«​Охранники с Центрального рынка»​.​ Кто мог организовать нападение на председателя ТОС «Ромашка» Сергея Остапенко​, и почему полиция не нашла подозреваемых

В ноябре 2019 года неизвестные напали на председателя ТОС «Ромашка» Сергея Остапенко и избили мужчину в подъезде его дома. Полицейские заявляют, что не нашли нападавших. Рассказываем, кто мог совершить нападение и почему полиция не хочет называть подозреваемых.

5 ноября в подъезде дома № 1 на улице Спортивной в Белгороде двое неизвестных напали на председателя ТОС «Ромашка» Сергея Остапенко. Нападение произошло сразу же после комиссионного обхода территории, который возглавляла депутат горсовета Любовь Киреева. Тогда многие белгородские издания написали, что Сергея избили люди, которые имеют отношение к РЭУ, с которым боролся Остапенко.

Почему версия, что на Остапенко напали представители РЭУ, слаба?

Сам Сергей не верит в то, что нападение на него организовала управляющая компания. Мужчина говорит, что у него был не такой серьёзный конфликт с РЭУ, чтобы те организовали нападение. Да и избивать его сразу после обхода территории и тем самым подставляться, по мнению Остапенко, очень глупо, поэтому представители управляющей компании никогда бы так не поступили.

О встрече с депутатом Любовью Киреевой Сергей договорился в комментариях под одним из постов в группе «Честный список Белгород». То есть увидеть дату и время её визита, и, следовательно, спланировать нападение, чтобы подставить РЭУ, мог тот, кто знал о её планах.

Кто тогда мог организовать нападение?

За месяц до нападения Остапенко написал на своей странице во «ВКонтакте», что опасается за свою семью и имущество из-за конфликта с гендиректором АО «Дирекция Юго-Западного района» Александром Славкиным, который строит микрорайон «Новая жизнь». Сергей Остапенко и его бригада строителей делали в «Новой жизни», в основном, отделочные работы, оплату за которые получали через ИП партнёра Остапенко.

По словам Остапенко, когда у него начались личные конфликты со Славкиным, его бригаду стали штрафовать по любому поводу. В частности, на партнёра Сергея выписали штрафы за то, что бригада Остапенко заехала передними колёсами «Газели» на бордюр, за монтаж корзины для кондиционеров с автовышки, несмотря на то, что так делали все подрядчики. В совокупности, «Дирекция ЮЗР» не заплатила Сергею около 1,2 миллиона рублей, включая штрафы и деньги за материалы, — уверяет Остапенко.

— При строительстве первой очереди они нам не говорили ничего про то, что с нас что-то удержат, а вот когда мы набрали договоров [на вторую очередь], они посмотрели [и сказали]: «Да, вы нормально и так заработаете». И поставили перед фактом, что мы должны заплатить штраф. По идее, если мы такие, так сказать, хреновые, то зачем надо было заключать с нами контракты на вторую очередь? — возмущается Остапенко.

Сергей согласился выполнять работы и на второй очереди, где ему уже обещали, что он компенсирует потерянную прибыль на стройке «Новой жизни ИЖС». В итоге, Сергею просто отказали подписывать акты о приемке выполненных работ. Ему пришлось согласиться со штрафами, чтобы заплатить рабочим хоть какие-то деньги. Однако, несмотря на письменное согласие, Остапенко решил поговорить с Александром Славкиным.

— Я его начал атаковать морально. Я не угрожал ему, а просто говорил: «Всю бригаду соберу у тебя под окнами, приедем к тебе домой, чтоб жена твоя посмотрела, за счёт кого ты богатеешь». У нас в бригаде 20 малообеспеченных людей: маляры, плиточники, — простейшие люди, — говорит Остапенко.
Сергей рассказывает, что обычно такой способ помогал получить деньги от заказчиков, которые не хотят платить по счетам. Однако в этот раз, после разговора со Славкиным, ему позвонил некий Алексей Чуев, который предложил забыть об образовавшейся задолженности, потому что Остапенко не сможет противостоять правительству, которое опекает «Новую жизнь», а также «напомнил о суровых исходах событий с теми, кто конфликтовал с подобным ему контингентом».

Сергей перезвонил Чуеву и сказал, что не будет с ним встречаться и ничего обсуждать. Через месяц на Остапенко напали в подъезде.

Чуев является учредителем частного охранного общества «Белогор», а также гендиректором ЧОО «Скорпион» и «Барс». Последние, например, занимается охраной Центрального рынка.

— Мне следователь сказала, что подозреваемые — это охранники с Центрального рынка, — вспоминает Остапенко.


Что ответили люди, которых подозревает Остапенко?

Мы позвонили по телефону, который Остапенко указывал в посте 4 октября. Это и правда оказался телефон Алексея Чуева. В телефонном разговоре он заявил, что не помнит, чтобы звонил и разговаривал с Сергеем Остапенко в ноябре 2019 года (в детализации телефонных звонков с телефона Остаенко видно, что звонка на указанный телефон было два: один — звонок Чуева, второй — звонок Чуеву, в котором Остапенко сообщил, что не будет с ним ничего обсуждать, — прим. Ф,). Более того, по словам Чуева, он не знает ни Сергея Остапенко, ни Александра Славкина. Ни одного из них, как он выразился, «не видел в глаза».

Александр Славкин уже в официальном ответе на журналистский запрос также ответил «нет» на все вопросы, которые касались Алексея Чуева. Славкин утверждает, что не знает содержания разговора Остапенко и Чуева, а также, что никто из руководства «Дирекции ЮЗР», включая, конечно, и его, не обращался к Чуеву с просьбой поговорить с Сергеем Остапенко.

Помимо этого Александр Славкин говорит, что у «Дирекции ЮЗР» нет никаких юридических отношений с охранными обществами Алексея Чуева, что впрочем подтверждает и сам Чуев.

Однако косвенно «Барс» всё же относится к «Новой жизни». Проект «Нова жизнь» — это гордость областного департамента строительства и транспорта, но у департамента есть и проблемы, например, нелегальные перевозчики. С ними в департаменте пытаются бороться уже несколько лет. С ними судятся, их штрафуют, постоянно останавливают для проверки документов и даже блокируют бетонными плитами. На некоторых видео зафиксировано, что в блокировке одного из автобусов участвуют сотрудники чуевского «Барса».

На другом видео с блокировки автобуса даже слышно, как сотрудники «Барса» говорят: «позвони Чуеву». Вероятно, они имеют ввиду Алексея Чуева (мы обрезали видео, чтобы исключить фрагменты с ненормативной лексикой — прим. Ф.).


На вопрос, говорил ли Остапенко, что придёт к окнам квартиры Александра Славкина, он ответил так: «С АО „Дирекцией ЮЗР“ сотрудничает более ста подрядных организаций. И, хоть данное высказывание из ряда вон выходящее, я такого не помню».

По словам Славкина, все расчёты по «Новой жизни» производились с индивидуальным предпринимателем, интересы которого представлял Сергей Остапенко. Деньги организации заплатили в полном объеме, согласно предъявленным и подписанным актам выполненных работ. О том, как происходила оплата между Остапенко и его партнёром, Александру Славкину неизвестно.

Сумму контрактов Слакин отказался разглашать, сославшись на коммерческую тайну, но подтвердил, что сумма договоров действительно была снижена «за срыв сроков производства работ и некачественное их выполнение согласно подписанного договора». Партнёр Сергея, по информации Славкина, признал свою вину и согласился со штрафом, как и говорил Остапенко.

Кого подозревает полиция?

Сергей Остапенко утверждает, что следователь Дарья Бабаева, которая расследовала нападение, сказала ему, что подозреваемые уже найдены. В декабре его должны были вызвать на опознание, однако этого так и не произошло. Уже в январе УМВД по Белгородской области ответило на запрос «Фонаря», что они не смогли найти подозреваемых в нападении на Остапенко и приостановили уголовное дело.

Сам Сергей тоже пытался получить от следователя хоть какую-то информацию о движении дела, но, как он утверждает, Бабаева пыталась замять дело, постоянно уходила от ответов на его вопросы, а потом и вовсе сообщила, что заболела и перестала брать телефон.

— Она поначалу работала, правильно провела работу, нашла их, но её видимо, кто-то остановил. Я не знаю, что там было, но что-то произошло, потому что она резко поменяла свое отношение к расследованию дела, — рассказывает Сергей о поведении следователя.

Несмотря на это, полицейские всё же провели опознание, в котором участвовал сосед Остапенко и главный свидетель по его делу Андрей (фамилия не указана по просьбе самого мужчины — прим. Ф.). Андрей говорит, что стоял недалеко от подъезда, когда всё произошло, и после того, как увидел окровавленного Остапенко, он погнался за двумя нападавшими. Один из убегавших был в маске, второго нападавшего Андрею удалось разглядеть: он постоянно оборачивался, когда бежал к машине. Также Андрей запомнил номера автомобиля, в который сели нападавшие. Он рассказал об этом полицейским, однако номера оказались от другой машины. Кому они принадлежат, редакции неизвестно.На опознании мужчина с первого раза и уверенно указал на подозреваемого, потому что смог запомнить и его черты лица, и комплекцию.

После того, как Остапенко узнал, что уголовное дело приостановили, даже несмотря на то, что его сосед узнал одного из нападавших на опознании, он обратился в прокуратуру. Там признали, что постановление о приостановке уголовного дела было «незаконным и необоснованным, так как вынесено преждевременно, по неполно исследованным обстоятельствам». Дело отправили обратно для продолжения дознания.

Никита Пармёнов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости