Тиран на кухне. Зачем Белгородской области нужен закон о семейном насилии

Эксперты рассказали нам, почему нельзя забрать в полицию отдыхающего дебошира, зачем женщинам держать под рукой документы и почему жертве опасно собирать доказательства преступления.

— Проблема семейного насилия очень актуальна. Точной статистики по таким преступлениям у нас нет, потому что учитываются бытовые преступления в целом. Но можно сказать, что примерно 70 процентов бытовых преступлений — это домашнее насилие, которое совершает муж или сожитель в отношении женщины. Из этих 70 процентов ещё треть преступлений происходит в ходе распития спиртных напитков. И это необязательно неблагополучные семьи, — обрисовал ситуацию в регионе заместитель начальника отдела участковых уполномоченных полиции УМВД России по Белгородской области Александр Плетников.

Он рассказал, что типично ситуация развивается так: при возникновении конфликта женщина звонит по телефону дежурной части и вызывает сотрудников полиции.

— Когда они приедут, жена может написать заявление. Также полицию вызывают соседи, услышав шум, крики, угрозы в соседней квартире. После прибытия полицейских заявление пишут в 70–80 процентах случаев. Остальные говорят, что не будут этого делать, — дескать, жизненная ситуация, разберёмся сами, не будем выносить сор из избы. Или говорят: «Вы попугали мужа, всё, хватит». Но это единичные случаи, когда кого-то можно напугать. Насильники не прекращают своих действий после этого. А это психологическое поведение жертвы — молчать и никому не рассказывать.

«Есть и такие, которые пишут заявление, а в рамках проведения служебной проверки пишут встречное заявление. Ещё такой нюанс: если нанесён лёгкий вред здоровью, то дело рассматривает мировой суд. Немногие хотят идти туда, ссылаются на то, что это долгий процесс. Многое зависит от самой жертвы. Именно потерпевшая принимает решение, хочет ли она доводить дело до суда. Чаще всего, до суда не доходит. А если даже и доходит, то стороны часто примиряются в суде».

Полицейский поясняет, что доказать факт преступления может судебно-медицинская экспертиза и свидетели, которыми могут выступить, например, соседи, косвенными свидетелями могут быть и дети.

— Свидетели нужны, потому что в семьях бывают странные случаи. У нас была ситуация, когда жена причинила мужу неумышленные телесные повреждения. Они ругались на кухне, женщина готовила еду, неожиданно повернулась с ножом, а муж стоял рядом. В результате он получил тяжкие телесные повреждения.

Плетников говорит, что всех насильников объединяет повышенный уровень агрессии, а жертв, напротив, пассивность. Он рассказывает, что иногда преступление можно предотвратить, но законодательная база не позволяет это сделать.

— У нас в Ракитянском районе был судимый мужчина, в отношении которого сотрудники полиции проводили индивидуальную профилактическую работу и возбуждали уголовные дела интимной направленности. Он причинял лёгкий вред здоровью, были аресты, штрафы, обязательные работы, но суд ни по одному из дел не принял меры наказания в виде лишения свободы. Его только привлекали к административной ответственности, в итоге человек совершил тяжкое преступление в отношении женщины, с которой он проживал. Он избил её так, что она умерла. У нас люди получали по 50–60 суток административного ареста, но после этого не становились на путь исправления и продолжали совершать тяжкие преступления.

Полицейский говорит, что законы не позволяет даже забрать нарушителя в отдел.

— У нас нет такой статьи. Избиение больше относится к уголовному праву. А дебошира можно забрать, опросить и отпустить. У нас есть региональный закон об административных правонарушениях, материалы направляют на комиссию, но арест там не предусмотрен. То есть мужчине выпишут штраф, который возьмут с той же семьи. В ряде регионов есть статья «Семейное дебоширство». Мы изучили этот опыт, хотели то же самое внедрить через областную думу, но нам сказали, что это нарушение прав человека. Управление участковых выходило с ходатайством о том, чтобы человека можно было административно задерживать, говорили, что это необходимо, потому что это эффективная мера. Сейчас у нас нет даже медвытрезвителя. Он может в этом состоянии скандалить и совершить насилие в отношении женщины. У нас закон о семейном насилии лоббируется уже три или четыре года, но до сих пор не принят.

Александр Плетников сетует на то, что сейчас нет мер, которые можно применить к правонарушителю, находящемуся дома.

— Сотрудник полиции здесь практически бессилен, потому что правонарушители сейчас — грамотные люди. И очень большие проблемы возникают с тем, чтобы его забрать из той же квартиры. Потому что человек может раздеться и лечь спать. Всё, человек не дебоширит, лёг, отдыхает. Мы уже не имеем права забрать его из квартиры — это частная собственность. Будет написано заявление, его вызовут в опорный пункт или отдел полиции, проведут беседу. Если факт подтвердится, составят административный материал. Сейчас очень мало рычагов воздействия на таких людей. Если будет статья непосредственно по тому же семейному дебоширству, будет указано, за что можно человека привлечь. А сейчас за домашнее насилие нет ни уголовной, ни административной статьи.

«Ещё печальный момент, о котором редко задумываются: на все преступления, которые происходят в семье, смотрит ребёнок. Потом он вырастает, помнит, что такие вещи безнаказанны, и идёт по этому пути».

Руководитель центра поддержки семьи Петра и Февронии при Свято-Владимирском храме священник Михаил Артёменко озвучил позицию церкви по поводу домашнего насилия:

— Насилие в семье может быть одной из причин для того, чтобы расторгнуть церковный брак. И в таком случае потом можно получить благословение на повторный брак. Физическое насилие — угроза жизни матери или ребёнку. У нас церковь предоставляет какие-то скудные ресурсы для того, чтобы помочь таким женщинам. Мы оказываем психологическую помощь в Центре поддержки семьи Петра и Февронии при Свято-Владимирском храме в посёлке Разумное. Там у нас работают два психолога: священник-психолог и мирской психолог. Они помогают женщинам, попавшим в трудную ситуацию. Можем оказать и материальную помощь. У нас по храмам висят объявления, что, если происходит насилие в семье, есть телефоны, куда можно обратиться. В Епархиальном центре защиты жизни и православных семейных ценностей есть квартира, где женщине предоставляют койко-место. Там помогут не только с койко-местом и элементарным проживанием, но и юридически. Этот вид помощи появился года два назад.

Священник рассказал, что женщины часто обращаются за психологической помощью.

— За проживанием больше обращаются женщины, которых мужья, родственники или обстоятельства подталкивают к совершению аборта. А они этого делать не хотят, и в таком случае им тоже представляется жильё. Они имеют возможность находиться там во время беременности. Но мы не можем решить за них все проблемы, поэтому вместе ищем выход из ситуации. Но многие из жертв насилия терпят, ищут компромисс. Они боятся. Боятся даже обращаться за помощью к полиции и юристам. Потому что знают, что накажут этого мужчину, заберут на 15 суток, всё равно он потом придёт и жизни не даст.

Отец Михаил говорит, что церковь планирует дальше оказывать помощь женщинам, терпящим насилие.

— Но возникает вопрос финансирования. Ведь их надо куда-то приютить, кормить — это раз, если малыш родится — это первое время после родов, надо обеспечить памперсами, другими вещами. Мы, конечно, стараемся не отказывать, но иногда проблем столько, что мы не в силах их решить. Поэтому хочется, чтобы были какие-то благотворители, спонсоры, которые бы помогали нам в этом направлении.

«Руководство центра обращалось с письмами в различные инстанции, просят и просят. Но из бюджета выделить деньги нет возможности, то есть это должна быть инициатива людей, которые хотят в этом участвовать. Мы хотим расширяться, идти дальше, но для этого нужно иметь постоянный доход, чтобы элементарно ежемесячно оплачивать коммуникации. Нужно постоянно просить об этом. Кто-то из сильных мира сего должен это взять на баланс».

Клинический психолог, детский и семейный психолог Юлия Ковтун рассказала об особенностях поведения жертвы:

— Насилие в семье является причиной не только телесных, но и душевных травм. Очень часто жертвы семейного насилия переживали его ещё в детстве в родительской семье. Ребёнок, подвергавшийся насилию или наблюдавший сцены насилия, в большой степени подвержен риску во взрослом возрасте стать жертвой или агрессором. Например, женщина, пережившая ранее такой травматический опыт, не знает, как справляться с этой ситуацией и где искать помощь. Кроме того, жертва постоянного насилия не способна полноценно ощущать самоценность и самоуважение, необходимые для нормального функционирования личности. Снижение самооценки и утрата чувства собственного достоинства не позволяют сделать решительный шаг по поиску выхода из ситуации. Есть ещё ряд социально-экономических факторов, мешающих изменить ситуацию, — отсутствие жилья, материальная зависимость от партнёра, попытки сохранить семью любыми средствами, страх перед общественным мнением и нежелание «выносить сор из избы», вероятность лишения родительских прав.

