«Мы не будем давить, но должна быть совесть». Как в Белгородской области поднимают зарплаты и легализуют фрилансеров

Чиновники рассказали, почему жители области должны зарабатывать минимум 20 тысяч рублей, как свадебному фотографу получить достойную пенсию и что общего у власти с матерью, чья дочь неудачно вышла замуж.

Первый заместитель начальника департамента внутренней и кадровой политики области Ольга Павлова и начальник управления по труду и занятости населения Андрей Миськов рассказали журналистам о программе «20+20» .

— Суть постановления: 20 тысяч рублей — минимальная зарплата и её рост на 20 процентов. Мы будем следить в следующем году, чтобы рост в 20 процентов был не за год, а, по-хорошему, ежемесячно. Мы будем стремиться к этому идеалу. Стартовую плату нет смысла сейчас поднимать. Нужно доработать сначала до той «двадцатки», а дальше уже прирост, — объяснила суть программы Ольга Павлова.

Обсуждение программы «20+20», фото из архива пресс-службы губернатора и правительства Белгородской области

«Фёдор Михайлович Достоевский говорил о том, что высшая и самая характерная черта русского человека — запрос на справедливость. Сегодня много говорится о справедливости. Мы считаем, что в той экономической ситуации, в которой находимся все мы, закон справедливости будет работать только тогда, когда те, кто живут в этой области, будут получать хотя бы должное. Справедливость — это не просто радость — всем равно раздать и будет справедливость. Нет, это будет несправедливо. Это равенство в исполнении должного. Не мною придумано, в своё время это сказал ещё Владимир Соловьёв. Это должное (тот минимум, который должен быть) — и есть эти 20 тысяч рублей. С чего он берётся? Мы смотрим уровень инфляции и берём прожиточный минимум. Сейчас это восемь (тысяч — прим. ред.) с копейками. Но это тот прожиточный минимум, который позволяет просто не умереть с голоду. Мы понимаем сегодня, что с учётом даже официальной инфляции для того, чтобы хоть как-то существовать на самом деле, надо умножить ещё на два. То есть, десятка (тысяч — прим. ред.) и на два — вот они двадцать (тысяч — прим. ред.)».

— Но все не могут давать 20 тысяч рублей. Мы не можем сравнять при всей тяжести труда журналиста и человека, который, к примеру, убирает помещения. Это труд очень достойный — и первый, и второй. Но мы понимаем, что уборка помещений требует физических затрат в часах намного меньше, нежели труд того же журналиста. Поэтому всем двадцать — это тоже неправильно. Желательно подтянуть всех к двадцати (тысячам — прим. ред.) и с плюсом ещё. И мы будем стремиться к тому, чтобы и работники обслуживающей сферы, и вспомогательный персонал получали достойную заработную плату.

«В бюджетной сфере, если мы не берём вспомогательный персонал, у нас меньше 20 тысяч рублей никто, конечно, не получает, если он работает на полную ставку. Но когда мы всё это суммируем, берём вспомогательный персонал, тех, кто по минимуму идёт, тогда „средняя температура“ будет 20 и даже меньше. Я предлагаю не мерить это по среднему, а делить — есть персонал основной и вспомогательный, обслуживающий. Это разные темы».

Отдельно участники брифинга остановились на возможных последствиях для тех, кто не намерен увеличивать зарплату сотрудникам до предлагаемых 20 тысяч рублей.

— Никаких санкций к частным предприятиям, которые не платят пока 20 тысяч рублей своим работникам, не будут применяться. Мы ведём переговорный процесс и ни в коей мере не оказываем никакого давления. Пытаемся объяснить бизнесу то, что он должен быть ответственным перед людьми, которые работают у него. Они же на основе их зарабатывают. Пусть он им даст должное, по справедливости. Только должное, ничего больше.

«Когда руководитель говорит, что его сотрудники удовлетворены заработной платой, я не могу сдерживать улыбку, потому что прекрасно понимаю, что не может быть так. Любой человек стремится к тому, чтобы жить достойно. А жить достойно на 15–17 тысяч невозможно».

— Я обращаюсь к людям, которые работают на предприятии: «Скажите, вас устраивают ваши 19,5 тысячи?». Они говорят: «Конечно, мы хотим больше». Но корпоративная этика не позволяет им сказать, что их это не устраивает. Человек также может сказать, что ему платят 30 тысяч, но по документам проходит 15 тысяч. Где справедливость? Мы не будет давить, но совесть должна быть. Мы апеллируем к ней, ведь потом этот товарищ выйдет на пенсию, придёт сюда и скажет: «Власть! Я пенсионер, я плохо живу». Знаете, как дети — дочка замуж вышла неудачно и говорит: «Что же ты, мама, не отговорила?». Так и здесь: а куда же вы, власть, смотрели?

«Эти беседы имеют конкретные результаты. Из 428 крупных и средних организаций 230 повысили заработную плату до 20 тысяч рублей и выше. И рост произошёл у многих. Мы выявили предприятия, у которых зарплаты были даже 7 тысяч, и прирост произошёл на 100 процентов, люди стали 14 тысяч рублей получать. Единицы предприятий из тех, которые находятся в мониторинге, снизили заработную плату. И это говорит о том, что в их отношении нужны системные меры. Если бизнес пришёл в упадок, владелец должен отдавать себе в этом отчёт, что он приносит вред людям и не может платить достойную зарплату. Тогда надо принимать решения: закрываться или перепрофилирвать свою деятельность».

— Первое, что они говорят, что власть должна помочь. Мы спрашиваем: чем? Искусственно создать спрос на вашу продукцию, которая сегодня очень дорога для потребителя? Не можем. Ребята, вы должны быть конкурентоспособны. Мы должны реально оценивать, кому помогать.

Андрей Миськов, фото пресс-службы губернатора и правительства Белгородской области

Андрей Миськов обратился к часто сейчас обсуждаемому вопросу, связанному с легализацией фрилансеров.

— Сейчас в 22 муниципалитетах разработаны проекты по легализации в сфере дистанционной занятости. Все эти люди обладают определёнными навыками и не считают нужным и должным исполнять свои обязанности как гражданина Российской Федерации. Каждый должен участвовать в жизни общества посредством принесения пользы и, в том числе, уплаты налогов. Из них идёт оплата услуг, которые контролируются государством, — дороги, поликлиники, школы, детские сады. Цифры в рамках этого проекта свидетельствуют о том, что работа начата. По состоянию на 1 ноября легализовано 4085 человек. За счёт этого в бюджет, в наш общий с вами карман, поступило дополнительно более 19 миллионов рублей налогов. Призвать к ответственности — это тот вопрос, который прорабатывается сегодня не только на уровне Белгородской области, но и в целом на уровне Российской Федерации.

«Долгие годы наше законодательство строилось, исходя из защиты прав. И теперь люди зачастую злоупотребляют этими правами, очень быстро находят лазейки, где сегодня возможно делать чуть больше и чуть проще».

Ольга Павлова отметила, что есть ещё отдельные профессии, которые «пока не мониторились, но там есть потенциал».

— Тамада на свадьбе. Он платит налоги? Нет. Фотограф? Нет. Предоставление образовательных услуг? Мы с вами прекрасно понимаем, что институт репетиторства был и есть. И это тоже нелегальная занятость.

Миськов также рассказал, что не менее значимой является работа по мониторингу «зарплат в конверте».

«У нас никто не думает на перспективу десяти-двадцати лет. Сегодня получены деньги, вроде, как хорошо. А когда сталкиваются с тем, какой процент отчислений пошёл на пенсию, на обязательное медицинское страхование, на то, что в будущем может быть востребовано и с чем ты обязательно столкнёшься, могут оказаться у разбитого корыта. Чёрная зарплата в конверте — это далеко не светлое будущее. Сегодня имеем возможность заработать, а завтра во многом будем себе отказывать».

Первый заместитель начальника департамента внутренней и кадровой политики области также высказала своё мнение о перспективе.

— На перспективу люди не готовы сегодня думать. Они хотят сейчас получить выгоду. Когда подойдёт пенсионный возраст, тогда они задумаются, но будет уже поздно, к сожалению. Тем не менее, они будут требовать от государства достойной пенсии.

Вероника Малова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Найти и узаконить. В Белгородской области хотят легализовать фрилансеров

Найти и узаконить. В Белгородской области хотят легализовать фрилансеров

Налоги и штрафы. Что грозит фрилансерам

Налоги и штрафы. Что грозит фрилансерам

Налоги на прибыль и патенты для фрилансеров. Чем «живёт» бюджет Белгородской области

Налоги на прибыль и патенты для фрилансеров. Чем «живёт» бюджет Белгородской области

За пять месяцев 93 организации региона увеличили зарплату до 20 тысяч рублей

За пять месяцев 93 организации региона увеличили зарплату до 20 тысяч рублей

В областном правительстве прокомментировали дело ФАС на губернатора Евгения Савченко

В областном правительстве прокомментировали дело ФАС на губернатора Евгения Савченко

В Валуйском районе выбрали главу администрации

В Валуйском районе выбрали главу администрации

Ольга Павлова посоветовала закрыть бизнес тем, чьи работники получают меньше 25 тысяч рублей в месяц

Ольга Павлова посоветовала закрыть бизнес тем, чьи работники получают меньше 25 тысяч рублей в месяц

Выпаивание телят, бетон и антиутопии. О чём писали диссертации высокопоставленные белгородские чиновники и депутаты

Выпаивание телят, бетон и антиутопии. О чём писали диссертации высокопоставленные белгородские чиновники и депутаты

В Белгороде на 9 мая закроют для посещения Соборную площадь и другие общественные места

В Белгороде на 9 мая закроют для посещения Соборную площадь и другие общественные места

Ядро ЕдРа. Самые интересные кандидаты «Единой России», которые намерены участвовать в выборах в Белгородскую облдуму

Ядро ЕдРа. Самые интересные кандидаты «Единой России», которые намерены участвовать в выборах в Белгородскую облдуму

В Белгородской области откроют фитнес-клубы и бассейны

В Белгородской области откроют фитнес-клубы и бассейны

Валерий Бурба покинул пост главы Краснояружского района

Валерий Бурба покинул пост главы Краснояружского района