Добрая связь. Наталья Гончаренко

Искусствовед, директор выставочного зала «Родина» Наталья Гончаренко рассказала «Фонарю» о том, как воспитать эстетический вкус, почему конфликт отцов и детей полезен для искусства, что связывает художников и путешественников и почему стационарный городской телефон будет актуален ещё минимум лет 50.

— Сегодня многие люди, которые имеют художественный талант, уходят в сферу дизайна, отказываясь от классического искусства. Однако по молодёжным выставкам можно понять, что всё-таки адепты искусства остаются. Что, на ваш взгляд, ими движет?

— Трудный вопрос. Любого человека, даже далёкого от искусства, греет мысль, что кто-то где-то поёт, танцует, рисует… нет-нет, да и смотрит человек в другую жизнь. Искусство будет существовать независимо от нашего желания, потому что это потребность человека. Есть люди, которые иначе просто не могут. Это очевидные вещи, которые не надо доказывать. Есть искусство, и оно будет развиваться независимо от нас. Другое дело — структурировать его, направлять, поддерживать или не поддерживать, делать акценты — это всё уже политика в области культуры и художественного образования. Молодёжь, к сожалению, очень мало работает в традиционных техниках изобразительного искусства — живописи, графике, особенно в печатных графических техниках. Почему-то кажется, что дизайн проще, кажется, что дизайнером можно стать, не изучив теории и истории искусства вообще, не попробовав рисовать «руками». Кажется, что компьютерными программами легче овладеть и что-то сооружать из готовых полуфабрикатов. Где-то это и может существовать (например, если делать текстовые афиши для библиотечных мероприятий), но всё-таки надо развивать вкус. Можно даже в программе Word — пусть дизайнеры меня простят — сделать нормальную афишу, но для этого нужен вкус, понимание задач и возможностей. Это как создать прекрасный рисунок на грязном окне. Бывает, человек владеет многими графическими редакторами, но у него нет вкуса, и тогда получается кошмар. Наша задача формировать вкус, показывать как лучшие образцы художественного творчества, так и что-то хорошее, но заурядное, а иногда, для контраста, и то, что никогда ни при каких условиях не окажется в музеях: нужно, чтобы человек учился понимать искусство исходя в том числе из своего опыта, чтобы был обучающий вектор. Конечно, далеко не все желающие могут получить художественное образования в ведущих творческих вузах, но всем интересующимся искусством непременно нужно посещать не только белгородские музеи. Нужно ездить хотя бы по России. И не просто ездить и смотреть, а ездить как вольнослушатель, проходить курсы, посещать мастер-классы и, по возможности, мастерские художников, и в этих поисках находить себя. Всегда нужно стремиться увидеть оригинальное произведение — никакая копия его не заменит.

— То есть художник должен быть путешественником?

— Он обязан быть путешественником, если хочет развиваться, а не зациклиться на своей персоне, что происходит очень часто. Надо смотреть. Может, что-то уже сделано до него. И дизайнер должен ездить и смотреть. Да все: и писатели, и музыканты должны ездить и смотреть, слушать, общаться.

— Где вы сами уже побывали?

— К сожалению, я была не во всех городах и странах, где мне хотелось бы побывать. В европейских поездках я видела то, что обязан посмотреть каждый человек, увлечённый историей искусства, — крупнейшие музеи в мировых столицах. Я бы хотела посмотреть их все. Когда-нибудь на пенсии (но, конечно, хотелось бы раньше), я исполню свою мечту. Пока что я видела только музеи Парижа, Берлина, Праги, Белграда. Конечно, хотела бы посетить Италию, потому что без этого сложно ощутить себя искусствоведом в полной мере.

«Искусствоведу, как и художнику, не стоит зацикливается на своём творчестве, научных изысканиях. Потому что иначе может возникнуть угроза для психики, да и для дела его жизни тоже. Нужно отвлекаться, но, конечно, не с помощью средств массовой коммуникации. Надо гулять, выезжать в лес, выходить в город, смотреть, общаться, жить как нормальный человек. Помню, как преподаватели в Академии художеств говорили нам накануне серьёзных экзаменов: „Погуляйте вечером, спать ложитесь пораньше“».

— Когда обсуждали белгородский стрит-арт, шла очень жаркая дискуссия между старшим и младшим поколением местных творцов. Это классический конфликт отцов и детей?

— Это действительно классический конфликт отцов и детей. Я не вижу много толку от самого спора, но я вижу толк в столкновении мнений, чтобы «молодые» поняли, что мир гораздо сложнее, чем им кажется, и чтобы «старые» поняли, что мир тоже не такой, как им видится. Чтобы каждый вышел из своей зоны комфорта и постарался постичь мир во всей его полноте, во всех его противоречиях. Я понимаю, что в итоге каждый останется при своём, но в сознании остаётся сомнение: может, я всё-таки неправ?.. Это общение гораздо ценнее, чем принуждение к деланию чего-то. В Белгороде недостаёт творческой среды — когда желание творить, что-то делать зарождается само. У нас пока что для этого немножечко задействован административный ресурс. Мы стараемся от этого ресурса отойти, потому что жёсткость важна при общении с конкретным педагогом, наставником, когда человек уже решил получать художественное образование, а при знакомстве с объектами культуры в целом должна быть гибкость. Наши вечера искусств направлены на то, чтобы человек обучался, развлекаясь, или развлекался, обучаясь. И «Школа искусств» на базе выставочного зала «Родина», о которой мы заявили не так давно, тоже будет не в виде «лекция-семинар-зачёт», а в другом формате. Мы будем делать общее дело, обучаясь.

«Мне кажется забавным, когда среди белгородских студентов-гуманитариев находятся студенты, которые хотят заниматься, например, только античностью. При этом они не знают иностранных языков вообще, тем более не знают древнегреческого, и они никогда в жизни не были ни в Греции, ни в Италии, не были в крупных библиотеках, нигде не были. Но хотят изучать античность. Им кажется, что интернета для этого достаточно».

— Немного отойдём от этой темы. Хотела бы узнать ответ на наш традиционный вопрос: пользуетесь ли вы городским телефоном?

— Конечно, пользуемся. Телефон — это такая вещь… Рабочий телефон нужен для того, чтобы тебя не донимали во время встреч, обедов и после работы, потому что с мобильным ты в зоне доступа где угодно и когда угодно. С рабочим — все вопросы по телефону в рабочее время, а в личное время нужно всем давать отдых! Стационарный городской телефон ещё минимум лет 50 будет актуален, пока живы те люди, которым пользоваться стационарным телефоном просто и удобно. Более того, это невероятно, но по-прежнему популярным остаётся факс. Рабочий телефон есть — и хорошо, с ним нет никаких проблем.

Кстати

140 лет назад, 7 марта 1876 года, Александр Белл получил патент на изобретение первого телефонного аппарата. Трубка «говорящего телеграфа» Белла служила для передачи и для приёма человеческой речи, а вызов абонента проходил с помощью свистка. Дальность действия этой линии не превышала 500 метров. Не было в первом аппарате и звонка — его изобрёл спустя два года Томас Ватсон.

— Вы затронули тему вкуса. Можно его как-то воспитать?

— Признание болезни, в данном случае — отсутствия у человека вкуса, — первый шаг к выздоровлению. Но я не представляю себе такого, чтобы человек пришёл и попросил научить его хорошему вкусу. Наоборот, обычно приходят и дают советы. Воспитать вкус очень сложно. Это не должно падать только на учреждения культуры. Тут огромную роль играет семья. Даже если в семье родители чувствуют, что они не могут ничего дать ребёнку в этом направлении, то их задача — отдать ребёнка в руки специалиста: в музыкальную школу, школу искусств. Или просто приводить в музей. Школы по-хорошему должны приводить детей, чтобы не было глупой ситуации, что человек живёт около музея и не знает, что это за здание и что там происходит. Но тут другая проблема: привести класс — это целый квест! Теперь учитель должен писать заявления, списки детей, чуть ли не разрешение родителей спрашивать. Это усложняет процесс. Иногда кажется, что это диверсия. Нужно кучу бумаг написать — или нелегально вывести детей в музей. Говорят, что это во имя безопасности детей, но ведь это никак не связано с безопасностью! Какая-то политика двойных стандартов, как когда полицейские штрафуют водителей направо-налево за отсутствие удерживающих устройств, но не обращают внимания, как дети ездят в общественном транспорте, особенно в час пик.


Современные технологии позволяют забыть о расстояниях, которые разделяют двух абонентов (помните, что первая телефонная линия была всего лишь 500 метров?). Сегодня даже можно звонить по России в любые города и направления и на любые телефоны — домашние, городские, стационарные, мобильные, — не задумываясь о цене. Подключайте опции «Любимый межгород» или «Звони в другие страны» и общайтесь в своё удовольствие.

Компания «Ростелеком» — партнёр проекта «Добрая связь» — предоставляет абонентам возможность управлять всеми подключёнными услугами через единый личный кабинет. Им может пользоваться сам абонент и члены его семьи. В личном кабинете можно самостоятельно выбирать тарифные планы, заказывать новые услуги, получать счета и просматривать информацию о балансе, контролируя начисления и платежи.

Более подробную информацию об услугах, тарифах и условиях подключения можно получить на сайте, в центрах продаж и обслуживания ПАО «Ростелеком» или по телефону 8 (800) 450-0-150.

Партнёрский проект

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments