«Каждая бабушка должна была получить свой инсулин». Как в Белгороде продлевали арест волонтёрки Надин Гейслер

28 марта, за несколько дней до завершения ранее принятой меры пресечения, в суде прошло новое заседание по продлению меры пресечения белгородской волонтёрке Надин Гейслер (Россинскую). Девушку обвиняют в призывах против государственного строя России. Её повторно отправили в СИЗО до 31 мая.

«Свой „прилёт“ я всё равно не услышу»

Во время ежедневных обстрелов Белгорода ВСУ Надин Гейслер (Надежда Россинская) продолжает находиться в СИЗО № 3. О том, как заключённые переживают обстрелы, девушка рассказала журналистам после судебного заседания. Специальных укрытий в СИЗО нет, поэтому во время ракетной опасности Надин приходится прятаться в туалете.

— Иногда бывает по коридору постовой кричит: «Ракетная опасность, всем отойти от окон». Иногда по радио включают уведомление, что нужно отходить от окон. А куда отходить, если у меня камера чуть шире, чем сама ширина окна? Вариант один только — в туалет, а там только унитаз поместился, и я с горем пополам. Когда начинается опасность, об этом говорят, а когда закончилась — нет. Я стараюсь лежать на кровати, пока не подойдут, не постучат и не скажут: «Россинская, ну ё-маё, чё ты лежишь? Ракетная опасность, вставай, уходи, прячься». А в конце концов я говорю: «Знаете что? Свой „прилёт“ я всё равно не услышу», — рассказала о своих буднях в СИЗО Надин.

Напомним, что Надин подозревают в преступлении по статье 280.4 Уголовного кодекса России («Публичные призывы к осуществлению деятельности против безопасности государства» — прим. Ф.). По версии следствия, девушка с одного из своих аккаунтов призывала донатить ВСУ. Сама Надин отрицает, что этот аккаунт когда-либо принадлежал ей.

«Берегите, пожалуйста, мою маму». Как в Белгороде волонтёрке Надин Гейслер избирали меру пресечения

«Берегите, пожалуйста, мою маму». Как в Белгороде волонтёрке Надин Гейслер избирали меру пресечения

Репортаж Валерии Кайдаловой с судебного заседания по мере пресечения волонтёрке Надин Гейслер, которую, как сообщает пресс-служба областного УФСБ, обвиняют в «совершении тяжкого уголовного преступления и подрыве основ конституционного строя и безопасности страны».


В начале судебного заседания Надин сказала, что у неё нет претензий к условиям содержания, но попросила о приёме врачей: онколога, маммолога и узиста. Она отметила, что уже обращалась за помощью, но пока упомянутые врачи её не обследовали.

На суде сторона обвинения отчиталась, что следователи с момента заключения девушки под стражу опросили более 20 свидетелей, на которых в своих допросах указывала сама Надин: это были её родители, сводная сестра и сводный брат, а также волонтёры, которые работали с Надин. По словам прокурора, сейчас правоохранительные органы устанавливают возможную причастность Надин «к совершению других преступлений, в том числе террористической направленности». Сторона обвинения, как и на прошлом заседании, заявила, что Надин нельзя отпускать под домашний арест, поскольку она долгое время проживала в Грузии и якобы из-за этого может «скрыться и продолжить заниматься преступной деятельностью».

Кроме того, прокурор сообщила, что против Надин свидетельствовала её мачеха, которая подтвердила якобы «проукраинские взгляды Надин», а также некая свидетельница с псевдонимом Маргарита подтвердила, что профиль ua_help_nadin (именно с этого профиля якобы публиковались призывы донатить ВСУ по версии следствия, — прим. Ф.) принадлежит Надин.

«Я никогда не скрывала свою помощь братским народам»

Надин дали возможность прокомментировать позицию стороны обвинения. Девушка обратила внимание на то, что в материалах дела указываются разные страницы в соцсетях. Одна, как утверждает волонтёрка, действительно принадлежит ей, а другая была создана другим человеком и никогда ею лично не велась. Волонтёрка добавила, что не считает объективными показания своей мачехи Маргариты Егоровой.

— Во-первых, Егорова Маргарита, новая жена моего отца, всю жизнь крайне негативно ко мне относилась, и с начала СВО она не видела меня ни разу, поэтому мне тяжело представить, как она может иметь представление о моих политических взглядах и в принципе моих мыслях, чувствах, — высказалась волонтёрка.

Что касается показаний сестры, Алёны Егоровой, то девушка предполагает, что Алёна могла их дать «под тяжелейшим психологическим давлением» или из-за серьёзных проблем со здоровьем, которые, по словам волонтёрки, у Алёны якобы были с подросткового возраста.

— Все обвинения, которые есть на данный момент... [по ним] точно так же можно обвинить любого человека. Я приехала в свою страну, к своей семье абсолютно легальным путём. Я купила билеты на своё имя и не скрывалась никогда и ни от кого. И насколько мне известно, я никогда не была в уголовном розыске. На протяжении всего СВО к каждому человеку, который занимался волонтёрской деятельностью, неоднократно приходили с проверками из государственных структур. Из полиции — так очень часто. Чуть ли не каждый месяц. Я всегда была на виду у всех государственных структур. И никогда не скрывала свою помощь, помощь братским народам, — заявила Надин Гейслер.

Девушка отрицает, что могла «скрываться в Грузии». По её словам, она, как и любой другой гражданин России, могла уехать в другую страну, провести там какое-то время и вернуться домой.

— Я не снимала какую-то квартиру и не жила в подвале, скрываясь от ФСБ. Я жила у мамы, я приехала в квартиру, которую много лет снимала ещё с бывшим мужем... Я уверена, что мой загранпаспорт (одна из причин, по которой девушку не хотят отпускать под домашний арест — утеря её загранпаспорта. Надин и её адвокаты считают, что паспорт находится у ФСБ, а следствие, что у Надин, — прим. Ф.) наверняка ещё просто не нашли в материалах, которые изъяли у меня и моей мамы. И в моих же интересах, чтобы с этим разобрались, чтобы с меня сняли обвинения, и я могла спокойно жить со своей семьёй, — рассказала Надин.

«Я теряю не только свою жизнь, но и своё здоровье»

Сейчас Надин Гейслер больше всего волнует то, что в СИЗО она «теряет не только свою жизнь, но и здоровье».

— Меньше чем через месяц мне исполнится 29 лет. У меня нет мужа, и у меня нет детей. Я уже числюсь как старородящая. И каждый месяц каждый день я теряю не только свою жизнь, но и своё здоровье, поэтому мне очень хотелось бы, чтобы меня выпустили под залог, под домашний арест и наконец разобрались с этим, потому что я невиновна, и я не совершила никакого преступления в своей жизни, — высказалась Надин.

После её выступления один из адвокатов девушки Евгений Рудычев заявил, что не видит смысла держать Надин под стражей, потому что в отношении неё не проводится никаких следственных действий.

— Я не вижу смысла держать человека под стражей, если действий насчёт него не проводится. Ссылки на то, что отсутствует её загранпаспорт не обоснованы. Мы после избрания меры пресечения этот вопрос выясняли: все вещи Россинской проверили, паспорта нет. Скорее всего, он может находиться в ФСБ, его могли изъять негласно при обыске. Даже если бы он был, как может человек выехать за границу, если на него наложен арест и аннулирован паспорт? — задал логичный вопрос адвокат Евгений Рудычев.

Адвокат добавил, что все доказательства против Надин, которые сейчас есть у следствия, «голосовны» и не могут быть доказательствами. Напомним, что среди них скриншоты публикаций аккаунта, который, по словам девушки, ей не принадлежал.

Адвокаты Антон Присный и Евгений Рудычев

Евгений Рудычев запросил домашний арест или залог в качестве меры наказания для Надин.

Адвокат девушки по назначению Антон Присный уточнил, как проходят прогулки девушки, и есть ли они у неё вообще, напомнив про сложную оперативную обстановку в Белгороде. Надин ответила, что уже две недели в СИЗО её не выводят гулять из-за обстрелов города.

Антон Присный на это заявил, что сейчас содержание Надин под стражей нарушает её конституционные права из-за того, что её не выводят на прогулки.

— Содержание под стражей Надежды осуществляется с нарушением её конституционных прав на охрану здоровья и прав, установленных законом на содержание под стражей. Поскольку прогулки запрещены, она постоянно находится в душной камере. Она практически два месяца не имеет доступа к свежему воздуху, что пагубно сказывается на здоровье невиновного человека. Прошу изменить ранее избранную меру пресечения на домашний арест либо залог, — высказал свою позицию Антон Присный.

Когда судья удалился в совещательную комнату для принятия решения, у родственников Надин появилась возможность пообщаться с девушкой. На заседание к ней пришли мама с отчимом, а также отец.

— Мамуль, ты моя жизнь, — обратилась к маме девушка.

— А ты моя, — ответила мама.

— Я всё выдержу и выйду отсюда.

— А если ты выдержишь, то и я выдержу. У меня другого смысла в жизни нет.

— А ты мой смысл. Я тебя каждый день в своей камере вижу. Ты только держись, — сквозь слёзы обратилась Надин к маме.

— Это они тебя не знают, а мы-то знаем. Если бы ты не была здесь, ты бы уже весь Грайворон накормила.

— Да, кошмар, душа рвётся. Почему белгородцев никто не объединил? Как можно людям 100 гуманитарных пакетов собрать? А корм где? А препараты? — удивилась волонтёрка.

Надин Гейслер и её мама Евгения

«Каждая бабушка должна была получить свой инсулин»

Надин Гейслер поделилась, что даже если бы у неё была возможность что-то изменить в своей жизни, она бы этого не сделала, потому что «каждая бабушка должна была получить свой инсулин».

Надин рассказала, как сейчас себя чувствует в СИЗО. Напомним, что ранее она жаловалась на проблемы со здоровьем.

— Самочувствие, конечно, ужасное. Я уже неделю с температурой. У меня появился кашель, но я думала, что это психосоматика из-за панических атак, но оказалось, что нет, — продирает просто до ужаса. Сердце почти каждый день беспокоит. Две недели мы почти на улицу не выходим, дышать тяжело. Холодно часто или от того, что в СИЗО холодно, и отопление часто выключается, или от того, что я с температурой, и меня морозит. Укрываться одеялом нельзя, курткой тоже, поэтому просто сворачиваешься в позу зародыша, пока не отпустит. Но настрой у меня боевой. В конце концов каждый раз когда мне плохо и хочется орать в подушку или окно, правда, закрытое, я себе представляю, как мои бабушки [сидят] в холодных подвалах без еды, без отопления, без парацетамола, без чая, без ничего. Они там сидели месяцами. У них и так и сердце, и гипертония, и чего только не было, и диабет. Они ещё почки себе отмораживали. Они же всё выдержали. Все мои бабушки и дети [которым я помогла], значит, и я выдержу, — заключила Надин Гейслер.

Волонтёрка обратилась к людям, которые ей помогали раньше делать добрые дела, к тем, кто сейчас пишет ей письма в СИЗО и не прекращает заниматься помощью нуждающимся. Приводим текст её обращения полностью.

— В первую очередь, каждому политзаключённому* нужен ресурс, чтобы выжить, найти, за что держаться, чтобы выжить в этих стенах. И наш ресурс, как и многих людей, которые смогли выжить за эти два года, — это объединение. Слово каждого человека важно и должно быть услышано. Неважно кто вы: фотограф, садовод, политик или бухгалтер. Ваше мнение должны услышать. Я вот в СИЗО голосовала и очень переживала, можно будет [это сделать] или нет. И каждый человек, который прислал мне письмо, по сути продлил мой жизненный ресурс. Независимо от того, откуда эти письма приходили, из какой страны, я чувствовала, что люди рядом, когда тебе плохо, когда тебе страшно, [а значит] тебе есть на кого надеяться. Ты как минимум не сойдёшь с ума, и это объединение должно быть во всем. Как минимум в поддержке политзаключённых*, поддержке тех, кто пострадал за эти два года. Даже самый обычный человек, пожертвовав иной раз 30–50 рублей, пожертвовав свою пачку жвачки, может спасти чью-то жизнь.

Например, в Харьковской области молодой парень чуть старше 20 лет погиб от повышенного давления просто потому, что у них тогда не было картоприла, упаковка которого стоит 30–50 рублей, не больше. Вы представляете какая это сила — чей-то донат в 30–50 рублей? И, если вы думаете, что именно ваш репост не важен, то вы очень сильно ошибаетесь, потому что все эти десятки тысяч людей, которых удалось спасти, — всё это получилось благодаря таким простым людям, самым обычным. У кого-то 50–100 подписчиков в инстаграме** посмотрело пост, а кто-то просто на работе рассказал, пришёл к нам на склад и поделился крупой, консервами или детскими носочками, хранившимися у него лет 20. И это важно. Важно не закрывать глаза на тех людей, которым сейчас плохо по важным причинам. Абсолютно неважно, чем вы занимаетесь, сколько вам лет, во что вы верите — важно протягивать руку помощи и не проходить мимо. И всем, кто оказывает поддержку моей маме, моей семье, и всем, кто помогает, я безмерно благодарна и никогда этого не забуду, — заключила Надин Гейслер.

Вернувшись из совещательной комнаты, судья Свердловского районного суда постановил продлить нахождение Надин в СИЗО до 31 мая 2024 года.


*по официальным данным, в России на настоящий момент нет политзаключённых, а есть осуждённые по статьям экстремистской и террористической направленности. При этом ряд правозащитников считает некоторых отбывающих наказание политическими заключёнными.

**Instagram принадлежит компании Meta, признанной экстремистской организацией и запрещённой в России.

Валерия Кайдалова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«Берегите, пожалуйста, мою маму». Как в Белгороде волонтёрке Надин Гейслер избирали меру пресечения

«Берегите, пожалуйста, мою маму». Как в Белгороде волонтёрке Надин Гейслер избирали меру пресечения

Белгородский областной суд оставил волонтёрку Надин Гейслер под стражей до 31 марта

Белгородский областной суд оставил волонтёрку Надин Гейслер под стражей до 31 марта

Белгородская волонтёрка Надин Гейслер не смогла отказаться от 30 литров воды, которые ей отправил неизвестный

Белгородская волонтёрка Надин Гейслер не смогла отказаться от 30 литров воды, которые ей отправил неизвестный

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

«Пошивчики». Как белгородские художницы учили подростков с ментальными особенностями делать коллажи

В Белгороде перенесли дату семинаров по оказанию неотложной помощи

В Белгороде перенесли дату семинаров по оказанию неотложной помощи

«О военных думали в последнюю очередь». Белгородские волонтёры написали донос на Жанну Басанскую, которая помогает российским военным

«О военных думали в последнюю очередь». Белгородские волонтёры написали донос на Жанну Басанскую, которая помогает российским военным

В Белгороде вернут на балкон один из символов СВО на Украине

В Белгороде вернут на балкон один из символов СВО на Украине

Белгородка упала при экстренном торможении автобуса и получила перелом поясничного позвонка

Белгородка упала при экстренном торможении автобуса и получила перелом поясничного позвонка