Из школы на войну. Как корочанского ветерана спас бак с маслом, а после войны он достроил брошенную школу

Каждый год мы вспоминаем о трагических событиях Великой Отечественной войны, принесших много бед и разрушений советскому народу. Театр военных действий развернулся и на территории нынешней Белгородской области. Ко Дню Победы Татьяна Дюмина поговорила с участником войны из Корочанского района Иваном Яковлевичем Никулиным, который волею судьбы смог достроить школу, стройку которой раньше прервала война, и подготовила историческую справку о том, как область переживала основные события ВОВ.

Редакция «Фонаря» благодарит историка Юрия Васильевича Коннова за предоставление информации и помощь в подготовке публикации. Основные события, которые мы опишем ниже мы записали с его слов.

Это было до войны

За десять лет до начала Великой Отечественной войны Белгород представлял собой зелёный, цветущий город с активно развивающимся производством и промышленностью. К началу 1930-х годов в городе началось возведение центральной электростанции. Предприятия, созданные ещё до революции, продолжали работать. В первую очередь, развивалась мело-известковая промышленность, позже, во время войны и после неё, импульс получило жилищное строительство и переработка аграрной продукции.

К концу 1930-х годов в Белгороде были мясокомбинат, крупозавод, маслозавод, пивзавод, три меловых завода, промкомбинат горсовета, утильзавод, хлебокомбинат, два кирпичных завода, мельница, спиртзавод и более десятка различных артелей.

Большое количество белгородцев, желающих устроиться на работу, прибывало в город из сёл и деревень. Самым крупным работодателем в довоенный период было Белгородское отделение железнодорожников. И это было неудивительно: Белгород тогда выступал крупным транспортным узлом, связывающим аграрные районы Черноземья с перерабатывающими заводами промышленного центра, обеспечивал транзит грузов между Советской Украиной и РСФСР. Помимо производственных успехов в городе кипела культурная жизнь, развивался спорт и образование.


Жизнь кипела не только в городе, но и в деревнях и сёлах нынешней Белгородской области. Житель села Заячье Корочанского района, ветеран Великой Отечественной войны Иван Яковлевич Никулин рассказывает, что его родное село было плотно заселено. Школы были переполнены, поэтому власти решили построить новую. Но начавшаяся война перечеркнула все их планы.


Иван Яковлевич Никулин, фото из личного архива
— Выпускные и переводные экзамены успели провести, но вся наша учёба пошла насмарку. Учителей-мужчин забрали на фронт, а молодых женщин — медсёстрами в госпиталя. Школа перестала работать. Догонять учебную программу пришлось уже после войны, — вспоминает Иван Яковлевич.

К 1943 году ветеран успел закончить только шесть классов.


В город пришла война

Война для белгородцев, как и для всех жителей Советского Союза, началась 22 июня 1941 года. Первоначально в городе было спокойно, Белгород находился далеко от западных границ Союза, где уже бушевало немецкое наступление. Но линия фронта понемногу приближалась, и среди жителей распространялись тревожные настроения. В 20-х числах августа 1941 года в центре Белгорода прогремело несколько взрывов: это упали и взорвались бомбы.

Немецкие войска постепенно подходили к территориям нынешней области. С 18 на 19 октября 1941 года со стороны Грайворона, Ракитного, Красной Яруги 75-я пехотная дивизия при поддержке других частей вермахта вошла в Белгород. Главной целью наступления немецкой армии на город стало не допустить советские войска к Харькову и не дать им возможности атаковать. Белгород как наиболее крупный и близкий к Харькову железнодорожный узел стал для немцев важной целью.

Улицы Белгорода во время оккупации, фото предоставил Юрий Коннов

В Белгороде фашисты стали укрепляться. Они возводили оборонительные сооружения, чтобы противодействовать советскому контрнаступлению. Были захвачены Харьков, Белгород и предприятия Харьковского промышленного района — на этом основная задача немецких войск на Белгородчине в тот период была выполнена.

В октябре 1941 года передвижение как наших, так и немецких военных, затруднила распутица. Линия фронта стабилизировалась: остановившись возле Северского Донца, войска вермахта больше не продвигались. Тем более, что главным направлением для нацистской армии всё же была Москва, поэтому больших сил на белгородских территориях уже не задействовали.


Масло вылилось, а я выжил

В первые годы Великой Отечественной войны мобилизовали многих мужчин. Среди них были отец и брат героя публикации Ивана Яковлевича Никулина. Самого же молодого Ивана на фронт призвали позднее — 26 апреля 1943 года, когда ему было 17 лет.

Иван Яковлевич отправился в город Дзержинск Горьковской области (ныне Нижегородская область — прим. Ф.), где проходил обучение на механика-водителя самоходки. После окончания пятимесячных курсов Никулина направили выполнять задачи на второй Белорусский фронт, которым в то время командовал маршал Константин Рокоссовский.

Молодого человека распределили в 1444-й самоходно-артиллерийский Гомельский Краснознамённый ордена Александра Невского полк, где Никулин служил в звании старшего сержанта. «Освобождение Белостока (Белосток — город в Польше — прим. Ф.) было моим боевым крещением», — делится Иван Яковлевич. В составе 1444-го полка старший сержант Никулин освобождал немецкие города Райне, Лих, Дуйсбург и Кёнигсберг. Рассказывая о тягостях военных лет, Иван Яковлевич вспоминает случай, когда ему чудом удалось выжить.

— Шёл страшный бой за освобождение немецкого города Лих (также Лик — прим. Ф.). Я был в составе экипажа самоходки. У такой машины бронёй укрыта только та часть, в которой сидит механик. Во время боя (надо ж такому произойти!) вражеская мина попадает в боевое отделение, где находился командир — он погиб на месте. Представляете, что там было... Я остался невредим только потому, что немногим ранее заливал масло в боевое отделение одного двигателя. В один залил, а в другой ещё не успел — командир машины сказал: „После зальёшь“. Ну я бачок с маслом поставил за спину. А после взрыва осколки, предназначавшиеся мне, попали в этот бачок. Масло вылилось, а я выжил. Машина горела, я вытаскивал других членов экипажа. Товарищи мои попали в госпиталя, но ранения были слишком тяжёлые, и они погибли, — рассказывает ветеран.

Белгород в оккупации

Масштабных боёв за Белгород не было. Однако после того, как в ходе контрудара Красной армии под Москвой немецким войскам нанесли поражение, постоянные боевые действия начались по всей линии фронта. Советская армия не оставляла попыток нанести поражение противнику и отбить населённые пункты на других участках фронта. В период 1941-1942 годов в районе сёл Крутой Лог, Батрацкая Дача, Беловское занимала оборону 226-я стрелковая дивизия под командованием Александра Васильевича Горбатова. Командир дивизии отличился в оборонительных и наступательных боях под Харьковом, за что получил звание генерал-майора.

В начале 1942 года большие операции проводились в районе Обояни, Прохоровки и Белгорода. Из Шебекина 38-я армия наносила удары в район Волчанска и в харьковском направлении. По всей линии фронта, проходившей по белгородской земле, с января по март чтобы прощупать немецкую оборону и найти её слабые участки, вели постоянные боевые действия. Первую попытку отбить Белгород предприняли 5 января 1942 года. Но, к сожалению, для освобождения города у Советской армии тогда не хватило артиллерии и авиации.

Белгород во время оккупации, фото предоставил Юрий Коннов

После оккупации города немцы перешли к главной задаче: запугать местное население и подавить его волю к сопротивлению. В первые дни оккупанты запретили проводить всевозможные мероприятия, работу рынка и торговых сетей, ввели комендантский час. По городу расклеили приказы комендатуры с новыми правилами. Последней строчкой в приказах говорилось том, что за неповиновение новому порядку последует расстрел. Однако через 2–3 недели ограничения начали ослаблять, в частности разрешили ограниченную работу магазинов и рынка.

