«Выживу ли я на этом вокзале?». История оставшейся без жилья белгородки-инвалида, живущей на вокзале

Елена Терещенко — инвалид второй группы по зрению. Уже третий год она живёт на вокзалах, потому что не получила жилья от государства. Женщина утверждает, что его якобы продали. Рассказываем историю Елены.

«Ваше жильё продано»

С 2022 года Елена Терещенко живёт от вокзала до вокзала: по бесплатному проездному она приезжает в разные города, спит в залах ожидания, месяцами ест только то, что пожертвуют случайные прохожие. Белгородке 47 лет, у неё инвалидность по зрению второй группы, а также проблемы с позвоночником и ногами — женщина с трудом ходит, особенно сейчас, по гололёду. В детстве Елену определили в специализированный интернат в Валуйках, а затем должны были выделить жильё. Но квартиру так и не выдали, и белгородка утверждает, что её якобы продали.

Елена Терещенко и её спальное место

— До девяти лет я жила дома, в школу меня не отправляли, за мной никто не смотрел, меня не кормили. У меня была мачеха, и её заставили перевести меня в специализированный детский дом-интернат для инвалидов в Валуйках (Валуйская общеобразовательная школа-интернат — прим. Ф.). Я не хотела возвращаться домой, потому что там надо мной издевались, избивали меня, запугивали. Дома меня не кормили, а в интернате кормили шесть раз в день — мне нравилось там.

Один раз такое было: меня обычно не кормили дома, а тут гости пришли. Мне дали много еды, потом стало очень плохо, и я пластом лежала три дня. Ведь если человек не ест, а потом много съест сразу, он может и помереть. Еле живая осталась. В интернате я ела, ела, ела — мне хотелось больше и больше. Когда я с каникул приезжала, то не могла наесться. Мне сейчас говорят: «вернись домой». А что со мной будет тогда? Я там не выживу голодная. Кто меня будет кормить? Я в детстве участковому в селе жаловалась, что меня не кормят, но кто ребёнка слушал? А потом из-за того, что я пожалуюсь, меня избивали дома.

Когда мне исполнилось 16 лет, меня прописали на улице Чапаева, 34 и должны были дать жильё. Дали работу в обществе слепых. Обещали обеспечить жильём, но так никто не обеспечил. Я ждала его в бабушкином доме, но он на границе, теперь там разбито всё. Я обращалась в администрацию, в итоге мне позвонил оттуда мужчина, представился бывшим работником администрации. Говорит, что с кем-то там общается: «Заметил, что ваше жильё продано. Вы можете свободно добиваться [предоставления жилья], вам всё равно положено», — вспоминает Елена.

«Тебя увезут и не найдут»

Долгое время Елена жила в деревенском доме бабушки, но его разбомбили. Белгородку даже не направили в пункт временного размещения, потому что у неё нет документов на дом.

— Хотя мне свидетели подписали бумагу, что я там [в доме бабушки] находилась. У меня там были посадки, было тепло, хорошо. У меня было ещё отцовское наследство в другой деревне Белгородской области, но его отобрала женщина, которая жила с отцом. Дали подписать бумаги, будто на помощь мне, но обманули, — сетует слабовидящая женщина.

Ещё Елена лишилась пенсии по инвалидности — её, по словам белгородки, отобрала семья. На родственников Елена заявление не подавала. Она считает, что «всё подкупается», и думает, что мачеха дружит с участковым, поэтому бороться за пенсию и возврат жилья бессмысленно.

Белгородка уже обращалась в прокуратуру, в администрацию Валуек, к губернатору Белгородской области и в приёмную президента России, но результата не дождалась.

— Мне люди помогли пакет документов собрать. Кушать нечего — так едой помогают. Я в Москву ездила в приёмную президента, документы передала. В жилфонде мои документы не принимают. Когда я меняла паспорт, мне сказали: «Вы не были прописаны на Чапаева, 34». А когда полиция патрулировала возле администрации и проверяла документы, то у них на планшете было написано, что прописка есть. Также в жилфонде сказали, что у меня есть прописка в другом регионе, но у меня её нет — мне ставили только временную. Её я убрала.

Владимир Владимирович Путин дал возможность людям проблемы обсудить на прямой линии. Жители Белгорода дали телефон, я четыре раза с операторами разговаривала. Мне сказали, что моё обращение будет разобрано.

К губернатору меня не пропускают, не записывают. У меня тут целая сумка с документами, всё собрано, директор валуйского интерната меня знает, помог их собрать. Ходила в [районную] администрацию — везде отказы. У министра социальной защиты Елены Батановой надо мной вообще посмеялись: «Тебя увезут и не найдут, потому что за тебя никто не ходит, за тебя никто не заступается, ты одна». Говорят, что со мной можно что хочешь делать: «Мы тебя пропишем на Промышленной [улице] (скорее всего, речь идёт о благотворительном фонде „Милосердие и забота“, который находится в Белгороде на улице Промышленной, 2 — прим. Ф.), а жить будешь на вокзале». Три человека в очереди впереди стояли, четыре позади — их приняли, а надо мной хихикают, издеваются, — утверждает Терещенко.

«Люди сейчас часто пропадают»

Елена обращалась в суд, но безрезультатно. На вокзал к ней также подходили люди, которые представились работниками прокуратуры. Белгородка не поверила им, потому что они не показали свои удостоверения.

— Сначала мне позвонили из прокуратуры и сказали, что передали моё дело в Валуйки. Я ответила, что так нельзя, ведь я до Валуек не доеду, у меня средств нет. В итоге несколько человек назвались сотрудниками белгородской областной прокуратуры, пришли сюда. Попросила показать их документы и папки с материалами моего дела — документов у них не оказалось, и так я решила, что они не из прокуратуры. Дали документы какие-то, но я отказалась их подписывать — я незрячий человек. И назойливо так пристали: «Подписывайте, вас пропишут на улице Промышленной!». Говорю: «Нет, мне жильё потом не дадут» — это мне юристы сказали в Москве, в приёмной президента. Объяснили, что если прописки нет, то сначала мне должны дать общежитие, а потом — квартиру.

Мужчина и женщина (возможные сотрудники прокуратуры — прим. Ф.) потом переговаривались между собой, говорили, что меня нужно куда-то заманить и увезти. Людей подсылали, чтоб меня увезти. Жильё-то продано моё, им неохота выплачивать что-либо (это предположение женщины — прим. Ф.). Я их стала записывать на видео, они это заметили, видимо, испугались и убежали. От меня хотят избавиться, жильё не давать, хотят куда-то отправить. Я опасаюсь за свою жизнь. Мало ли что. Люди сейчас часто пропадают, — уверена Елена.

«Для меня все люди — родные»

Благодаря льготам Елена иногда переезжает из одного города в другой — везде живёт на вокзалах, но не везде её встречают дружелюбно. Однако есть и поддержка: от неравнодушных жителей и бывших воспитателей.

— Я сидела в Орле на вокзале, в Курске. Бывало, обижали охранники там. Но я инвалид по зрению, еле хожу — куда я денусь? Я ходила всё лето кушать в монастыри бесплатно, а сейчас не могу — скользко. Если я упаду, то из-за больной ноги самостоятельно не встану. В том году я вообще без зимних сапог была, а на Курском вокзале холодно — я простыла, сильно болела. В этом году мне ребята отдали сапоги. Воспитатели с Валуек иногда помогают: передавали через автобус еду или поездом, если я была в Курске. Полиция меня знает. Полицейские тут [в Белгороде] хорошие, я их очень уважаю. Они присматривают за мной. Если кто-то обижает — отгонят, — радуется женщина.

Во все поездки Елена берёт с собой клетку с домашними крысами — это её любимые питомцы.

— Ко мне детишки подходят, играются с моими крысами. Они у меня ручные, добрые, к людям идут свободно. Если есть маленькие [крысы], я раздаю людям. Родители даже говорят, что детей от телефона не оттащить за уши, а тут они крыской заняты — даже телефон им не надо. Вот у одной крысы уши как у Чебурашки, все смеются, фотографируются с ними, — смеётся женщина.

Елена Терещенко и её питомец

Елена Терещенко также рассказала, что помогала жителям Курска и Белгорода прятаться на вокзалах, когда города обстреливали ВСУ.

— Всё равно за людей переживаешь, для меня все люди родные. Здесь я общаюсь. У меня много знакомых, люди ко мне подходят очень хорошие. Летом я ездила в Сергиев Посад (город в Подмосковье, где расположен мужской монастырь, — прим. Ф.). Батюшка браслет давал, говорил: «Ты в бомбёжки будешь людям помогать». И мне из другого монастыря ещё женщина сказала: «Батюшки видят душу человека». А я сама человек верующий. Ну я думала: «Пока дроны сбивают, мы не так боимся». А потом сильные ракетные обстрелы пошли. Вот я здесь, на вокзале, немножко помогала, — говорит белгородка.

«Я хочу жить как человек»

Елена устала жить на вокзалах. Она мечтает о том, чтобы получить жильё.

— Я устала бояться. Я всю жизнь боялась. Я в детстве боялась, сейчас боюсь. Я буду защищаться, добиваться жилья. Надоело всю жизнь терпеть это всё на себе. Из администрации одни отписки: приди-забери, приди-забери. У меня борьба. Я одна. Стараюсь что-то делать, стараюсь выжить. Я борюсь за выживание. Выживу ли я на этом вокзале?

Я хочу жить как человек. Домой прийти, чтоб у меня что-то было. Приготовить покушать как человек. Ходить в магазин как все. Мне положен отдых, я хочу получить жильё — даже пусть в деревне мне дадут, я там выживу, меня бабушки научили. Я деревенская. Охота, как люди, съездить на отдых, на лечение. Как человек жить. А я три года вот так мучаюсь. Иной раз сижу, реву — слёзы градом, — признаётся Елена.

Все вещи Елены Терещенко

Как реагируют власти на историю Терещенко?

Валуйская межрайонная прокуратура ответила Елене Терещенко, что у неё есть прописка в Пермском крае, поэтому свои жалобы она должна направить туда — в орган местного самоуправления. При этом в документе сказано, что заявление принимают «по месту жительства», а живёт женщина сейчас на белгородском вокзале.

В прокуратуре добавили, у Елены есть участок в Иркутской области. Белгородка же пояснила, что его отобрали родственники, поэтому она не может там жить.

В администрации Белгородской области Елену отказались записывать на приём к губернатору Вячеславу Гладкову, поскольку жилищные вопросы и пенсионные отчисления находятся не в его компетенции.

— В части записи на личный приём к губернатору Белгородской области сообщаем вам, что в соответствии с Федеральным законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской федерации» и распоряжением губернатора Белгородской области от 12 августа 2015 года № 444-р «Об утверждении методических рекомендаций по работе с обращениями граждан и организацией в органах исполнительной власти, государственных органах Белгородской области», запись на личный приём к губернатору Белгородской области осуществляется по вопросам, относящимся к компетенции губернатора и правительства Белгородской области, после приёма у заместителей губернатора области по компетенции вопросов.

Разъясняем, что обеспечение жилыми помещениями нуждающихся малоимущих граждан относится к компетенции органов местного самоуправления... Учитывая, что вопрос относится к компетенции органов местного самоуправления, запись на приём к губернатору Белгородской области не представляется возможной, — заявили Елене Терещенко в управлении по работе с обращениями граждан и организаций.


Вот так и получается, что пока ведомства отвечают, что женщина должна обращаться в администрацию Пермского края, где у неё по документам прописка, а в приёмной губернатора объясняют, что вопросы, с которыми она обращается, — не уровня губернатора, Елена Терещенко вместе с крысами продолжает ютиться на железнодорожных вокзалах.

Дана Минор

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Каждый восьмой житель Белгородской области — инвалид. Рассказываем, с какими проблемами сталкиваются белгородские инвалиды

Каждый восьмой житель Белгородской области — инвалид. Рассказываем, с какими проблемами сталкиваются белгородские инвалиды

Как пенсионерка-инвалид судится с «Белгородэнергосбытом» из-за сгоревшей духовки

Как пенсионерка-инвалид судится с «Белгородэнергосбытом» из-за сгоревшей духовки

Более 2/3 белгородских инвалидов — жители старше 60 лет

Более 2/3 белгородских инвалидов — жители старше 60 лет

В правительстве назвали причины появления бездомных людей в Белгородской области

В правительстве назвали причины появления бездомных людей в Белгородской области

В Валуйском районе проведут белгородский аналог «Гонки героев»

В Валуйском районе проведут белгородский аналог «Гонки героев»

Белгородцы смогут получить 3 миллиона рублей на строительство домов в исторических сёлах. Самое главное, что нужно об этом знать [разбор]

Белгородцы смогут получить 3 миллиона рублей на строительство домов в исторических сёлах. Самое главное, что нужно об этом знать [разбор]

В Валуйках кандидат в депутаты задержал мужчину, который срывал агитацию

В Валуйках кандидат в депутаты задержал мужчину, который срывал агитацию

Валуйская полиция завершила проверку по факту задержания мужчины, срывавшего предвыборную агитацию

Валуйская полиция завершила проверку по факту задержания мужчины, срывавшего предвыборную агитацию

«Теперь это всё ваше!». Белгородке продали дом с гнилыми полами, и теперь бывшие владельцы не хотят расторгать договор

«Теперь это всё ваше!». Белгородке продали дом с гнилыми полами, и теперь бывшие владельцы не хотят расторгать договор

Губернатор Вячеслав Гладков и его заместитель поговорили с белгородскими учителями «о важном»

Губернатор Вячеслав Гладков и его заместитель поговорили с белгородскими учителями «о важном»

Мир взаимной адаптации. Где работать и как жить людям-инвалидам в Белгородской области

Мир взаимной адаптации. Где работать и как жить людям-инвалидам в Белгородской области

«Или погибать, или принимать препараты и жить в нищете». Белгородский инвалид-ветеран МВД задолжал двум банкам

«Или погибать, или принимать препараты и жить в нищете». Белгородский инвалид-ветеран МВД задолжал двум банкам

Сбер хочет обжаловать отмену исполнительного производства в отношении белгородского ветерана-инвалида

Сбер хочет обжаловать отмену исполнительного производства в отношении белгородского ветерана-инвалида

«Я лежу, а меня крысы грызут». Купившую аварийный дом белгородскую пенсионерку обвиняют в мошенничестве

«Я лежу, а меня крысы грызут». Купившую аварийный дом белгородскую пенсионерку обвиняют в мошенничестве

«Люди пишут то, чего не было». Многодетная белгородка пожаловалась на травлю в интернете из-за продажи дома

«Люди пишут то, чего не было». Многодетная белгородка пожаловалась на травлю в интернете из-за продажи дома

В Валуйском горокруге переехавшая из Луганска семья осталась без дома из-за пожара [обновлено]

В Валуйском горокруге переехавшая из Луганска семья осталась без дома из-за пожара [обновлено]