«Говорил: „Я больше бить не буду“— это полный бред». Как белгородка нашла убежище в «Доме мамы»

Мария* (имя изменено по просьбе женщины) полгода назад сбежала с детьми от мужа-абьюзера в белгородский кризисный центр для женщин «Дом мамы». Там ей помогли оформить развод. Рассказываем, как мама оказалась в непростой ситуации и как центр помог ей пережить стресс.

В 2022 году в Белгородской области появился «Дом мамы». Это кризисный центр для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. О его работе мы рассказывали здесь и здесь. Сейчас же хотим вам рассказать историю одной из тех женщин, которые оказались в «Доме мамы». Мы поговорили с Марией (имя изменено по просьбе женщины — прим. Ф.) — мамой двух сыновей.

«Я тебя не любил, я женился ради ребёнка»

Мария познакомилась с бывшим мужем, когда ей было 19 лет. Её молодому человеку тогда исполнился 21 год. Вскоре девушка забеременела, они поженились и провели в браке шесть несчастливых лет — до 2023 года.

— Изначально я не собиралась выходить за него замуж, потому что он сразу показал себя с нехорошей стороны. Но из-за семейной ситуации пришлось к нему переехать. На свадьбе настояли наши родители, хотя мы не торопились подавать заявление. В июле мне надо было рожать, и в мае мы расписались. Я легла в больницу, родила ребёнка — и тут вся его семья сказала, что он женился на мне по залёту. В жизни любви толком ко мне не было никогда. Были унижения, оскорбления. В семейной жизни ничего толкового не было. Слышны были только плохие слова: «Я тебя не любил, я женился ради ребёнка». Я прожила с нелюбимым человеком шесть лет. Я рада, что у меня есть двое детей, но больше в моей жизни нет ничего интересного, — признаётся девушка.

«Терпела ради ребёнка»

Сейчас у Марии два сына: старшему — шесть лет, младшему — десять месяцев. Белгородка развелась с мужем, потому что боялась за детей.

Иллюстрация нейросети Kandinsky

— Я решилась уйти, потому что боялась за жизнь детей. Бывший муж старшему ребёнку испортил психику прилично: он теперь по больницам постоянно катается.

Муж начал меня избивать, когда сыну было полтора года, а я терпела это ради ребёнка до четырёх лет. Потом я ушла, но вернулась, потому что были напряжённые отношения с моей матерью. Поначалу он не трогал, но потом [избиение] обратно в русло вошло: извинялся, обещал, что больше так не будет, но в итоге не получилось у нас семейной жизни. Сначала бил, когда напивался, а потом вошло в привычку и в трезвом виде.

В последний раз бывший муж разбил мне переносицу — это на всю жизнь осталось шрамом на лице. Его родители с ним разговаривали, но что они ему сделают — привяжут к столбу или в психушку отправят? Этого не сделал никто. Дома практически жить невозможно было: постоянный срач, хотя я убиралась каждый день. Уехала на две недели в больницу с детьми, вернулась — дома бардак. Он часто выпивал, ребёнок его не волновал. Мы постоянно ругались и скандалили. Он делал, что хочет: ушёл, пришёл, нажрался, спать лёг пьяным. Драки иногда были. За шесть лет брака мне этого с головой хватило, — вспоминает Мария.

«К человеку чувств нет — только брезгливость»

За шесть лет брака «ради детей» белгородка пережила многое: и попытку похищения сына, и прилюдное избиение, когда родственники, по словам девушки, за неё даже не вступились.

— Когда старшему ребёнку было два годика, я приезжала к бывшему мужу в гости с сыном. Он забрал у меня ребёнка и чуть не украл, побежал куда-то — родители его еле остановили и вернули сына.

Когда я поссорилась с его сестрой, бывший муж взял и избил меня во дворе при всей родне. И вся родня, извините, даже не пошевелила пальцем, не сказала, что так делать нельзя. Супруг говорил мне: «Я больше бить не буду, я руку на тебя не подниму никогда в жизни» — это полный бред. У него получалось ездить по ушам. Когда шесть лет в браке живёшь только ради ребёнка, то к человеку чувств нет — только брезгливость.

Этот человек избивал мать на глазах детей и, не дай Бог, ещё мог зарезать. Однажды и правда чуть не зарезал: кидался ножом, целился в меня, а попал в старшего сына — у него до сих пор виден порез на лбу. В итоге он заявил мне: «Ты бредишь, я так никогда не делал». Сказки лепит, сочиняет, — злится женщина.

«Не сажать же человека?»

— Когда я лежала в роддоме, мне звонили знакомые и рассказывали, что происходит дома. Я за старшего сына переживала, пока в больнице лежала. Я приехала из роддома и, когда муж ударил меня в переносицу, сразу подала на развод — не сажать же человека? У него до сих пор отработка была не пройдена из-за моего избиения. В этот раз он ударил меня на улице, перед камерами, на автостанции. Я на следующий день поехала в суд, оплатила госпошлину и начала собирать документы на развод.

Он только согласен был развестись. Ему даже собственный ребёнок не нужен, о чём тут речь вести? Когда я легла в больницу с разбитым лицом, главврач меня увидел, и врачи написали [заявление] в органы опеки. Когда выписалась из поликлиники, они предложили мне переехать в «Дом мамы», — делится Мария.

«Если бы не их помощь, я бы не знала, что мне делать»

Соцработники направили Марию в белгородский кризисный центр для женщин «Дом мамы», который обеспечивает своих подопечных жильём, питанием, лечением, а также оказывает юридическую и психологическую помощь.

— В Центре приняли очень хорошо. Теперь я уже практически ничего не боюсь. Не боюсь, что бывший муж будет орать, звонить, психовать и руку поднимать. Когда я сюда поступила, приезжал психолог, разговаривал со мной. Сначала я была практически, извините, не в себе: три ночи не спала, потому что он пьяный забегал к нам на кухню, где мы с детьми спали, будил их, а меня пытался избить в очередной раз. Я трое суток еле его отталкивала и выгоняла на улицу.

До знакомства с ним я была другой: не позволяла никому на себя руку поднимать, могла сразу ударить в ответ или словами поставить на место. Когда бывший муж чуть не перевернул ребёнка в коляске, я вернулась в прежнее состояние и вытолкала его с кухни, потому что испугалась за детей, боялась, чтобы с ними ничего не случилось.

Сюда приехала — отходила от стрессов. Теперь он меня не тронет, не скажет, какая я плохая мать, и ему ничего в голову не вобьётся. После психолога мне полегчало, — радуется девушка.

Специалисты «Дома мамы» работают не только с матерями, но и с детьми. У шестилетнего сына Марии после пережитого стресса начались проблемы с речью, поэтому мальчику нужно посещать психолога и логопеда.

— Когда мы сюда приехали, у меня был старший ребенок зашуганный, дикий. Там, где он жил, жила ещё племянница бывшего мужа, — она показывала манеры нехорошего поведения. Сюда приехал — он отошёл от всего, стал нормальным ребёнком. Пытаюсь теперь подготовить его к школе. Я проклинаю всю семью бывшего за то, что у моего ребёнка такие стрессы. Его семья сделала моего ребёнка калекой на всю жизнь, так как появились проблемы с речью.

Психолог посоветовала положить сына в поликлинику на десять дней, потому что иногда он себя нормально ведёт, а иногда свою нарушенную психику включает. Психика испорчена, потому что бывший муж на меня поднимал руку, когда ребёнок спал. Муж ребёнка специально в два часа ночи будил, чтобы он на всё это смотрел, — с ужасом вспоминает мама.

Юристы кризисного центра помогли девушке оформить документы для развода.

— До развода муж мотал мне нервы, звонил: «Я у тебя ребёнка отберу, ты плохая [мать], что ты ему можешь дать?». А я говорю: «А ты что можешь ему дать?». Зарплату он пропивает, с ребёнком не справится — не знает, как его одевать, как его воспитывать. Когда я только родила, он уже постоянно бухал. Иногда трезвый образ жизни вёл, но только тогда, когда ему захочется и когда ему самому надо. А когда что-то от него другому человеку надо, он этого не делает: только с криками, со скандалами.

Я думала, как с ним развестись. Наконец-то всё получилось — 15 июня мы оформили развод. В центре мне помогали оформить документы для развода и для получения алиментов на старшего ребенка. Если бы не эта помощь, я бы не знала, что мне делать. Когда я у бывшего жила, мне знакомые говорили: «Тебе надо куда-то уехать, так, чтобы помогли всё сделать, и чтобы ты не боялась, что у тебя детей заберут в детские дома», — благодарит «Дом мамы» Мария.

Девушка добавляет, что в центре её обеспечивают всем необходимым. Она уже хочет выйти на работу и устроить детей в школу и детский сад. На хобби у неё, к сожалению, пока не остаётся времени — нужно присматривать за сыновьями.

— В центре есть няня, которая помогает с детьми. Мы также сами здесь убираемся, продуктов хватает, обид никаких нет. С другими мамами общаюсь, девочки тут понятливые. Когда сюда приехала, меня первое время они вообще не трогали, пока я не втянулась. Сейчас у меня хобби нет — они были в школе, а сейчас ничего не осталось. Я просто хочу, когда младшему ребёнку исполнится три годика, вернуться на работу и купить жильё. Только это меня волнует, — признаётся Мария.

Если кто-то из наших читательниц нуждается в помощи и защите, она может отправить свои данные на сайт, чтобы с ней связались по телефону. Также она может сама позвонить в «Дом мамы»: +7 910 225-36-61. Национальность, вероисповедание или регион, из которого она приехала, не имеют значения. Но некоторые ограничения всё-таки есть: в центре не готовы принимать женщин с наркотической или алкогольной зависимостями, а также ВИЧ-инфицированных.
Дана Минор

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«Эти девушки — травмированные души». Как белгородский «Дом Мамы» помогает женщинам, столкнувшимся с бедой

«Эти девушки — травмированные души». Как белгородский «Дом Мамы» помогает женщинам, столкнувшимся с бедой

Человек месяца. Создательница белгородского «Дома мамы» Александра Дубова: «Я хочу показать женщинам, что есть другая жизнь»

Человек месяца. Создательница белгородского «Дома мамы» Александра Дубова: «Я хочу показать женщинам, что есть другая жизнь»

«Нужно что-то делать, нужно куда-то бежать». Как молодая мама в «Доме Мамы» пытается спастись от мужа-абьюзера

«Нужно что-то делать, нужно куда-то бежать». Как молодая мама в «Доме Мамы» пытается спастись от мужа-абьюзера

«Не бойся, расскажи». Как в Белгороде полицейские, общественники и психологи искали новые пути решения проблемы домашнего насилия

«Не бойся, расскажи». Как в Белгороде полицейские, общественники и психологи искали новые пути решения проблемы домашнего насилия

В Белгороде вынесли приговор байкеру, который чуть не убил свою сожительницу

В Белгороде вынесли приговор байкеру, который чуть не убил свою сожительницу

​Песочный замок. Как «спецоперация на Украине» повлияла на благотворительность в Белгородской области

​Песочный замок. Как «спецоперация на Украине» повлияла на благотворительность в Белгородской области

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

Белгородский предприниматель заказал для мобилизованных белгородцев 100 комплектов термобелья

Белгородский предприниматель заказал для мобилизованных белгородцев 100 комплектов термобелья

«Такие люди вызывают сострадание и желание им помогать». Как белгородский центр «На твоей стороне» помогает беженцам

«Такие люди вызывают сострадание и желание им помогать». Как белгородский центр «На твоей стороне» помогает беженцам

«Незнайка и невероятное расследование». Как дети с ментальными расстройствами учатся в Белгороде актёрскому мастерству

«Незнайка и невероятное расследование». Как дети с ментальными расстройствами учатся в Белгороде актёрскому мастерству