«Такие незазвездённые». Сёстры Толмачёвы — о Белгороде, митрополите и платьях

Мария и Анастасия Толмачёвы рассказали корреспонденту «Фонаря», почему не живут в студенческом общежитии, как нашли общий язык с митрополитом Иоанном и каким образом решают возникающие споры.

В 2006 году сёстры Толмачёвы были одними из самых популярных россиян: две девятилетние девочки виртуозно спели авторскую песню на детском «Евровидении» и победили. Потом — новогодний мюзикл и дуэт с Аллой Пугачёвой, выступления во всех концертных программах. За ними последовало некое затишье, и в 2014 году Толмачёвы снова вернулись на сцену главного европейского конкурса песни. Сёстры попытали счастья во взрослом «Евровидении» с песней Shine, заняв седьмое место. В 2015 году девушки закончили школу в Курске и приехали учиться в Белгород.


4 ноября, в День народного единства, сёстры выступали на православном концерте в духовно-просветительском центре Веры, Надежды, Любови и матери их Софии. Здесь с ними и встретился наш корреспондент. Разговор больше ведёт Маша Толмачёва, иногда инициативу перехватывает Настя. За время беседы девушки ни разу не расцепили руки.

Олеся Шкреба — Где вы теперь учитесь?

Маша Толмачёва — Мы учимся в Белгородском институте искусств и культуры на факультете продюссирования и режиссуры (факультет режиссуры, актёрского искусства и хореографии, специальность «Организация и постановка культурно-массовых и театрализованных представлений» — прим. ред.). Поступили на очное отделение.

О. Ш. — Как удаётся совмещать учёбу и гастроли?

М. Т. — Очень легко. У нас часто спрашивают: как же вы учитесь и в то же время ездите? Наша жизнь — это, конечно же, концерты и выступления, но мы и учимся (тоже — прим. ред.). Если мы что-то пропускаем, обязательно берём предметы, темы и обязательно сдаём, поэтому никаких проблем. Всё то же самое, что было в школе. Нам пошли на уступки.

Настя Толмачёва — Мы объяснили: хоть мы и на очном отделении, но каждый день в институт у нас не получится ходить — у нас разъезды, выступления или съёмки. Нам пошли навстречу, и мы без проблем можем что-то пропустить, но всё равно обязательно всё пересдаём.

М. Т. — Все хорошо настроены. Мы со всеми нашли общий язык, со всеми общаемся. Все к нам хорошо (относятся — прим. ред.), и мы ко всем тоже.

О. Ш. — Почувствовали вкус студенческой жизни?

Н. Т. — У нас уже было посвящение. Мы постепенно привыкаем к студенческой жизни. Школа — это школа, институт — это институт. Совсем другая жизнь. Тут и ребята со старших курсов, с которыми мы познакомились и нашли общий язык. Это как-то более интересно, шире стало, и общение шире. Нам это очень нравится.

М. Т. — Мы очень добрые с сестрой, со всеми идём на контакт. У нас нет такого, чтобы мы с Настей вдвоём замкнулись и ни с кем не общались.

«Наши одногруппники или старшие курсы удивляются: „Девчонки, как вы такие незазвездённые со всеми общаетесь?“. А нас с детства родители приучили, что надо со всеми дружить. Поэтому мы нашли со всеми общий язык и спокойно общаемся и дружим».

О. Ш. — Нашли любимые места в городе?

М. Т. — В основном мы просто ездим учиться и приезжаем обратно. Так чтобы гулять... мы не гуляли. Мы пока плохо знаем Белгород. Выйти погулять можем только по местности. Здесь у нас живут много друзей. Они приезжают, и мы гуляем, пьём кофе, общаемся, когда время есть.

О. Ш. — Много свободного времени?

М. Т. — Есть, конечно, время. Многие думают, что у нас его вообще нет. Мы находим возможность и с друзьями погулять, и в кино сходить, и на концерты, и просто дома посидеть, ничего не делая. Просто отдыхать. Как и у всех обычных людей у нас есть время и фильмы посмотреть, и книги почитать. Нет такого прям загруженного графика. Всё в меру. Мы всё успеваем.

О. Ш. — Что предпочитаете смотреть?

М. Т. — Нам очень нравятся ужастики, любим триллеры. Но читать тоже любим. Не можем сказать, что мы с Настей прям читаем, но, когда у нас есть желание, время, интересная книга, если мы куда-то едем, мы покупаем книги и читаем. Чтобы время быстро проходило.

О. Ш. — В райдере у вас для перемещения по городу указан «комфортабельный микроавтобус». А как вы перемещаетесь по Белгороду?

М. Т. — Мы ездим в институт на такси. А так у нас есть машина, которая нас сопровождает, и наш директор Сергей Маслов всегда с нами. Мы работаем вместе на протяжении десяти лет. Одни мы никуда. Только на такси до института.

О. Ш. — То есть вы живёте не в общежитии?

М. Т. — Нет. Мы числимся в общежитии, у нас есть комната, но мы на первое время приехали со своей мамой, и нам неудобно было бы жить вместе с мамой в комнате.

О. Ш. — Вы не первый раз выступаете на концертах митрополии. Как у вас сложилось такое взаимодействие?

М. Т. — Мы познакомились с митрополитом Иоанном перед тем, как поступать в институт. Мы были на приёме, принимали участие в митрополичьей гостиной. Он очень хороший. Мы безумно рады, что познакомились с таким добрым и светлым человеком.

Н. Т. — Он тоже творческий человек. Рассказывал, что предпочитает рок-музыку, поэтому мы нашли с ним общий язык.

М. Т. — Мы очень рады этому знакомству. Всегда, когда нас приглашают, мы с большим удовольствием принимаем участие в таких мероприятиях. С детства участвуем в православных мероприятиях: после детского «Евровидения» выступали и у Алексия Второго, патриарха всея Руси, и у Кирилла. Он нас благословлял. На кремлёвских ёлках при президенте тоже выступали.

О. Ш. — Как настраиваетесь перед мероприятиями?

М. Т. — Нам достаточно с Настей взяться за руки, посмотреть друг на друга, пожелать удачи...

Н. Т. — Раньше как-то более страшно было, но у нас нет какого-то «обряда». Подержаться за руки — да.

«Мы наблюдали многих артистов, которые выходили на сцену. Они настраиваются, сидят в тишине, целуются по десять раз. А мы с Машей привыкли выступать. Перекрестились и всё. Самое главное — чтобы мысли были настроены на концерт. Никакими другими мыслями голову не забивать. Не смеяться, не слушать шуток... Просто спокойно посидеть и выступить. А дальше уже делайте, что хотите. Всё проще».

О. Ш. — Сколько времени тратите на занятия вокалом?

Н. Т. — Мы каждый день поём. Нет такого, чтобы репетировали... Мы проснулись — поём. Куда-то идём — поём. Сейчас у нас нет педагога по вокалу. Наша мама — педагог по вокалу, и нам достаточно дома распеться под фортепиано или поставить какие-то песни и просто их петь. А именно заниматься вокалом — такого нет. Мы уже сами себе педагоги. Друг друга слушаем с Машей, распеваемся. Любим творчество Бейонсе. Мы её огромные фанаты, поклонники. Считаем, что она эталон и красоты, и творчества, и хореографии. Поэтому мы часто поём её песни.

М. Т. — А так, конечно, экспериментируем дома. Поём любые композиции. У нас огромный плейлист с минусовками. Наугад выбираем и сами себя проверяем — сможем ли спеть эту песню. Нет определённой песни, на которой мы распеваемся.

О. Ш. — Бывают ли сестринские конфликты?

М. Т. — Конечно, бывают. Это же рабочий процесс. Но если поругались, нам достаточно пяти минут, чтобы просто друг с другом не разговаривать. Вообще я считаю, что со стороны виднее, что не так. Если мне сестра говорит, что я что-то не так спела, я лучше прислушаюсь.

Н. Т. — Дело даже не в том, как спела, — в любых моментах. Даже сегодня утром успели поссориться. Так получилось. Это не ссора, а спор такой. Все близнецы ссорятся. Не бывает такого, что раз мы близнецы, то никогда не ругаемся. Конечно, ссоры есть. Это естественно.

М. Т. — Как говорится, партнёр всегда прав.

О. Ш. — Как вы подбираете наряды для своих выступлений?

М. Т. — Вы знаете, когда нас готовили на «Евровидение», с нами работал огромный штат стилистов и визажистов. Нам подобрали свой стиль. Он такой нежный, закрытый. Хотя мы уже привыкли и придерживаемся этого стиля, мы можем себе иногда позволить красную помаду или какие-то (другие — прим. ред.) вещи. А на выступление — такое-то платье, такие-то туфли — что подобрал стилист, того и придерживаемся. Сами мы ничего не выдумываем.

Н. Т. — Ну почему же? Когда мы ходим по магазинам, мы можем сами себе платье выбрать. Да и на концерт — какие понравятся, в таких и будем выступать. У нас нет определённого стилиста, чтобы ходил с нами и выбирал платья. Что понравится, то и купим себе.

О. Ш. — Над чем сейчас работаете?

М. Т. — Мы хотим выпустить ещё один альбом. В Москве записали с композиторами, которые пишут песни Филиппу Киркорову, Николаю Баскову, несколько песен. Сейчас у нас есть пара новых композиций, но мы хотим больше. Процесс идёт. Ждём, когда выйдет наша новая песня. Она про нас двоих. Песня просто замечательная!

Н. Т. — Конечно, мы пробуем себя в разных стилях. Сейчас я записала совместную песню с Арни из Белгорода. Мне захотелось попробовать себя в новом стиле. Записывала я одна, Маша не участвовала.

О. Ш. — Вы уже пробовали себя в роли организаторов?

М. Т. — Нет, ещё не пробовали. Сейчас вот поступили на режиссуру, хотим этому немножечко научиться.

«В будущем мы с Настей хотим открыть свою вокальную школу-студию. Сейчас набираемся опыта, как поставить, как всё сделать. Планируем в дальнейшем для деток делать какие-либо свои конкурсы».

Н. Т. — В Курске, где мы живём, проходит очень много конкурсов: и «Голос», и «Голос. Дети», и «Бриллиантовый голос». Мы сидим в жюри. Нам это интересно, поэтому и хотим организовать свой конкурс.

М. Т. — Вообще судить тяжело. Ты не знаешь, какая реакция может быть у человека, и мы боимся обидеть его из-за того, что очень добрые. Он же старается, поёт, хочет понравиться жюри.

Н. Т. — Но мы объективное жюри. Если нам не понравится — мы так и скажем, объясним что и где надо доработать, что было не так. В основном на наших конкурсах берут сложные песни, и людям бывает тяжело их спеть. Даже мы, если не можем спеть песню, стараемся её не брать. В таких случаях мы говорим конкурсантам: возможно, это не ваша песня. Но специально ничего не делаем, чтобы человека обидеть. А если нам понравилось, то мы, наоборот, говорим: «Ты шикарно поёшь! Замечательно, спасибо тебе большое».

Текст: Олеся Шкреба
Фото: Антон Вергун

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments