Храм горел всю ночь. История церкви в шебекинском селе, которую полтора века назад строили всем миром, забросили, а потом — потеряли

Год назад в шебекинской Дмитриевке сгорел 150-летний храм в честь святого Дмитрия Солунского. В разные время на эту деревянную церковь у местных жителей, властей и священнослужителей были свои планы, но реализовать их не удалось. Обветшалый памятник культурного наследия сгорел за несколько часов ночью 7 июня 2023 года. Спустя год рассказываем его историю и приводим версии того, почему она закончилась.

Древняя земля

Село Дмитриевка находится в 15 километрах северо-восточнее Шебекино в Купинском сельском поселении. Оно почти на сто лет старше города: люди поселились в Дмитриевке в 20-х годах XVII века. Чуть раньше село называлась Новиково: оно располагалось севернее современного и в середине XVII века, по одной из версий, было разорено татарами.

Спустя несколько лет, в 1646 году, на это место вернулись русские и основали Дмитриевку, названную так в честь церкви Дмитрия Солунского, уничтоженной при татарском набеге. Ещё через год, в 1647 году, по указу царя Алексея Романова в этих краях на южной границе государства возвели город-крепость Нежегольск.

Схема оборонительных укреплений Дмитриевского городища, фото archeologia31.livejournal.com

Примечательно, что история земли, где расположена нынешняя Дмитриевка, уходит ещё дальше в прошлое. В 8–10 веках недалеко от современного села стояло средневековое поселение, возведённое на месте ещё более раннего скифского городища. Археологи обнаружили и исследовали его остатки в 1970-х годах. Они нашли следы каменной крепости с несколькими линиями обороны и поселением вокруг. Сегодня это место является археологическим памятником и называется Дмитриевским городищем, а с его вершины открывается панорамный вид на степь.

Панорамный вид с вершины Дмитриевского городища, фото archeologia31.livejournal.com

Морёная верба и яичный белок

Здание из почерневших брёвен с решётками на месте окон и ржавыми металлическими воротами — так до лета 2023 года выглядел храм великомученика Димитрия Солунского в селе Дмитриевка Шебекинского горокруга. В такое состояние храм пришёл за 150 лет своей истории, начавшейся в 1873 году.

Дмитриевский храм. Фото Вадима Заблоцкого, belpressa.ru

Храм начали строить по инициативе местного помещика Ивана Гангарда, который в 70-х годах XIX века купил землю между Дмитриевкой и селом Яблочково. Здесь он построил имение, высадил сосновую аллею и стал заниматься садоводством: выращивать яблоки. Чуть ли не первым делом на новом месте Гангард распорядился построить деревянный храм — в память о заживо сожжённых младенцах и старика и «угнанных в полон» (то есть, пленных).

Учительница истории местной школы и по совместительству директор краеведческого музея Инесса Усенкова объясняет такую мотивацию постройки легендой:

— В 1638 году [на село] был совершён наезд крымских татар численностью 100–120 всадников. Жителей в селе было немного — всего 80 человек. Заметив неприятеля, новики (жители села Новиково — прим. Ф.) зажгли на сигнальной вышке-булдовке костёр, предупреждая о приближении врага. Татары было ринулись к вышке, но в пойме реки лошади начали вязнуть, они несколько дней искали брод. Когда нашли переправу, Новиково было разорено и сожжено, младенцы и старики убиты, а все остальные угнаны в полон и проданы на рынке в городе Кафе (современная Феодосия — прим. Ф.). Во время пожара с церквушки поселения в реку упал колокол, где остался навсегда. На сороковой день после его падения река повернула своё русло на 90 градусов — такая легенда дошла до нас, — говорит Усенкова.

Документальных подтверждений этому набегу историки не обнаружили.

В 1873 году на этом месте начали возводить деревянную церковь: строительный материал — вербу — добывали на берегах реки Корочи. Храм строился на пожертвования: 13,5 тысячи рублей пожертвовали прихожане, 4 тысячи рублей выделил помещик Иван Гангард, ещё 4,5 тысячи пожертвовали его, как сказали бы сейчас, бизнес-партнёры — купцы и производители сахара.

Весь 1874 год рабочие заготавливали материал: валили деревья, привозили их к месту строительства, подгоняли по размеру и определяли для каждого бревна своё место. Храм полностью сложили из этих брёвен — а потом разобрали: дерево нужно было обработать, чтобы церковь простояла как можно дольше.

— Рядом [со стройплощадкой] вырыли котлован. В него сложили эти брёвна вербы, залили водой. Три года они мариновались, чтобы стать морёными. В 1877 году котлован раскопали и по засечкам на брёвнах снова собрали сруб, — объясняет технологию строительства Инесса Усенкова.

На возведение сруба ушёл почти год. Его установили на каменном фундаменте: на изготовления раствора для его строительства израсходовали 1,5 миллиона яиц (их добавляли в раствор для прочности) и 80 тысяч кирпичей — их поставили местные кирпичные заводы.

Клуб, спортзал, амбар

Первое богослужение в новом храме состоялось в ночь с 7 по 8 ноября (с 25 по 26 октября по старому стилю) в день престольного праздника села. По воспоминаниям дочери церковного сторожа Евдокии Олениной, которые хранятся в школьном музее в Дмитриевке, служба была для сельчан праздником.

Люди шли в храм со всех окрестных сёл, одетые по-праздничному. Некоторые шли босиком, держа в руках сапоги, лапти и туфли, — их надевали при входе в церковь. Прихожане обнимались, целовались и просили друг у друга прощения. Рядом с церковью стояла бочка, из которой народ, особенно дети, деревянными ложками черпали патоку — побочный продукт сахарного производства — и пили её прямо на месте.

Через несколько лет возле храма построили церковно-приходскую школу. В ней было три класса, там изучали четыре предмета: чтение, письмо, арифметику и закон Божий. Методы обучения, судя по воспоминаниям Олениной, были суровыми: учебников и пособий не было, из оборудования — только доска и напольный счёт, а за проступки учеников секли розгами, ставили на колени и драли за уши.

В 1935 году в Дмитриевке построили кирпичную школу, которая действует по сей день. А через год дмитриевский храм закрылся. Его колокольню и купол сломали, и здание переоборудовали в клуб.

— Во время войны верующие возобновили богослужения. После освобождения села [в феврале 1943 года — прим. Ф.] общину верующих зарегистрировали. В 1951 году местные власти решили снова закрыть церковь и отдать здание колхозу, но в Москве постановили от изъятия церкви у верующих воздержаться. Окончательно её закрыли в 1963 году и передали местной школе под мастерские. Денег на переоборудование здания так и не нашли, в связи с чем оно и простояло бесхозным долгие годы, — приводит факты историк, начальник управления по делам архивов Белгородской области Павел Субботин.

С 1 сентября 1962 года здание церкви превратили в спортзал. Через полгода — в склад. А после этого храм просто забросили и никак не использовали.

Бесхозный памятник

Скудные отрывки информации о дмитриевском храме сохранились благодаря директору местной школы Владимиру Савельеву, который создал музей, где теперь работает Усенкова. Во время работы Савельева директором в школе работал археологический отряд, который занимался раскопками на Дмитриевском горожище. Директор мечтал создать на базе храма туристическую базу для краеведческой работы. Но воплотить задуманное Владимир Савельев не успел: в 2009 году его не стало.

Дмитриевский храм. Фото Вадима Заблоцкого, belpressa.ru

Через десять лет после этого о планах на старинный храм заговорили в епархии. В 2019 году митрополит Иоанн предложил создать в дмитриевской церкви музей истории христианства на Белгородчине, но дальше предложения дело на зашло: здание храма не принадлежало епархии. По словам председателя одного из отделов белгородской митрополии Нины Цветковой, специалисты по заказу шебекинской администрации оценивали создание храма, но решили, что капитального ремонта оно не выдержит.

В администрации Шебекинского горокруга в начале 2022 года говорили, что признанный в 2007 году объектом культурного наследия храм не находится на балансе государства, и кто его собственник — неизвестно. Состояние здания, сказали тогда в администрации, «вызывает беспокойство», но сносить его не хотят из-за культурной ценности.

Дмитриевский храм внутри. Фото Вадима Заблоцкого, belpressa.ru

Всё это время дмитриевский храм был точкой притяжения для туристов-энтузиастов. Иногда рядом с церковью проходили православные литургии. Одна из последних — 11 августа 2022 года. Из-за аварийного состояния здания протоиерей Пётр Иванов провёл службу под открытым небом для скаутов и наставников Братства православных следопытов.

Литургия под открытым небом возле Дмитриевского храма летом 2022 года, фото пресс-службы белгородской митрополии

Во время проповеди священник вспомнил, что в начале 2000-х православные уже молились возле разрушенного рождественского храма в селе Безлюдовка — и через несколько лет его восстановили. Тогда отец Пётр выразил надежду, что молитвы рядом с храмом в Дмитриевке тоже послужат началом восстановлению храма и сохранению культурного наследия России. Однако после этого не принадлежащие никому бездействующее старинное здание продолжило ветшать ещё год, пока его судьбу не решил случай.

Причины пожара

Первые сообщения о том, что 150-летний храм в Дмитриевке сгорел, появились днём 7 июня 2023 года — спустя полдня после самого пожара. К тому моменту от церкви остался только кирпичный фундамент.

В тот период Шебекино и окрестности находились под массированными обстрелами ВСУ, поэтому местные жители сразу предположили, что храм сгорел в результате прилёта. Такую же версию выдвинули в Белгородской епархии: там заявили, что пожар начался «от сброшенного неизвестного предмета».

Белгородский археолог Андрей Божко рассказал журналистам, что церковь загорелась ночью 7 июня, около шести часов утра, — в это время местные жители не слышали звуков прилётов. При этом Божко напомнил, что храм горел и раньше: несколько лет назад его подожгли подростки, но тогда пожар удалось потушить.

Руководительницы школьного музея Инессы Усенковой в момент пожара не было дома, поэтому подробностей случившегося не знает. В версию о том, что «что-то прилетело с дрона», учительница истории не верит. Наиболее вероятной причиной Усенкова считает «человеческий фактор», но не собирается никого обвинять.

Фундамент Дмитриевского храма после пожара, фото пресс-службы белгородской митрополии

В областном управлении МЧС, сотрудники которого выезжали на место пожара, заявили, что здание сгорело полностью — поэтому причины пожара установить невозможно.

Итог этой истории подводит Павел Субботин. Он говорит, что судьба старинного храма в любом случае была предрешена, потому что он стоял в запустении, и за ним никто не ухаживал. Сейчас из-за оперативной обстановки у Белгородской епархии нет планов восстанавливать храм в селе. Об этом говорит благочинный Шебекинского округа протоиерей Пётр Иванов.

— Храм был недействующим, это был памятник архитектуры. Причём он не подлежал восстановлению. Чтобы там молиться, старый храм надо было разобрать и построить новый, и такой проект был до СВО. Жителей Дмитриевки окормлял священник из храма, что [находится] в селе Купино. Так что прихожане не были оставлены ни тогда, ни сейчас. В данной оперативной обстановке о строительстве и восстановлении храма речи не идёт. Начинать с нуля строить новый храм в данной ситуации — ни у кого такой мысли не возникает, даже у прихожан. Они всё понимают. А что будет через год-два — никто не знает. Но все храмы мы обязательно восстановим, — пообещал протоиерей.
Андрей Шилин

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Как работает первый в России пункт вакцинации от COVID-19 в белгородском монастыре

Как работает первый в России пункт вакцинации от COVID-19 в белгородском монастыре

​Банк России выпустил монету с пещерным Холковским монастырём

​Банк России выпустил монету с пещерным Холковским монастырём

 Митрополит Иоанн провёл богослужение в шебекинском храме после обстрела «Градами»

Митрополит Иоанн провёл богослужение в шебекинском храме после обстрела «Градами»

Юные белгородцы стали участниками «морского» Слёта молодёжи Белгородской митрополии

Юные белгородцы стали участниками «морского» Слёта молодёжи Белгородской митрополии

В Шебекине жители пожаловались на шум от предприятия по производству металлоконструкций

В Шебекине жители пожаловались на шум от предприятия по производству металлоконструкций

Следком не нашёл состава преступления при строительстве в Шебекине дома без вентиляции

Следком не нашёл состава преступления при строительстве в Шебекине дома без вентиляции

«Молитва и общение с Богом помогают мне жить». Как в белгородском исправительном центре провели день милосердного отношения к осуждённым

«Молитва и общение с Богом помогают мне жить». Как в белгородском исправительном центре провели день милосердного отношения к осуждённым

«Есть „пчёлки“, есть „паучки“, а здесь — „берегини“». Как в белгородском храме женщины плетут маскировочные сети для российских военных

«Есть „пчёлки“, есть „паучки“, а здесь — „берегини“». Как в белгородском храме женщины плетут маскировочные сети для российских военных

В Белгородской области застройщик повредил объект культурного наследия

В Белгородской области застройщик повредил объект культурного наследия

Тяжёлая болезнь, переезд в Японию и отказ от успеха. Как слепой белгородский парень Василий Ерошенко путешествовал и писал сказки

Тяжёлая болезнь, переезд в Японию и отказ от успеха. Как слепой белгородский парень Василий Ерошенко путешествовал и писал сказки