Кадр из видео ТРК «Мир Белогорья»

Юлия говорит о том, что тем, кто регулярно переживает насилие в семье, важно знать простые способы самопомощи и защиты.

— Расскажите о том, что происходит хотя бы одному близкому человеку, который, в случае необходимости, может поддержать вас. Найдите место, в котором вы могли бы провести некоторое время, пока ситуация не наладится. Соберите информацию о центрах для женщин, где вам могут предоставить психологическое и юридическое сопровождение. Заранее подумайте о своей экономической самостоятельности. Позаботьтесь о том, чтобы при приближении конфликта самые необходимые вещи были под рукой — документы, деньги, ключи от квартиры и машины. И, конечно, подумайте о безопасности детей. В любом случае, не бойтесь обращаться за помощью, потому что от этого зависит ваше будущее.

Эксперт «Фонаря»

Адвокат, член рабочей группы по разработке федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия» Мари Давтян рассказала, что домашнее насилие — одно из самых частых и грубейших нарушений прав человека.

— В 95 процентах случаев именно женщины становятся жертвами домашнего насилия. В настоящее время проявление насилия в семье в различных его формах приобрело угрожающие масштабы и связано с негативными медицинскими, демографическими и другими социально-экономическими последствиями. К сожалению, в России отсутствует системный подход к борьбе с указанным явлением. Действие существующего административного, уголовного и уголовно-процессуального законодательства неэффективно, так как не распространяется на пресечение, профилактику и работу с потенциальными правонарушителями. Существующие нормы могут быть применены уже после совершения правонарушения или преступления. Отсутствуют защитные механизмы для потерпевших (охранные предписания, психологическая и юридическая помощь, сеть убежищ, реабилитационных центров и т. д.). Отсутствуют программы по реабилитации как жертв, так и преступников.

«Что касается уголовной ответственности, то большинство случаев насилия в семье может быть квалифицировано только как побои (часть 1 статьи 116 УК РФ), либо как причинение лёгкого вреда здоровью (часть 1 статьи 115 УК РФ), максимальным наказанием за которое станет штраф 40 тысяч рублей либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до четырёх месяцев».

Мари говорит, что и этого наказания добиться нелегко, так как по данным видам преступлений предусмотрена процедура частного обвинения.

— Такие дела возбуждаются только по заявлению потерпевшей стороны, поданному в установленной форме. При этом на жертву возлагаются функции частного обвинителя, который должен самостоятельно поддерживать обвинение, представлять доказательства, участвовать в их исследовании, заявлять ходатайства, что в ситуациях домашнего насилия практически невозможно для жертвы. В большинстве случаев насилие в семье происходит «за закрытыми дверями» и без свидетелей. Часто жертва и насильник живут вместе, и подавать заявление о случаях насилия, а тем более собирать доказательства, небезопасно для жертвы. Поэтому многие потерпевшие предпочитают либо не обращаться вовсе в суд, либо после обращения отказываются от дальнейшей борьбы. Фактически преступления в семейно-бытовой сфере в настоящее время легализованы.

«Мировая практика в области борьбы с насилием в семье доказала, что специальный закон о профилактике насилия в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства».

— Подобные законы уже несколько лет действуют на территории многих стран Западной и Восточной Европы, а также СНГ. Опыт Казахстана, Украины, Молдовы, Киргизии, Чехии, Литвы, а также других стран показал, что случаи внутрисемейного насилия сокращаются от 20 до 40 процентов после принятия подобных законов. В связи с этим очевидно, что России давно назрела необходимость в создании системы профилактики насилия в семейно-бытовой сфере и социально-правовой защиты от насилия в семейно-бытовой сфере. Пока эта система не создана, пострадавшим от домашнего насилия остается только обращаться за помощью в женские общественные организации, помогающие пострадавшим. Там расскажут, как правильно обезопасить себя, как правильно написать заявление в полицию, снять побои, обратиться в суд. Там же может оказать помощь и психолог. Кроме того, существует всероссийский телефон для женщин, пострадавших от домашнего насилия — 8 (800) 700-06-00. Он бесплатный и с мобильных, и со стационарных телефонов на всей территории РФ.

Вероника Малова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments