«Эти девушки — травмированные души». Как белгородский «Дом Мамы» помогает женщинам, столкнувшимся с бедой

В Белгородской области появился «Дом Мамы». Это кризисный центр для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. Корреспондентка «Фонаря» Дана Зибрина поговорила с основательницей центра Александрой Дубовой и узнала, чем занимается центр и как женщины могут получить в нём бесплатную помощь.

Минувшим летом в Белгородской области появился «Дом Мамы» — кризисный центр для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию. Директор «Дома» Александра Дубова рассказала, что вдохновилась казахстанскими благотворительными проектами.

Александра Дубова, фото из личного архива

— Я мама двоих детей. Не смогла оказаться равнодушной, была возможность помогать. Увидела интервью казахского бизнесмена [Айдына] Рахимбаева российскому бизнесмену и благотворителю Игорю Рыбакову. Там он рассказал об аналогичном центре в Казахстане, который работает уже девять лет. Благодаря таким домам в стране вдвое уменьшилось количество детей, отдаваемых в детдома. Тогда было решено, что нужно открыть центр в Белгороде. Для этого даже слетала в Казахстан, где со мной поделились опытом работы.

«Дом Мамы» официально работает с 1 июня. У нас в этот день заселилась первая подопечная. Для открытия центра нужна была команда, а также деньги, чтобы снять дом. Ещё очень важно информирование госструктур: наша команда ходила в управление соцзащиты, опеку, писала письма в министерство здравоохранения и губернатору Вячеславу Гладкову, чтобы донести информацию, что мы есть.

Самое важное — это деньги и человеческий ресурс. На данный момент государство с финансированием нам не помогает, но у нас есть спонсоры, которые ежемесячно жертвуют деньги в фонд, благодаря чему он и работает. У нас есть самое главное — желание помогать, а там уже что угодно можно организовать, — говорит Александра.

Планировалось, что «Дом Мамы» будет принимать женщин с детьми только определённого возраста, как в Казахстане, но вскоре девушка поняла, что в Белгородской области нужно изменить правила и помогать всем обращающимся.

— Когда мы начинали работать, то думали, что будем помогать только женщинам, которые хотят отказаться от детей, — это та миссия, которая выполняется центром в Казахстане. Сотрудники центра забирают этих женщин себе, чтобы между мамой и ребёнком случилась привязанность, и впоследствии женщина даже думать не могла об отказе от ребёнка. Мы тоже так начали работать, но потом ушли от этого и решили помогать любой беременной женщине или женщине с детьми, которой нужна помощь. В первую очередь, помощь — это убежище, дом, в который женщина может прийти, когда ей некуда идти. Допустим, осталась она в подъезде с двумя детьми или одна, потому что муж напился и выгнал её, а у неё нет никого или её не принимают, она может позвонить нам, и мы поможем, — обещает директор центра.

Кому помогает центр?

В «Дом Мамы» могут обратиться женщины с детьми, которые попали в трудную жизненную ситуацию: лишились дома, страдают от насилия в семье, не могут обеспечить себя и ребёнка самостоятельно.

Каждая женщина, которая нуждается в помощи и защите, может отправить свои данные на сайт, чтобы с ней связались по телефону, или позвонить в «Дом Мамы» самостоятельно по номеру 7 910 225-36-61. Александра Дубова подчёркивает, что национальность, вероисповедание или регион, из которого приехала девушка, не имеют значения, однако некоторые ограничения есть.

— Мы не берём женщин с алкогольной или наркотической зависимостью и ВИЧ-инфицированных, потому что мы ещё не готовы к таким случаям. Мы думаем о безопасности женщин и детей, которые уже находятся в доме. В других городах есть подходящие узкоспециализированные центры, — уточняет Александра.

Чем помогает «Дом Мамы»?

Подопечные «Дома» бесплатно получают проживание и питание для себя и ребёнка, одежду и вещи первой необходимости, помощь юриста и психолога, медицинскую помощь, помощь с оформлением документов, обучением и трудоустройством. Для размещения в «Доме» документы не нужны, самое главное — решиться на звонок.

— Сейчас в «Доме Мамы» живут три девушки и четверо деток. На протяжении нашей работы мы помогли уже 12 женщинам. Дом рассчитан на десять женщин с детьми. У нас в доме большие комнаты, где стоят несколько кроватей. Естественно, пока есть место, мы в занятые комнаты никого не подселяем: например, в отдельной комнате сейчас живёт мама с двумя детками — девочке 12 лет и четыре года мальчику, пусть они спокойно и живут в этой комнате. А в другой комнате живёт одна мама с маленьким ребёнком, туда можно смело поставить ещё три кровати с детскими кроватками, потому что помещение большое. При расселении мы отталкиваемся от здравого смысла, от комфорта и понимания того, чтобы было нормально.

Единственное, что нужно женщине, — решиться на звонок, потому что может быть стыдно, страшно. Конечно, когда всё очень плохо, эти человеческие чувства уходят на задний план. Просто позвоните. Если у женщины есть возможность, то она может приехать в «Дом» сама, а если нет — мы её привезём. Дом расположен в Белгородском районе, но мы не публикуем адрес, так как заботимся о безопасности постоялиц. В Белгороде у нас только юридический адрес, — объясняет Дубова.

По словам Александры, самое сложное в работе — это добиться доверия женщин. Важно показать, что «Дом Мамы» является безопасным пространством.

— В первое время мы привезённую девушку не трогаем, если она не хочет рассказывать ничего. Кто-то приходит и сразу хочет рассказать всё, что есть на душе. Кто-то молчит и не делится, а истинную причину, почему всё так получилось, мы узнаём через месяц-два. Затем женщины видят, что всё спокойно: никакие эксперименты здесь не ставят, никого никуда не продают, и все желают только добра.

На второй-третий день мы с девушкой заключаем договор, в котором прописано, что это временное пребывание до восьми месяцев. Есть правила дома: например, дежурства — девушки сами убираются, готовят еду. У нас также запрещено употребление спиртного и наркотиков, запрещено не ночевать дома — за нарушения придётся выселять, — рассказывает Дубова.

Работники «Дома Мамы» стараются найти к каждой подопечной индивидуальный подход: помогают адаптироваться, при необходимости учат готовить, убираться и ухаживать за ребёнком.

— При заселении с девушками я общаюсь лично, потом это делает психолог. У нас к каждой девушке индивидуальный подход. Например, одной девушке мы оплатили обучение на графического дизайнера, чтоб она могла работать в онлайне. Помогли с оформлением алиментов через юристов. Получается комплексная помощь: во-первых, добро и тепло — я считаю, это самое важное, потому что женщина с ребёнком находятся в спокойных, комфортных условиях; им не нужно бояться, что их будут терроризировать, не дадут еды или закроют дома. Во-вторых, квалифицированная психологическая и юридическая помощь. У нас также есть возможность обучить тех, кто способен и готов работать.

Более того, с магазином цветов заключим согласие, по которому девушки смогут обучаться на флористов с дальнейшим трудоустройством: они смогут сразу выйти на работу в магазине и учиться. Ещё есть возможность обучения на тайного покупателя на маркетплейсах.

Какие сотрудники нужны «Дому»?

Сейчас кризисный центр ищет помощницу, которая будет находиться в доме с девушками и помогать им организовывать быт.

— У нас немного сотрудников: директор, психолог, SMM-щик, бухгалтер, есть внештатный помощник-водитель, но не хватает помощницы-координатора, которая должна находиться в доме, учить готовить, при необходимости помогать управляться с детьми, составлять списки вещей для покупок, записывать в больницу, продукты привозить — раньше была доставка, но её отменили, а самостоятельная доставка пакетов отнимает много времени. Нужен человек, который бы этим занимался и которому можно доверять.

Вы должны понимать, что здесь живут девушки, которые сами не смогли, и им нужно помочь. Это не значит, что они плохие. Очень важный фактор для женщины, которая будет работать в доме, — безоценочное отношение. Эти девушки — травмированные души. Они очень сильно чувствуют, когда ты к ним неискренен. Нельзя думать: «Сама дура — сама виновата». Если ты хочешь ей помочь — всё получится. Может, нам нужна пенсионерка, которая будет вести себя с девушками, как нянька — организовывать быт, — рассказывает про будущую сотрудницу директор центра.

Как помочь кризисному центру?

По словам Александры Дубовой, основная проблема «Дома Мамы» в том, что про центр никто не знает, хотя директор неоднократно сообщала об открытии властям. Основательница надеется, что после публикации на «Фонаре» о центре узнает больше людей, а нуждающиеся в помощи женщины обратятся в «Дом».

— Загвоздка в том, что ещё не все про нас знают. Люди не идут. А я не верю, что нет таких женщин, которым не нужна помощь. Казалось, можно тихо делать своё дело, а «сарафанное радио» всё донесёт, но это не сработало. Проблема в том, что мы писали о «Доме» везде, всё руководство города о нас знает, но информация не спускается вниз. Наша самая главная задача — вызвать доверие, потому что люди не верят. Одна из наших постоялиц у меня даже спросила: «Что я буду вам за это должна?». Я говорю: «Ничего». А она отвечает: «Так не бывает». Но мы действительно помогаем. Просто так, — убеждает Александра Дубова.

Помочь кризисному центру для женщин «Дом Мамы» можно, отправив донат на сайте.

Дана Минор

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В белгородский фонд поддержки военных и их семей пожертвовали 13 миллионов рублей

В белгородский фонд поддержки военных и их семей пожертвовали 13 миллионов рублей

Фонд «Каждый особенный». Проект «Тренировочная квартира» [вакансии]

Фонд «Каждый особенный». Проект «Тренировочная квартира» [вакансии]

«А много ли вы знали о проблемах особенных детей до постановки диагноза?». Публикуем результаты социологического мониторинга о белгородских семьях, воспитывающих детей-инвалидов

«А много ли вы знали о проблемах особенных детей до постановки диагноза?». Публикуем результаты социологического мониторинга о белгородских семьях, воспитывающих детей-инвалидов

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

Фонд семьи Тиньковых передаст 40 тонн медикаментов белгородской больнице

Фонд семьи Тиньковых передаст 40 тонн медикаментов белгородской больнице

Несколько матерей солдат-срочников обратились в военную прокуратуру Белгорода

Несколько матерей солдат-срочников обратились в военную прокуратуру Белгорода

«Мне хочется им помочь». Матери срочников — о службе призывников на российско-украинской границе в Белгородской области

«Мне хочется им помочь». Матери срочников — о службе призывников на российско-украинской границе в Белгородской области

«Нужно что-то делать, нужно куда-то бежать». Как молодая мама в «Доме Мамы» пытается спастись от мужа-абьюзера

«Нужно что-то делать, нужно куда-то бежать». Как молодая мама в «Доме Мамы» пытается спастись от мужа-абьюзера

Белгородка нашла на своём огороде могилу времён Великой Отечественной войны

Белгородка нашла на своём огороде могилу времён Великой Отечественной войны

1095 дней Вячеслава Гладкова. Что сделал за три года белгородский губернатор?

1095 дней Вячеслава Гладкова. Что сделал за три года белгородский губернатор?

Цены на яйца и экспорт в Китай. Белгородский Россельхознадзор подвёл итоги 2023 года

Цены на яйца и экспорт в Китай. Белгородский Россельхознадзор подвёл итоги 2023 года

Егор Крид перечислил 6 миллионов рублей пострадавшим от обстрелов ВСУ белгородцам

Егор Крид перечислил 6 миллионов рублей пострадавшим от обстрелов ВСУ белгородцам

«Здесь же не будет ракетной опасности?». Как белгородский фонд «Каждый особенный» меняет работу из-за обстрелов ВСУ

«Здесь же не будет ракетной опасности?». Как белгородский фонд «Каждый особенный» меняет работу из-за обстрелов ВСУ

Переехавшая из Грайворона семья смогла вывезти свою лошадь из-под обстрелов

Переехавшая из Грайворона семья смогла вывезти свою лошадь из-под обстрелов