«Страшно, но всё равно нужно работать». Как водители мусоровозов и грузчики продолжают убирать Белгород во время обстрелов

«Фонарь» продолжает рассказывать о белгородцах, выполняющих свою работу, несмотря на ежедневные обстрелы. Героями сегодняшней публикации стали три водителя мусоровозов и один бригадир грузовиков компании «Еврологистик». Они поделились, что мотивирует их продолжать убирать Белгород, не покидать регион и выходить на смену под звуки сирены.

«Работа такая — никуда не денешься»

Водитель Виталий Кряковцев несмотря на непрекращающиеся каждодневные обстрелы продолжает забирать и увозить на полигон ТКО в Белгороде. Когда мы позвонили ему, он как раз был на смене. Мужчина рассказал, что в последнее время постоянно приходится работать во время объявленной ракетной опасности.

— Под сами обстрелы ракетами ещё не попадал, — бог миловал. Сегодняшнее утро на смене как раз началось со взрывов в 8:03, вчерашнее тоже. Работа у нас такая, — никуда не денешься, — делится Виталий, при этом голос его звучит бодро — он понимает, что надо приспосабливаться к новым условиям.

Пока во время обстрелов Виталий не покидал салон автомобиля, — так получилось, что он уже был в дороге в эти моменты. Но в компании уже разработали рекомендации, как вести себя сотрудникам во время ракетной опасности: нужно покинуть машину и спрятаться в ближайшем укрытии по пути следования (аналогичный порядок действий у водителей общественного транспорта, — прим. Ф.). На вопрос, не страшно ли продолжать работать во время обстрела, Виталий Васильевич отвечает однозначно: нет.

— Суженого конём не объедешь, как говорится. А вообще командир покидает машину последним. Судьба есть судьба, понимаете? Сколько суждено богу — столько мы и проживём. Хоть беги, хоть не беги — смысла никакого нет, — заявляет водитель.

Фото со страницы компании «Еврологистик» во «ВКонтакте»

Белгородец продолжать работать даже в изменившейся оперативной обстановке, потому что понимает, что несёт ответственность за свою семью: её нужно обеспечивать, да и кредиты никто не отменял — для этого нужно работать. Мужчина признаётся, что его работа никак не поменялась во время обстрелов, и пока, кроме принятых рекомендаций по поведению при обстрелах, другие меры безопасности в компании не принимали.

— Ну, тревога, и что поделаешь? Не боится только мёртвый, понимаете? А любой живой человек боится. Страшно, но всё равно нужно работать, поэтому все выходят на смену. В воскресенье на базу только заехал, и тут начали лупить. Ну и что сделаешь, куда бежать? Сел в машину и сижу, жду, когда повезёт или наоборот — не повезёт. Повезло, — всё нормально, — заключает Виталий.

Но, как мы выяснили в компании, в марте уже были случаи, когда водители и грузчики рассчитывались и увольнялись, — не все готовы к работе, когда в любой момент ты можешь оказаться под обстрелом. Руководство относится к таким сотрудникам с пониманием, но меры по сохранению кадрового состава тоже предпринимает, ведь даже в текущей обстановке график вывоза ТКО не меняется. Хотя некоторые хитрости в работе водители стали использовать: например, выходить в рейс ночью, чтобы забрать мусор из тех точек, куда не смогли доехать днём.

«Есть такое слово „надо“»

Ещё один водитель мусоровоза Андрей Шитц признаётся, что последние две недели каждое утро на смене попадал под ракетную опасность.

— Оно над головой всё взрывается, в последнее время прячемся [в укрытия]. В понедельник [18 марта] на промзону приехал, прилетело на шиномонтаж, а я практически из-за угла выезжал. Сразу и не понял, что произошло. Но обошлось, всё нормально, — вспоминает сотрудник.

Водители прячутся в укрытия, если ракетная опасность застаёт их во время уборки мусора, но когда они находятся за рулём на маршруте, не везде есть рядом укрытия, поэтому спрятаться некуда, и некоторые продолжают поездку «на свой страх и риск».

— Или в подъезд забегаем, или в подвал, потому что в последнее время аж свистеть начало над головой. А так, в принципе, работаем в штатном режиме. Любому, думаю, человеку страшно в этой ситуации. Ну, как бы есть такое слово «надо». На работу пришёл — надо работать. [Об опасности] задумываешься, но себя успокаиваешь и продолжаешь делать своё дело. А кто это будет делать? Кто будет вывозить это всё? — задаёт логичные вопросы мужчины.

Я спросила, что мотивирует мужчину продолжать работать в компании «Еврологистик» и не уезжать из города. Андрей отвечает, что никто из белгородцев не знает, куда именно может прилететь, поэтому непонятно, что изменится, если ты поменяешь работу на условно, как тебе сейчас кажется, более безопасную. По этой причине особых изменений в его работе из-за почти каждодневных обстрелов не произошло.

— Думаю, ничего не поменялось, просто осторожничать начали. Ориентируемся на извещения [об объявленной ракетной опасности] или сирену. Машина работает, баки гремят — и эти звуки схожи с «хлопками». Но когда уже поближе [взрывается] где-то над головой, тогда уже прячемся. Нормально работается пока, — заключает водитель, сохраняя в голосе оптимизм.

«От судьбы не спрячешься»

Водитель Виктор Выродов рассказывает, что тоже попадал под обстрел, когда ракеты взрывались примерно в 300 метрах от него. Несмотря на опасность, мужчина продолжает делать свою работу.

— Некуда бежать. Оно бахает, а ты дальше едешь. От судьбы не спрячешься. А кто будет работать? Кому-то же надо это делать, не всем же блогерами быть. А чем руководство компании нам поможет? Не сможет же оно за нами с зонтиком ходить, оберегать, — делится мужчина.

Виктор Евгеньевич добавил, что его работа из-за каждодневных обстрелов не поменялась. «Все за всех переживают, мы живые люди: за коллег, за семью. Но работать всё равно надо. Надеемся, что всё обойдётся», — говорит мужчина.

«Если мы не будем убирать — будет антисанитария»

Ещё я поговорила с бригадиром грузчиков Александром Ткаченко. Он с другими коллегами забирает пакеты с мусором в частном секторе, с территорий магазинов, а также вывозит крупногабаритный мусор в Белгороде и Белгородском районе. Фактически работники должны погрузить в мусоровоз выброшенную старую мебель и другие тяжёлые вещи, чтобы потом водители отвезли всё это на мусорный полигон.

— Люди сейчас все побаиваются. В районе Октябрьского, в сёлах, например, в Малиновке, очень много обстрелов, как, впрочем, и у нас в Белгороде на той же Харгоре. Но мы ездим, стараемся работать. Многие белгородцы благодарят: «Спасибо, что, мужики, работаете», но некоторые жалуются и возмущаются, что будут писать жалобы на губернатора, «почему это водители не приехали». Им без разницы, что идут обстрелы, мы такие же живые люди и смогла машина доехать или нет, — объясняет Александр.

Мужчина рассказал, что 16 марта, когда «прилетело» рядом с педагогическим колледжем, пришлось снять мусоровоз с рейса. Рядом тогда погиб водитель грузовика, загорелись несколько легковых машин, район оцепили. Несмотря на подобные объективные сложности, нашлись белгородцы, которые пожаловались, что компания вовремя не вывезла мусор.

— В пакетном сборе грузчик должен быть выносливым. Я в прошлом спортсмен, мне уже 57 лет, я лёгким бегом [загружаю мусоровоз и] совмещаю приятное с полезным. А кто-то ходит спокойно пешком с этими пакетами, кидает в ковши. Бывают и неприятные моменты. Я знаю грузчиков, которые во время сбора случайно кололись о шприцы, резали себе сухожилия осколками стёкол. Особенно это часто случается с теми, кто работает во вторую смену, ведь ночью освещения от машины немного. Когда ничего не видишь в этих бочках, суёшь туда руку… Так один мой знакомый руку разрезал сильно, он около двух недель на больничном был потом. Так что наша работа опасная ещё и по этой причине, — раскрывает некоторые скрытые моменты труда грузчиков бригадир.

Во время ракетной опасности грузчики по возможности пытаются найти укрытия. Но это возможно, только если они работают в Белгороде, — здесь есть возможность забежать в какой-нибудь магазин, подъезд или воспользоваться бетонным укрытием, установленным в людных местах. А вот когда мужчины находятся в какой-нибудь деревне — там спрятаться негде, приходиться прятаться за колёсами мусоровозов. Белгородец рассказал, что его мотивирует продолжать работать мысль о том, что они с коллегами делают важное дело — убирают область.

— Если мы не будем убирать, будет антисанитария. В такое непростое время у любого психически нормального человека будет тревожность. Каждый старается заботиться о своей жизни, — мы вот себе установили приложение с оповещениями об обстрелах. Почти все ребята служили в армии, некоторые были даже в «горячих точках». Даже сейчас двое парней ушли добровольцами на СВО. Сейчас наша работа ни в чём не поменялась, только теперь во время обстрела мы идём в укрытия. Но у нас тоже уже были тревожные новости: был случай у нас с водителем Валерием Воробьёвым — ему позвонили и сказали, что рядом с его домом попали, а у него дома мама была — в такие моменты, конечно, все переживают друг за друга, за близких. А как иначе? — говорит Ткаченко.
Валерия Урсула

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«Наш город цветов стал городом пуль очень давно». О чём и как белгородские поэты пишут во время спецоперации и обстрелов

«Наш город цветов стал городом пуль очень давно». О чём и как белгородские поэты пишут во время спецоперации и обстрелов

«Страшно выезжать, но выбора нет». Как белгородские таксисты работают во время обстрелов

«Страшно выезжать, но выбора нет». Как белгородские таксисты работают во время обстрелов

«Нет покупателей, а кредиты надо платить». С чем столкнулся белгородский бизнес после обстрелов ВСУ?

«Нет покупателей, а кредиты надо платить». С чем столкнулся белгородский бизнес после обстрелов ВСУ?

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

«Они боролись за Победу. За что боремся мы?». Участники «Бессмертного полка» в Белгороде — о Дне Победы и «спецоперации на Украине»

Семь советов психиатра о том, как бороться со стрессом из-за «спецоперации» в Украине

Семь советов психиатра о том, как бороться со стрессом из-за «спецоперации» в Украине

«Готов боец ли нет — нужно проверить на поле боя». Как тренируются добровольцы белгородской теробороны

«Готов боец ли нет — нужно проверить на поле боя». Как тренируются добровольцы белгородской теробороны

В Белгородской области российские паспорта за год получили более 7 тысяч украинцев

В Белгородской области российские паспорта за год получили более 7 тысяч украинцев

Должны ли родители фасовать песок в мешки? В белгородском минобре рассказали о требованиях к школьным укрытиям

Должны ли родители фасовать песок в мешки? В белгородском минобре рассказали о требованиях к школьным укрытиям

Мусорная боль. Как в Белгороде искали решение проблем с вывозом и захоронением ТКО

Мусорная боль. Как в Белгороде искали решение проблем с вывозом и захоронением ТКО

После обстрела Шебекинского округа около 45 тысяч человек остались без электричества

После обстрела Шебекинского округа около 45 тысяч человек остались без электричества