«Массовое плавание просто задушили». Как в Белгородской области монополизировали детское плавание

В школе олимпийского резерва «Спартак» плаванием занимаются около 300 детей. Многие из них занимают призовые места на областных и городских соревнованиях, но не могут поехать на первенство ЦФО и другие соревнования, потому что белгородская федерация плавания отказывается оплачивать их поездки. Журналист «Фонаря» разбирался, куда идут деньги Минспорта и почему родителям юных спортсменов приходится платить за себя самим.

Белгородская федерация плавания выделила на год 150 тысяч рублей школе олимпийского резерва «Спартак», в которой тренируются 300 детей. По словам тренеров, чтобы вывезти одного ребёнка на соревнования, нужно примерно 10 тысяч рублей. Они говорят, что родители вынуждены оплачивать участие юных спортсменов в соревнованиях из семейного бюджета, но не все это могут себе позволить. Школа пытается распределить эту сумму между большим количеством детей, оплачивая какую-то часть поездки, питание или проезд, при этом тем, кто состоит в федерации плавания, выезды на соревнования оплачивают полностью.

Директор «Спартака» Виктор Ткачёв рассказывает, что их спортсменов и пловцов из ещё нескольких спортивных школ города даже не приглашают в областную федерацию плавания. Монополию на финансирование всероссийских соревнований имеет только спортивная школа №3, директором которой раньше был нынешний президент федерации плавания Геннадий Луценко.

— Нас приглашал начальник областного управления физкультуры и спорта [Олег Сердюков] к себе. Он почему-то отдельно пригласил наших тренеров и отдельно тренеров спортивной школы №1. С нами поговорили. Я сказал, что приглашал к себе президента федерации Луценко. Родители готовы были отдельно с ним встретиться, чтобы он обсудил условия вхождения в федерацию, но сам Луценко к Сердюкову так и не пришёл, — рассказывает Виктор Ткачёв. — Они [тренеры] сами в том году звонили во всероссийскую федерацию и просили допустить к соревнованиям. Федерация даже отчёт не сделала, который они должны были отправить во всероссийскую федерацию, чтобы нас допустили к соревнованиям. Я звоню Сердюкову: «Как же так? Осталось два дня, а нас не допускают». Первый раз Сердюков сам дал команду Луценко, чтобы он срочно отправил отчёт, а в октябре 2017 года перед соревнованиями ЦФО нашу команду, 14 человек, снова пытались не пустить.

По словам завуча «Спартака» Натальи Чеботарской, в тот день ей позвонил Геннадий Луценко и сказал, что не допустит их пловцов к соревнованиям, потому что они не являются членами федерации. На кубок Белгородской федерации плавания детей из «Спартака» вообще решили не приглашать.

Как рассказывают тренеры, четыре года назад федерация плавания приглашала на соревнования пловцов из всех спортивных школ. Тогда дети из «Спартака» ещё были её членами, а все родители заполняли анкеты о вступлении в федерацию. Но в декабре на отчётном собрании у родительского комитета появился вопрос, куда тратятся деньги, которые они сдают как членские взносы.

После этого в Белгород с проверкой приехала член президиума Всероссийской федерации плавания Оксана Верёвка. Когда проверка закончилась, Луценко заявил родителям, что они не являются членами Белгородской федерации, а распечатанные с официального сайта бланки оказались «не теми» бланками, которые нужны для вступления.

— Вы не члены федерации. Членами являются лишь четыре человека. То, что вы вносили деньги, — это было добровольное пожертвование, — пересказывает разговор с Луценко один из тренеров «Спартака» Людмила Кононенко.

Как всё началось?

В 2013 году финансирование плавания в Белгородской области управление физкультуры и спорта передало федерации плавания, которая стала распределять деньги по своему усмотрению. Сейчас в сборную Белгородской области входят только члены федерации, а список членов сборной подписывают три человека: начальник областного управления физкультуры и спорта Олег Сердюков, президент федерации плавания Геннадий Луценко и его 28-летняя дочь Анастасия Луценко. Девушка занимает должность главного тренера сборных команд Белгородской области по плаванию. По словам других тренеров, она не воспитала за свою карьеру ни одного спортсмена. Интересный факт: жена Геннадия Луценко тоже состоит в президиуме федерации и является её соучредителем.

— В 2017 году тренеры добились у Сердюкова [встречи] со всеми любителями плавания. В областном управлении Сердюков провёл мероприятие, на котором люди проголосовали за отставку Луценко. Он сложил полномочия и сказал мне: «Виктор Алексеевич, подготовьте программу развития плавания и устав». Девчата [тренеры] подготовили, а я попросил сдать эти документы в центр спортивной подготовки. Они недели две работали, всё сдали, а они [сотрудники управления физкультуры и спорта] по-тихому снова Луценко назначили, — говорит директор «Спартака».

Собрание, на котором отстранили Луценко, проходило в середине февраля, а за два месяца до этого, в декабре, уже создали новую федерацию, которую и возглавил Луценко. В названии новой федерации поменялось лишь одно слово: из «Белгородской региональной общественной организации „Федерация плавания“» она превратилась в «Белгородскую региональную спортивную общественную организацию „Федерация плавания“».

«Мёртвые души»в списке пловцов

На первенстве области по плаванию, которое проходило в 2018 году с 14 по 16 февраля, 46 детей из «Спартака» в возрастной категории 14–11 лет заняли 30 призовых мест, девять детей из спортивной школы №3 — ни одного. В возрастной группе от шести до 13 лет 28 пловцов из «Спартака» заработали 38 наград на разных дистанциях, а девять воспитанников ДЮСШ №3 всего четыре.

Несмотря на такие результаты, дети из «Спартака» не попадают в список кандидатов в спортивные сборные от Белгородской области. Вместо них туда вписаны, как выражаются тренеры, «мёртвые души». Например, в списке за 2017 год есть один из нынешних тренеров «Спартака» Андрей Чеботарский, который в это время служил в армии. Там же числится сама Анастасия Луценко, которая, по словам Виктора Ткачёва, не плавает уже три года, и Владимир Севидов, закончивший плавать четыре года назад.

Ткачёв говорит, что список исправили, когда Сердюкову наглядно показали, что в списке есть «мёртвые души», но тем не менее, по протоколам первенства ЦФО, команда Белгородской области всё ещё остаётся самой возрастной командой. Помимо тех, кто не плавает уже несколько лет, в списке есть фамилии спортсменов, которые показывали очень низкие результаты по сравнению с другими белгородскими пловцами.

«Последние из Могикан»

Федерация плавания заинтересована только в участии в чемпионате России, поэтому отказывается финансировать детей, которые выступают на других менее значимых соревнованиях: например, в заплывах «Весёлый дельфин» (Всероссийские соревнования для юношей 13–14 лет и девушек 11–12 лет — прим. «Ф».). В ДЮСШ №3 таких юных пловцов девять человек, большинство детей от 11 до 16 лет занимаются в «Спартаке».

— Массовые разряды, массовый уровень, массовое плавание, их просто задушили, понимаете? Как можно дойти до верха, если всю эту «кашу» не пройти, а тебе просто головы не дают поднимать?! Всё идёт от руководства, от «головы». К сожалению, если наше руководство не заинтересовано развивать плавание, то оно этого и не делает. Сейчас воочию видно, что они просто не хотят вкладываться — спорт изначально губят на корню. Мы ещё теплимся, возмущаемся, мы ещё как-то переживаем за это дело, а большая часть тренеров, которые остались работать, переходят на «коммерческие рельсы», платные группы, и такой спорт им не нужен. Они понимают, что это всё равно, что биться головой о стену, о бронебойную машину этой системы, через которую очень сложно пробиться, — признаётся тренер «Спартака» Ольга Чеботарёва. — Поэтому дети вынуждены уезжать в другие города, родители вынуждены переезжать ради ребёнка, потому что видят, что он ещё что-то может в этой жизни. А мы, ну знаете как «Последние из Могикан», если мы сейчас замолчим, то замолчат все остальные. Вот он один останется — (показывает на молодого тренера Андрея Чеботарского) — и он не вытянет один, понимаете?! Это машина, которая тебя просто топчет. А родители говорят уже не один год: «Мы хотим результат. Мы готовы трудиться. Мы готовы два раза в неделю ходить. Мы готовы финансировать наших детей, чтобы они показывали результаты». Но извините, у кого-то есть возможности, а у кого-то — нет. У нас у многих двое-трое детей в семье, и они тянутся [плавать].

Завуч «Спартака» Наталья Чеботарская говорит, что родители перестали чувствовать заинтересованность федерации в том, чтобы их дети достигали высоких результатов и, добившись высот, оставались в Белгородской области.

«Заплати сама»

Тренеры «Спартака» говорят, что первой против того, что Луценко стал контролировать сферу плавания, стала выступать тренер СДЮСШОР №1 Надежда Лихачёва. Женщина рассказывает, что в 2014 году она заплатила членские взносы в федерацию, но там не стали оплачивать поездку её спортсмену, который прошёл отбор на соревнования и выполнил все отборочные нормативы. Позже, по словам Лихачёвой, федерация отчиталась о соревнованиях, но цифры в отчёте не соответствовали деньгам, которые переводили спортивные школы.

— Суммы, которые мы сдавали, были намного больше, чем в отчёте. Я и начала рыпаться: а зачем мне их вообще платить? — рассказывает Надежда. — В течение года моим детям не присваивали разряды. Он [Луценко] мне сказал по телефону: «Если ты не сдашь членские взносы, то я не буду присваивать разряды твоим детям. Дети остались без разряда — ты осталась без зарплаты, и будешь ты работать на группах здоровья». Вот таким тоном разговаривает человек, который моложе меня. Я, извините, уже 33 года работаю тренером, и чтобы меня вот так вот унижали...

Лихачёва говорит, что для неё всё началось с её пловца Влада. Его усыновили ещё в роддоме, но его опекуны стали инвалидами, а Луценко из-за разногласий с тренером отказался присваивать парню разряд.

— Вот тут меня заело. Я говорю: «Вы понимаете, что ребёнок — сирота. Там каждая копейка на счету, семья живёт на пенсию по инвалидности и его пособие»? Луценко мне ответил: «Ну, и заплати за него сама». Мне пришлось написать письмо Мутко. Я написала о том, что у нас творится с соревнованиями, но письмо вернулось обратно в наш областной спорткомитет Сердюкову. Он передал всё это Михаилу Носкову в городской департамент физкультуры и спорта, а Носков передал обратно мне. После этого мы начали писать письмо в федерацию плавания, — рассказывает тренер.

Всероссийская федерация плавания запретила белгородской федерации собирать деньги и выступать родителям в качестве представителей спортсменов, потому что Луценко хотел сделать их членами федерации, так как дети не могут вступать в общественные организации и платить членские взносы по закону. По cловам Лихачёвой, около 2,5 лет назад федерация отказалась оплачивать проезд детей из СДЮСШОР №1 на спартакиаду школьников, хотя до этого Минспорта всегда его оплачивало. Родители попросили Олега Сердюкова объяснить, на каком основании их детям не оплатили проезд, но ответа от управления физкультуры и спорта так и не получили.

— Я сама осенью была свидетелем, когда в Рузу (уточнено редакцией) Лев Гудаков (тренер и соучредитель областной федерации плавания — прим. «Ф».) брал отчёт на 20 человек, а всем было сказано,что оплатят десять. Тут же он берёт командировку на свою жену, которой на соревнованиях вообще нет. То есть Кострыкина (жена Гудакова, соучредитель федерации, — прим. «Ф».) плюс семь человек, Гудаков — плюс двадцать, в итоге — 27 человек. Всем говорят: денег нет, оплатим только десятерым, а кому в итоге оплатили — никто не знает. На сайте не вывешивается информация, кто и за чей счёт ездит, тогда как в других регионах на сайтах выставляют весь список спортсменов и за чей счёт они ездили на соревнования, — жалуется Надежда Лихачёва.

Тренер считает, что федерация специально завышает отборочные нормативы, делая их выше чем у мастеров спорта, чтобы дети из их школ не могли попасть на соревнования. Она обращалась к Олегу Сердюкову, но тот порекомендовал ей снова обратиться к Луценко.

Осенью 2017 года, по словам Лихачёвой, Луценко позвонил директорам школ в последний день подачи технической заявки и сказал, что их дети не поедут на чемпионат ЦФО. Им пришлось ехать за свой счёт, потому что билеты и проживание уже были оплачены. На год федерация выделила её школе 50 тысяч рублей. Этой суммы Надежде хватило, чтобы один раз съездить с четырьмя детьми на соревнования.

***

В январе 2018 года Луценко писал Сердюкову, что федерация не субсидировалась из федерального и областного бюджетов в 2016 году, а членские и благотворительные взносы и пожертвования на её счёт не поступали.

— Любимая фраза Луценко: «Я вам оплачиваю всё из своего кармана», — говорит Надежда Лихачёва, пересказывая одну из телефонных бесед с президентом федерации.

Мы решили посмотреть, какие сведения есть на сайте Белгородской федерации плавания. Мы не будем оценивать его дизайн, но отметим, что часть гиперссылок ведёт в никуда, а некоторые даже на вредоносные сайты. В разделе «Спортшколы» есть информация только о СДЮСШОР №3. Из контактов федерации указан только один телефон, на который не дозвониться, потому что он постоянно занят, и электронная почта. Последний отчёт о расходах организации, выложенный на сайте, датирован 2015 годом.

Скриншот сайта Белгородской федерации плавания

По словам тренеров, информацию о вступительных взносах не могут найти даже те родители, которые хотят вступить в федерацию. Начальник областного управления физкультуры и спорта посоветовал им обращаться к Луценко напрямую, чтобы тот в индивидуальном порядке решал, кого принимать в федерацию, а кого нет.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments