Селфхарм. Истории белгородцев, которые сами наносят себе травмы и раны

Селфхарм (self-harm) — это самоповреждение тела без суицидальных намерений. Синяки, порезы, ожоги, вырванные волосы, гематомы, царапины или укусы — таким образом некоторые люди пытаются хотя бы ненадолго заглушить в себе тревогу, страх и ненависть к себе. Мы поговорили с тремя белгородцами, которые тоже причиняют себе боль.

Корреспондент «Фонаря» нашла героев для публикации в тематическом сообществе во «ВКонтакте», где общаются люди, склонные к таким поступкам. Ещё мы дополнительно обратились к экспертам — психологу и врачу-психиатру, — чтобы узнать, что они думают об этом явлении, а также получить их советы, как можно помочь людям, привыкшим делать себе больно.


Валерий, 33 года, IT-специалист*

— Я режу себя потому, что мне так легче справиться с эмоциональной болью. Делая это, испытываю ненависть, злость, тревогу, но получаю какое-то удовольствие. Психиатр диагностировал депрессию. Я лечусь, но иногда случается срыв. И тогда пытаюсь сделать себе плохо. Справиться с болью и не убить себя помогают друзья, которые в момент срыва всегда поддерживают. Издеваться над собой начал после того, как меня предала девушка. С ней встречался много лет, помогал и материально и морально. Потом узнал, что отец набрал кредитов на огромную сумму и не может её выплатить. Из-за этого пришлось найти работу с высоким доходом в Москве.

Переезд дался нелегко, первые месяцы жил в хостеле в одной комнате с бомжами, где бегали крысы. У меня ухудшилось здоровье, начал кашлять кровью. Пока помогал своим родителям с долгами, я знал ради чего жить. Сейчас, когда все кредиты погашены, больше не вижу смысла существовать. Все женщины, которых любил, предавали меня. А я хотел крепкую семью и детей.

Я уже состоялся в профессии и получаю хорошую зарплату, но неудачи в любви не отпускают. Если начинаю вспоминать, как поступали со мной мои бывшие, то хочется исчезнуть. Не понимаю, чем заслужил такое отношение. Не хочу жить без любви. Я понял, что все женщины алчные личности, которые ведутся на внешность или деньги. После того, как погружаюсь в эти воспоминания, становится тяжело на душе. Делаю себе больно от безвыходности и желания скорее пережить эти эмоции.


— Причин, по которым люди занимаются самоповреждением, достаточно много:тревога, депрессия, эмоциональные травмы, расстройства пищевого поведения. Причиняя себе вред, люди преследуют в основном две цели. Первая — наказать себя за выдуманные недостатки, вторая — пережить внутренне сильное стрессовое событие. Порез во-втором случае тщательно обрабатывается, лечится. Через заживление физической раны создается иллюзия «заживления» эмоциональной травмы. Часто люди перед процессом самоповреждения чувствуют себя словно замершими или замороженными. В процессе от физической боли словно «просыпаются» и ощущают целый спектр эмоций: страх, злость, обиду, вину, грусть, — рассказывает психолог и сотрудник психологического центра «Кислород» Наталия Чермошанская.

Татьяна, 20 лет, студентка НИУ «БелГУ»

— Причиняю себе боль не только с помощью порезов. Ещё лет с четырёх, когда мама была недовольна моим поведением и обижалась, я шла в тёмную комнату кусать руки. Делала это из-за того, что огорчала самого важного в жизни человека. Считала, что нужно обязательно наказать себя за такой поступок. Причиняя увечья «искупала грехи» перед самой собой, от этого становилось легче. Мать пугала, что следы от зубов могут остаться навсегда. Но это никогда не было для меня важно.

До сих пор единственные серьёзные шрамы, которые остались, — это полоски на руке от лезвия. Их не стыжусь и не скрываю. Со временем к чувству вины добавилось ещё одно — чувство ненависти к себе. Я на полном серьёзе считала, что лучше было бы умереть и не отравлять жизнь другим. Когда училась в старших классах, то сидела и рыдала каждую ночь по 5–7 часов. Было настолько плохо, что приходилось закрывать рот руками, чтобы плачем не разбудить семью. Иногда такие истерики сопровождались самоповреждениями. Родители говорили, что мне просто заняться нечем. На их мнение мне было всё равно, поэтому я продолжала так делать. В момент панической атаки легче испугаться и переключить внимание на кровь.

