«Нельзя было пользоваться косметикой и гулять с мальчиками». Интервью с дочерью белгородского священника

В жизни священников есть определённые ограничения, некоторые из них распространяются и на их близких. Многие считают, что дети в таких семьях не ходят по клубам, не слушают рок-музыку и ничего не знают про вредные привычки. Но так бывает не всегда. Наш корреспондент поговорила с дочерью священнослужителя одного из белгородских храмов Ириной Гориной о запретах родителей, вере в бога, вредных привычках и необычных увлечениях.

О детстве

— В детстве мы жили в деревне. У нас был определённый семейный уклад. Утром мы просыпались и молились всей семьёй, молились перед приёмом пищи. Так как мы были дети, мы не соблюдали посты, так как детям это делать было необязательно. К тому же, я часто болела, поэтому мне нельзя было соблюдать их.

Утром, вечером и перед сном мы читали Библию. Я была ограждена от всего плохого, что происходило в мире. Я вообще ничего не знала. Мы не ругались матом и не совершали ничего плохого, потому что так нас воспитывали родители. Для нас выпить алкоголь или выкурить сигарету было почти что чем-то смертельным. Мы ходили каждое воскресенье по утрам всей семьёй в храм. Мама работала в воскресной школе с детьми, а я играла на пианино в церкви. И сейчас, если приезжаю домой, тоже играю.

В школе и во дворе все соседи знали, что у меня отец — священник. Никто ничего не говорил по этому поводу. Мы были такими же обычными детьми, как и все. Просто мы не «чудили» по-крупному: не воровали яблоки, не вредили никому. Потом, когда мы переехали в город, там уже началось другое отношение. В школе, если я плохо училась, говорили: «Ты же дочка священника, ты должна быть примером». Другие дети и их родители, которые не ходили в церковь, говорили, что я ненормальная и неадекватная. Но я считаю, что этого было не избежать, это естественно. Дети пытаются всегда оскорбить того, кто не похож на них. Со временем всё начало меняться. Во взрослой жизни с людьми общаются по интересам, а не из-за того, кто у них мама или папа. В итоге у меня были хорошие друзья.

О запретах родителей

— Нельзя было пользоваться косметикой, гулять с мальчиками. Оставаться наедине с противоположным полом можно было только после свадьбы. Было множество и других запретов, и если их нарушать, то сильно ругали.

О переезде

— В 16 лет я без разрешения уехала в Белгород, потому что влюбилась. На тот момент мои родители забрали у меня всё: у меня не было телефона и выхода в интернет. Они даже плеер забрали, и я не могла слушать музыку. Всё, что на тот момент происходило в семье, — было ужасно. Они очень сильно наказывали, иногда даже жестоко. На почве этого я начала поступать так, как хотела: забрала документы из школы, накопила деньги (я рисовала портреты на заказ) и уехала жить за свой счёт в Белгород. Здесь я подала документы в институт и пошла учиться.

О вредных привычках

— Естественно мне хотелось попробовать то, что я раньше не пробовала. Когда я начала учиться в институте, я стала замечать, что мои сверстники курят, выпивают, матерятся. И я видела, что для всех это норма. Когда ребята в вузе узнавали, что я не ругаюсь матом, не пью, не курю, до сих пор девственница и даже не целовалась — у них вылезали глаза на лоб от удивления. Они были в шоке, называли меня ненормальной, спрашивали, как так получилось. В этом была определённая трудность, так как друзья из школы знали, что я дочь священника, и не задавали подобных вопросов.

В институте я начала знакомиться с новыми людьми. Они мне много всего рассказывали про свою несчастную жизнь: про развод родителей, про жизнь с отчимом, про родителей-алкоголиков, про то, что кто-то сидел в тюрьме из их семьи, кого-то убили и много чего ещё. Я думала, что это всё бывает только по телевизору и в новостях. Но оказывается, это реальная жизнь. Мне приходилось к этому привыкать. Было трудно, я переживала. Для меня это было настолько шокирующе, что у людей бывает такая трудная жизнь.

У меня было сказочное детство, я ничего плохого не знала, росла как в сказке, как принцесса. Родители у меня никогда не ссорились, все родственники никогда не пили, не курили. Поэтому когда я попала в реальную жизнь, я увидела, что у людей выпивать и курить считается нормальным. Даже сейчас я не сильно увлекаюсь алкоголем и сигаретами. Я могу чуть-чуть выпить, если мне захочется. Но напиваться мне самой не нужно и даже не интересно. Мне и без этого хорошо. Этому удивляются мои друзья. Например, я прихожу на какую-то «тусовку» или в клуб, там не пью и не курю. Это начинает удивлять всех вокруг. Они не понимают, что мне может быть весело и без всего этого.

О вере в бога

— С самого детства нам прививали веру в бога, альтернативную позицию мы не слышали. Всё черпали из Библии. Я знаю её почти наизусть. Когда я уехала от родителей, у меня появился интернет и, соответственно, доступ к знаниям. Я начала увлекаться наукой, астрофизикой и другими вещами. На данный момент я не могу сказать, верю я в бога или нет. Я пока ещё на перепутьях. С одной стороны, у меня с детства много знаний о боге, а с другой — я много всего изучила, когда уехала от родителей. Я верю в бога, очень уважаю религию, для меня это важно, так как я выросла в этом. Но сейчас у меня есть достаточный багаж знаний, поэтому появились сомнения.


О тяжёлой музыке

— Я вообще очень творческий человек, у меня вся жизнь была связана с рисованием, дизайном и музыкой. Ещё когда я не имела выхода в интернет, то сидела и играла на пианино. Просила своих подруг скачивать из интернета ноты тех песен, которые мне нравились. Я сидела и вдохновлялась этой музыкой. Потом я начала рисовать и увлекаться дизайном.

Училась в институте вместе с неформалами, знала много людей, которые увлекались тяжёлой музыкой. Я тоже её раньше слушала, но направление «гуторо», «скрим» и «гроул» меня начали интересовать только после окончания учёбы. Мне такие песни раньше резали слух, поэтому я перелистывала и не дослушивала до конца. Потом мне постепенно начала такая музыка нравиться, теперь я люблю абсолютно все направления.

Раньше мне особенно нравилась электронная музыка, до сих пор люблю группу Muse. Я фанатею от них с 6 класса, у меня скачаны все их альбомы, я каждый трек знаю почти наизусть. Потом меня начали интересовать и другие команды, например, Hollywood Undead.

После окончания института я познакомилась с одним парнем. Он хотел мне показать то, как он научился «скримить», но стеснялся, поэтому не мог при мне раскрыть свои таланты. Мне нравился этот молодой человек, поэтому мне стало интересно, чем он увлекается. Мне понравилось та музыка, которую он слушал, и я сама начала больше узнавать про эти направления. Вот, например, ты едешь и тебя прям разрывают, в хорошем смысле, эти песни. У тебя адреналин, выделяются гормоны счастья, ты слушаешь и кайфуешь от треков.

Однажды я ехала в машине и слушала группу In This Moment. Там девушка очень круто «скримит». Я еду и думаю: «А может мне тоже попробовать, вдруг и у меня получится?». Я вообще умею петь, но у меня очень нежный голос, поэтому никогда не думала, что получится «скримить». Я решила прислушаться к вокалистке и понять, как это делать. До меня дошло, что кричать нужно на нижних связках (на которых мы кашляем), чтобы было не больно и не порвать обычные связки. Так как я училась на вокале петь, я всё это знала и понимала. И у меня получилось! Я поняла, что это именно те связки, на которых и нужно «скримить». У меня даже получилось лучше, чем у девушки, которая так пела.

После этого случая я поехала к молодому человеку, который хотел показать мне свой «скрим», но стеснялся. Говорю ему: «Давай сначала я покажу, что могу, а потом ты мне продемонстрируешь». Он даже выпил, чтобы перестать смущаться. Мы включили музыку, я ему показала, как умею петь. Парень был в шоке и перестал стесняться. Он наконец-то смог раскрыть свои таланты. Позже молодой человек сказал: «Ты ради того, чтобы я тебе показал свои навыки, сама научилась „скримить“». Его это поразило очень сильно, мы сблизились благодаря общим интересам. После этого я ещё и начала петь в рок-группах, мне это безумно нравится!

Про отношения с родителями

— Мои родители знают, где я работаю и с кем я общаюсь. Про то, что я матерюсь и курю они не знают, хотя, конечно, догадываются. Но я уже взрослая, сама зарабатываю, обеспечиваю себя, не завишу от них. Поэтому они не могут мне приказывать и говорить, что делать. Я понимаю, что родители переживают, но это моя жизнь и я сама решаю, как её строить. Воспитали они меня хорошо, я рада, что мне попались такие добрые и хорошие родители. Мне очень повезло, что моё детство было весёлым и беспроблемным. Даже после того, как я уехала от них в Белгород, мы продолжаем хорошо общаться, я каждую неделю по выходным езжу их навестить. Только они ничего не знают о моей жизни.

Валерия Фандеева

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Всё лучшее — церкви. Молодой белгородский священник рассуждает о богатстве и «мечтает» о православном царе

Всё лучшее — церкви. Молодой белгородский священник рассуждает о богатстве и «мечтает» о православном царе

В белгородском облздраве рассказали, сколько женщин отказались от аборта после консультаций с медиками и священниками

В белгородском облздраве рассказали, сколько женщин отказались от аборта после консультаций с медиками и священниками

Про людей. Интервью с отцом, дочь которого употребляет наркотики

Про людей. Интервью с отцом, дочь которого употребляет наркотики

​Митрополит Иоанн ответит на вопросы белгородцев в прямом эфире

​Митрополит Иоанн ответит на вопросы белгородцев в прямом эфире

Проекты и их воплощение. Как изменились несколько белгородских новостроек

Проекты и их воплощение. Как изменились несколько белгородских новостроек

СМИ: В Белгороде произошло чудо: замироточили две иконы

СМИ: В Белгороде произошло чудо: замироточили две иконы

«Чудеса постоянно происходят вокруг». Белгородская митрополия – о мироточении икон святой Матроны Московской в Белгороде

«Чудеса постоянно происходят вокруг». Белгородская митрополия – о мироточении икон святой Матроны Московской в Белгороде

В Белгороде собирают деньги на памятник детям войны

В Белгороде собирают деньги на памятник детям войны

Соседи Белгородской митрополии. Как жильцы дома на Свято-Троицком бульваре лишились части придомовой территории

Соседи Белгородской митрополии. Как жильцы дома на Свято-Троицком бульваре лишились части придомовой территории

В белгородском Марфо-Мариинском монастыре открыли игуменский корпус с кельями для монахинь и залом для собраний

В белгородском Марфо-Мариинском монастыре открыли игуменский корпус с кельями для монахинь и залом для собраний

Митрополит Иоанн заявил, что строительство крематория в Белгороде — это неизбежность

Митрополит Иоанн заявил, что строительство крематория в Белгороде — это неизбежность