Белгород во время оккупации, фото предоставил Юрий Коннов

Развернуть активную подпольную деятельность в городе не удалось. Белгородский партизанский отряд вёл только разведывательную деятельность и иногда нападал на небольшие немецкие гарнизоны. Белгородские партизаны передавали информацию в штаб 21-й армии, который в тот период находился в Короче, и были проводниками для разведгрупп наших частей, периодически прощупывавших немцев на линии фронта.


Это место, этот пруд, я никогда не забуду...

В отличие от белгородского направления, где масштабных столкновений советской армии с противником не было, на боевых участках, где находился 2-й Белорусский фронт, бои шли тяжёлые. Именно они больше всего запомнились уроженцу Корочанского района Ивану Никулину.

«Первую мою самоходку уничтожила вражеская мина. После этого мне дали новую машину и новый экипаж. Как-то раз, помню, стояли мы на пруду. Было уже холодное время года, вода замёрзла... А наша артиллерия, использовавшая дальнобойные орудия, просчиталась и начала бить по нам. В это же время и немцы по нам били. И вот мы уже с двух сторон под огнём. Вы когда-нибудь видели колорадских жучков, которые пытаются вылезти из банки? Вот так и мы выбирались из самоходки. Это место, этот пруд я никогда не забуду... Он мне и сейчас часто снится.». — вспоминает Никулин.

Иван Яковлевич Никулин (справа) с боевым товарищем, фото из личного архива Ивана Никулина

— Ещё помню случай, когда износились бортовые фрикционы моей самоходки (бортовые фрикционы — детали ходовой системы гусеничных машин, отвечающие за остановку движения гусениц и совершение разворота машины — прим. Ф.), и у машины отказали повороты. Ехать можно было только задней скоростью. Меня тогда послали в другой эшелон, чтобы самоходку наладили. Дело было осенним вечером: уже стемнело, выпал снег.

Мне показалось, что ехал я долго, периодически выходил из машины, стоял, прислушивался — тишина: ни наши не стреляют, ни немцы. Я тогда подойду, послушаю дерево — дерево оно выстрелы слышит. Ничего. Так я раза два-три из машины выходил. А потом как-то вышел, слышу — немцы едут, три человека. Увидели они меня, друг другу что-то рассказывать начали, смеялись, на меня внимания не обращали. Оказалось, я как раз до ужина к немцам подъехал, метрах в 300 от них был. Счастливый случай меня тогда спас: я ногой зацепился за провод связи и перерезал шнур. К счастью, связист оказался русский, он показал меня на карте, и меня нашли. А так я к немцам сам бы приехал, — рассказывает ветеран.

Как освобождали Белгород

3 августа 1943 года началась Белгородско-Харьковская операция — наступление советских войск на оборонительные полосы противника. 4 августа 69-я армия, имевшая в составе более 140 частей, под командованием генерала-лейтенанта Василия Дмитриевича Крючёнкина вышла на окраины города. Решили не вытеснять армию противника из города, а окружить её и уничтожить. Основной удар по немецким войскам был нанесён в 4 утра 5 августа. К 18 часам большая часть Белгорода находилась под контролем советских войск. Всю ночь бойцы Красной армии ликвидировали оставшиеся очаги сопротивления. Пригородные слободы Пушкарная и Супруновка заняли утром 6 августа. Белгород был освобождён.

Ново-Московская улица освобождённого Белгорода, 1943 год, фото rgo.ru/ru/belgorod

Сразу после освобождения города, в августе 1943 года, создали ремонтно-восстановительные бригады, расчищавшие улицы от последствия боёв и ремонтировавшие дороги. Там, где это было возможно, восстанавливали административные здания и жилой фонд. К концу 1945 года город был приведён в порядок.

Послевоенный Белгород, фото предоставил Юрий Коннов

Также с 1943 года занялись восстановлением промышленности. В первые недели после освобождения Белгорода наладили работу хлебозавода. Начали свою деятельность малые артели. В 1945 году занялись строительством цементного и шиферного заводов, а чугунолитейный к этому времени уже восстановили. Каждое предприятие получило задание от горисполкома по развитию подсобного хозяйства, и вскоре на производствах начали выращивать овощи и фрукты. Особенно отличился пивзавод — уже в 1944 году для общественных столовых предприятие поставляло свои продукты. К 1947–1948 годам промышленность города была восстановлена.

Город нужно было снабжать электричеством, поэтому ещё в 1944 году начали восстанавливать работу центральной электростанции, годом позже станция уже успешно работала. В сентябре 1943 года восстановили железнодорожный узел.

Советские солдаты у вокзала в Белгороде, фото rgo.ru/ru/belgorod

Основные проблемы в послевоенном Белгороде возникли с жилым фондом. Многие не подлежавшие восстановлению здания снесли. Людей, особенно возвращавшихся с фронта, нужно было обеспечивать жильём и работой. Работу давали почти всем, а вот домов на всех не хватало. Людей начали уплотнять — для этого создавали коммунальные квартиры.


В побеждённой Германии

Ночью 9 мая по всей стране объявили о капитуляции Германии и завершении Великой Отечественной войны. В этот момент старший сержант Никулин находился в Москве — его отобрали для участия в параде Победы на Красной площади. По словам Ивана Яковлевича, парад прошёл быстро, после этого его вместе с другими военнослужащими отправили на восток.

«После парада Победы нас сформировали для отправки на японский фронт. Но везли медленно, не спешили, довезли до Канаша (Канаш — город в Чувашской республике — прим. Ф.), загнали вагон в тупик. Там мы простояли трое суток, а затем нас развернули и отправили в Германию, в город Потсдам. В Потсдаме я дослуживал до 1949 года. Там мы изучали американские автомобили студебеккеры (англ. Studebaker US6 — грузовой автомобиль фирмы Studebaker Corporation был самым массовым транспортным средством, поставлявшимся Советскому Союзу по ленд-лизу — прим. Ф.)», — рассказывает Иван Яковлевич.

О годах пребывания в Германии Иван Яковлевич вспоминает так: «Кормили хорошо. Немцы никого не трогали, никого не обижали. Хотя были разные случаи с нашими солдатами, некоторые ведь и пьянки устраивали, и издевались над ними... Но немцы никого не трогали. Они всё понимали: если их победили, значит приказы победителей нужно выполнять. Могилы всех наших солдат на их территории были в отличном состоянии. Везде порядок. В Потсдаме мне особенно запомнились два красивых парка: один для советских граждан, а второй Сан-Суси — для немцев».

Дворец Сан-Суси в одноимённом парке в Потсдаме, фото holidaygid.ru

За подвиги, мужество и отвагу во время Великой Отечественной войны Ивана Яковлевича наградили медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны II степени.


Первым делом — учёба

1 сентября 1943 года в только что освобождённом от захватчиков Белгороде дети пошли учиться в школы. Для людей, которые не смогли закончить основное образование из-за войны, открыли вечерние школы. Программу основного семилетнего образования теперь мог освоить любой желающий. Герой статьи Иван Яковлевич Никулин после дембеля тоже решил учиться. К получению образования его подтолкнула встреча с будущей женой.

— К нам по назначению в школу приехала девушка, только что закончившая институт. Я в это время работал заместителем начальника сельпо. В магазинах ничего не было: ни керосина, ни соли... Мне приходилось доставлять продукты из Белгорода. И вот однажды стою я на дороге, жду машину до города, чтобы соли привезти. А она проходит мимо, не обращая на меня никакого внимания. Мысль у меня в голове как-то очень быстро промелькнула, и я, долго не раздумывая, говорю ей: «Девушка, не грех было и поздороваться-то!». Она ещё пять шагов сделала, остановилась, повернулась и засмеялась. Вот так мы с моей будущей женой и познакомились.

А мысль о том, что учиться надо, у меня заела, как заезженная пластинка. Думаю: вот идёт эта девушка, образованная, весёлая, радостная, а у меня образования нету. Я тогда книжки стал собирать, чтоб было, на какие знания опираться в дальнейшем обучении. У нас в местной школе не хватало учителей физкультуры, и меня, фронтовика, охотно взяли на эту должность.

Во время работы в школе я в свободное время заходил в школьную каптёрку, читал там книжки. А потом я узнал, что в Рыльске Курской области есть школа, которая готовила преподавателей физкультуры. Я и поехал туда учиться. Школу закончил с успехом, получил диплом. Но на этом я не остановился и решил учиться дальше. Я поехал в Курск, где в 1972 году окончил Курский педагогический институт. Педагог из меня получился неплохой. Я работал в нескольких школах. Вскоре меня начали поставили на должность директора. В Заячьем я достроил школу, строительство которой бросили во время войны. Хорошая школа получилась... — рассказывает ветеран.
Татьяна Дюмина

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Истории «Бессмертного полка». Белгородцы — об участниках Великой Отечественной войны

Истории «Бессмертного полка». Белгородцы — об участниках Великой Отечественной войны

«Бессмертный полк-2019» в Белгороде. Как это было [видео]

«Бессмертный полк-2019» в Белгороде. Как это было [видео]

Как в Белгороде проходил «Бессмертный полк-2022»

Как в Белгороде проходил «Бессмертный полк-2022»

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

Белгородские коммунисты почтили память земляков, сожжённых фашистами на камышитовом заводе

Белгородские коммунисты почтили память земляков, сожжённых фашистами на камышитовом заводе

80 лет со дня трагедии на камышитовом заводе. Где он находился?

80 лет со дня трагедии на камышитовом заводе. Где он находился?

Дом со Знаменем Победы. Краевед предложил увековечить день освобождения Белгорода

Дом со Знаменем Победы. Краевед предложил увековечить день освобождения Белгорода

Мэрия Белгорода отреагировала на предложение краеведа увековечить дом, где водрузили Знамя Победы

Мэрия Белгорода отреагировала на предложение краеведа увековечить дом, где водрузили Знамя Победы

Белому городу — новую достопримечательность. ​Краевед предложил увековечить место из фильма об освобождении Белгорода

Белому городу — новую достопримечательность. ​Краевед предложил увековечить место из фильма об освобождении Белгорода

«Дом когда-нибудь рухнет сам». Что представляет из себя дом в Белгороде, где 5 августа 1943 года водрузили Знамя Победы

«Дом когда-нибудь рухнет сам». Что представляет из себя дом в Белгороде, где 5 августа 1943 года водрузили Знамя Победы

Сергей Петров: «Белгородчина — место битвы, знаменитой в Италии и малоизвестной в России»

Сергей Петров: «Белгородчина — место битвы, знаменитой в Италии и малоизвестной в России»

Итальянский след. Как итальянцы воевали и отступали с территории нынешней Белгородской области в годы ВОВ

Итальянский след. Как итальянцы воевали и отступали с территории нынешней Белгородской области в годы ВОВ

Кости мамонтов, городища и монеты колониальной Мексики. Что известно о прошлом Белгородской области?

Кости мамонтов, городища и монеты колониальной Мексики. Что известно о прошлом Белгородской области?

Памятник погибшим на камышитовом заводе откроют к 9 мая

Памятник погибшим на камышитовом заводе откроют к 9 мая

«Мост дружбы» или «​троянский конь»​? Почему краеведам и жителям Красногвардейского района не даёт покоя мост в Ливенке?

«Мост дружбы» или «​троянский конь»​? Почему краеведам и жителям Красногвардейского района не даёт покоя мост в Ливенке?

Как открывали в Белгороде сквер в память о трагедии на Камышитовом заводе

Как открывали в Белгороде сквер в память о трагедии на Камышитовом заводе