Сейчас особо ничего не поменялось, я пытаюсь держать себя в руках и не резаться. Но не совсем понимаю, зачем нужно это прекращать. Если не хочу оставить шрамы на теле, то бью себя, голодаю, глотаю неизвестные таблетки, отламываю ногти, вырываю волосы, бьюсь головой о стену.


— Прежде чем говорить, насколько страшен селфхарм, важно определиться с видами этого явления. Первый — селфхарм как демонстративно-шантажное поведение. В этом случае человек не желает себе смерти, а наносит повреждения с целью манипулирования. Второй — человек страдает от идей самообвинения и самоуничижения. В этом случае повреждения наносятся с целью наказать самого себя. Это может быть опасно, потому что данный вид является проявлением аутоагрессии (высшей степенью аутоагрессии является суицид). Третий — человек наносит себе повреждения под действием патологических переживаний (галлюцинации императивного характера, которые приказывают наносить порезы). В этом случае пациент представляет опасность для самого себя. Лечение так же зависит от причины. При первом варианте может быть достаточно занятий с психологом. При втором — назначение транквилизаторов/антидепрессантов и психотерапия. В третьем случае необходима госпитализация и лечение в стационаре нейролептиками, — объясняет частный врач-психиатр Юрий Васнецов.


София, 22 года, продавец в торговом центре

— Долгое время занималась самоповреждениями. Я вообще ничего не чувствовала в тот период. Селфхарм помогал ощущать себя живой. Стресс, одиночество, непонимание, холодность родителей, непринятие себя — все это толкнуло в чёрную дыру отчаянья и порезов. Делала это ночью в своей комнате или в ванной. От косых взглядов спасалась длинными рукавами. Мама давила на чувство вины и даже не думала повести меня к психологу. В то время ещё и тетя нагнетала. Она говорила, что меня такую ненормальную никто на работу не возьмёт. В общем, пришлось спасать себя самостоятельно. Не знаю даже, как выбралась из этого ада. Себя повреждала из-за страха перед мамой, перед обществом, самой собой. Да и сейчас живу в клоаке страхов. Все шрамы быстро затянулись. Сейчас могу только сильно бить себя по ногам до синяков или гематом, но резаться больше не хочу.


— Селфхарм является показателем неразрешенных проблем, бессилия перед ними. Самое безопасное и полезное занятие в случае самоповреждений — это работа с психологом. Она поможет понять именно вашу причину селфхарма и подобрать альтернативу. Вариантов достаточно много: спорт, прогулки, путешествия, общение с близкими, хобби. Профилактикой повреждений является забота о психологическом здоровье с детства, а также возможность рассказать про желание причинять себе вред и не быть за это осуждённым. Селфхарм — это действительно проблема, но её можно решить с помощью специалистов, — считает психолог Наталия Чермошанская.

Где помогают людям, занимающимся селфхармом?

По информации белгородского департамента здравоохранения и соцзащиты населения, в регионе не ведут учёт пациентов, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством (к которому относится желание причинять себе боль — прим. Ф.). Но им оказывают амбулаторную психотерапевтическую помощь в диспансерных отделениях Белгородской клинической психоневрологической больницы, Губкинской центральной районной больницы, в Старооскольском центре специализированной медицинской помощи психиатрии и психиатрии-наркологии, в Шебекинской ЦРБ. Психиатрическую помощь им также оказывают в перечисленных учреждениях, за исключением Шебекинской больницы, но дополнительно с ними общаются врачи-психиатры центральных районных больниц. Ещё их могут положить на дневной стационар или стационарное лечение в отделения пограничных психических расстройств Белгородской областной клинической психоневрологической больницы.


Использованы материалы публикации в журнале «Лотман».

Валерия Фандеева

Истории о людях и судьбах

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости