняет Виталий Силко.

— А если кто-то отправляет экстремистское видео личным сообщением?

— В законах речь идёт именно о публичном размещении материалов. Если на стене во «ВКонтакте», то считается публичным, если в переписке — нет. Если публично разместил, необязательно даже, чтобы это кто-то смотрел. Это не мы придумали, — включается в разговор старший помощник прокурора области Ольга Моисейкина.

Из разговора с помощником прокурора стало понятно, как работает система. Как правило, для возбуждения проверки должна поступить жалоба. Тогда прокурор передаёт дело в областное УМВД, где занимаются досудебным разбирательством: ищут информацию в списке запрещённых экстремистских материалов и определяют владельца страницы. Если материал есть в списке и речь идёт о статье 20.29 КоАП, тогда собранные доказательства направляют в прокуратуру и начинается суд. Если материала в списках нет, его отправляют на лингвистическую экспертизу. Раньше экспертизы проводили в Курске или Воронеже, иногда филологи НИУ «БелГУ». С 2009 года этим начал заниматься экспертно-криминалистический центра УМВД России по Белгородской области. Важно отметить, что эти проверки проводятся в рамках досудебного разбирательства, и если признаки экстремизма подтверждаются, тогда дело передают в ФСБ.

Как доказывают принадлежность текста к экстремистским?

Экспертно-криминалистический центр УМВД России по Белгородской области. За компьютером сидит Валерий Михайлов, подполковник полиции, начальник отдела фоноскопических, лингвистических и компьютерных экспертиз. Среди стопок книжек и подзаконных актов он показывает на мониторе компьютера то, с чем ему обычно приходится иметь дело. На экране мелькают интернет-мемы, переделанные на экстремистский лад: «шутки» про евреев и газовые печи, демотиваторы про другие национальности и картинки со свастикой.

— В отделе занимаются фоноскопическими экспертизами — это идентификация лиц по фонограммам речи. Мы занимаемся и лингвистическими исследованиями — толкованием смыслового содержания устных или письменных текстов, — говорит о своей работе Михайлов. — Мы отвечаем на вопросы смыслового толкования текста — о чём говорится в тексте?

— Если в интернете человек, высказывая своё мнение, пишет: «Я считаю, что всех *** [людей нерусской национальности] надо выгнать из страны». В этом мнение есть признаки экстремизма?

— Речь идёт о субъективной модальности. Это такая категория в русском языке, которая отвечает за выражение мнения автора текста в собственном языке. Когда вы говорите: «Я считаю, что …», то вы выражаете своё мнение о каком-то положении дел, которое сложилось. Из высказывания следует, что вы относитесь к этим людям отрицательно. Это очевидно, ведь вы хотите их выгнать. Поэтому независимо от того, что вы говорите: «Я считаю», «я думаю» или «мне кажется», — вы всё равно выражаете свою негативную оценку. Ведь что такое экстремизм и когда в тексте можно его определить? Это, в первую очередь, враждебность. Если в тексте присутствует враждебное отношение к чему-либо: вере, расе и прочему, то это явные признаки экстремизма.

В законе есть ещё одна категория: «социальная группа». Михайлов поясняет, что до сих пор сложно определиться, по каким признакам людей можно отнести в социальную группу. Например, люди часто ругают полицейских — это социальная группа, объединённая по профессиональному признаку? Толком не ясно. А если взять некоторые высказывания политиков, то ситуация становится ещё сложнее. Недавно в СМИ публиковали новость о том, что Рамзан Кадыров якобы призывал расстреливать «нарушителей покоя» — это экстремизм?

— Того же Жириновского можно было бы уже 15 раз посадить, — резюмирует Валерий Михайлов.

Ещё пример. В Белгороде, активисты подали заявку на проведения гей-парада. Новость быстро подхватили СМИ, и в интернете началась ожесточённая дискуссия. Так, например, в группе «Белгород — это интересно» в комментариях к новости некоторые пользователи призывали бить, сжигать и даже расстреливать участников парада. Это экстремизм? Помощник прокурора Виталий Силко, с которым мы разговаривали, считает, что да.

— При этом экстремистские высказывания есть и в религиозных канонических текстах, по большому счёту и творчество Льва Толстова содержит экстремизм. Но президент сказал, что в таких примерах искать экстремизм нет смысла, — уверяет Валерий Михайлов.

— А когда коммунистические партии на митингах критикуют олигархов как класс. Мол: «подлецы, разворовали страну». В этом же есть явная негативная оценка?

— Экстремизм, судя по нашим законам, с олигархами никак не связан, и предполагает всё-таки отрицательное отношение именно к расе и вероисповеданию. А олигархи, власть, президент… Вот постановление пленума Верховного суда РФ. Здесь они постановили, что критика власти и государства не может быть отнесена к экстремистской деятельности. В общем, головной боли здесь много.

— Вы говорите, что лучше избегать негативных высказываний, но тогда как в обществе должна проходить дискуссия на проблемные темы? Например, как обсуждать миграционную политику?

— Лучше вообще не давать оценок. Если вы чем-то не удовлетворены и вам не нравятся какие-то нации и народности, то переживайте это со своими единомышленниками, но не в публичном пространстве. Многие так и делают. Если вы не хотите попасть в поле зрение органов, то придерживайтесь одного правила: просто никогда ни с кем не обсуждайте вопросы, связанные с национальностью и верой… У нас же есть статья «оскорбление чувств верующих», люди неоднократно наступали на эти грабли. Человека можно засудить за безобидные, с точки зрения атеизма, высказывания. Поэтому лучше не касаться этих тем. Лучше хвалить: «Молодцы».

Дмитрий Голуцкий

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

«Цифровые» аферисты. Как мошенники обманывают белгородцев по телефону и в интернете

«Цифровые» аферисты. Как мошенники обманывают белгородцев по телефону и в интернете

В Белгородской области сменился начальник управления молодёжной политики

В Белгородской области сменился начальник управления молодёжной политики

Белгородца оштрафовали на 30 тысяч рублей за распространение дезинформации о коронавирусе

Белгородца оштрафовали на 30 тысяч рублей за распространение дезинформации о коронавирусе

В Яковлевском горокруге девушку на инвалидной коляске не пустили в ночной клуб

В Яковлевском горокруге девушку на инвалидной коляске не пустили в ночной клуб