Пот как улика. Как белгородские следователи раскрывают преступления, совершённые в прошлом веке

19 октября отмечался профессиональный праздник следователей-криминалистов. Руководитель отдела криминалистики регионального СК Илья Макаренко рассказал «Фонарю», как следователи нашли убийц спустя почти двадцати (!) лет после совершения преступления.

Пот как улика. Как белгородские следователи раскрывают преступления, совершённые в прошлом веке

По словам Ильи Макаренко, следователи регулярно возвращаются к старым делам. Все документы и вещественные доказательства хранятся особым образом, доступ к ним есть у каждого члена криминалистической группы. Как правило, работу по этим делам ведут несколько сотрудников отдела, естественно, параллельно с расследованием других преступлений.

— Как следователи-криминалисты приходят к тому, чтобы спустя много лет достать старое дело и начать снова его расследовать?

— У нас создана аналитическая группа, в которую входит фактически весь отдел криминалистики, а также инспектор отдела процессуального контроля и сотрудники полиции. Мы систематически планомерно изучаем материалы уголовных дел прошлых лет. Все дела систематизированы в специальную базу, в ней мы отмечаем все важные элементы дела — информацию о месте преступления, способе его совершения, вещественных доказательствах.

— То есть если в первые месяцы после совершения преступления , оно не раскрыто, от него «не отказываются»? Дело не закрывают?

— В своё время во время реорганизации все дела и вещественные доказательства передали из прокуратуры в Следственный комитет. Допустим, есть уголовное дело, по которому много вещественных доказательств, и к нему целесообразно вернуться. Технический прогресс шагнул далеко вперёд, технологии постоянно развиваются. Может быть такое, что по делам, которые мы сейчас не можем раскрыть, в будущем появятся такие способы и методы, которые позволят вычислить лиц, причастных к совершению преступления. Мы берём старое дело, сотрудники следственного управления, входящие в состав аналитической группы, его изучают. Например, в деле есть информация о каких-то людях, которых почему-то не допрашивали, или с учётом новых методик нужно вернуться к вещественным доказательствам, тогда какая-то информация по человеку была, но не хватило доказательств, чтобы привлечь его к ответственности. Дело выносится на обсуждение отдела криминалистики. Происходит своеобразный мозговой штурм, с участием в том числе экспертов, оперативников.

[Расскажу о таком случае]. В 1997 году в Шебекинском районе преступники сначала зарезали, а потом застрелили супружескую пару. Тогда милиция и прокуратура не смогли найти убийц.

— В 1997 году на месте преступления нашли шапку с прорезями для глаз, которую преступники использовали как маску. Об этом свидетельствовали и следы мела на шапке в тех местах, где были сделаны прорези. В 1997 году провели обычную биологическую экспертизу и следов на шапке не обнаружили. В 2010 году в рамках расследования преступлений прошлых лет мы инициировали новую экспертизу. Генетическое исследование выделений организма — крови, слюны, волос, ногтей, пота и тому подобного не стоит на месте. И мы решили вернуться к шапке, назначили экспертизу в экспертно-криминалистическом центре областного УМВД. Её провели, и было установлено, что на шапке есть пот, но количество настолько ничтожно, что не позволило нашим экспертам выделить следы. Мы для себя отчасти решили, что всё, перспективы нет, но в 2012 году рискнули отправить шапку на новую экспертизу в Главное управление криминалистики Следственного комитета России. Эксперты центрального аппарата Следственного комитета были лидерами в области криминалистической экспертизы. Результаты нас удивили.

Генетики смогли установить генетические признаки человека, чей пот остался на шапке. Генотип поставили на криминалистический учёт. Но, естественно, перед тем, как поставить на учёт, проверили в базе и совпадений не обнаружили. И снова разочарование — столько лет исследовали, и то не было, то нашли, но мало, то смогли выделить генетический тип и не совпало... Тем не менее, в декабре 2014 года от наших местных генетиков получили информацию, что тот самый генотип стоящий на учёте совпал с конкретным человеком. На тот момент в производстве следователей следственного управления находилось уголовное дело об убийстве жительницы Шебекинского района, которое пока, к сожалению не раскрыто, и в рамках уже этого дела у нас были генетические образцы опрошенных по тому делу и генотип одного из заподозренных совпал с тем, что был в базе.

Естественно мы начали изучать личность этого человека, хотя было очевидно, что в убийстве супружеской пары участвовала два или три лица. Таким образом, мы установили его круг общения на 1997 год, хоть это и было сложно, определили, кто мог бы с ним совершить преступление. В результате установили мужчину, который в 2014 году работал в структуре МЧС в Москве. Мы выехали туда, задержали его и второго подозреваемого.

Следователи записали на видео допрос первого подозреваемого, а когда второго подозреваемого привезли из Москвы, то показали ему эту видеозапись. После этого подозреваемый дал признательные показания. Мужчины рассказали о подробностях преступления. Обнаружить орудие преступления следователям не удалось, но преступление было всё-таки раскрыто спустя 17 лет после совершения. Суд приговорил обоих обвиняемых к 16,5 годам лишения свободы.

Ещё одно старое дело, раскрытое белгородскими следователями спустя много лет благодаря «нестандарному подходу к расследованиям» и генетической экспертизе — изнасилование несовершеннолетней в 1992 году в Ракитянском районе.

— Спустя много лет было принято решение вернуться к этому делу. У нас есть специальный прибор, так называемый «источник криминалистического света». Он позволяет обнаружить вещества, невидимые невооружённым глазом. Исследование этим аппаратом показало, что на белье изнасилованной девочки остались следы спермы. Предмет одежды передали экспертам и они смогли по этим следам спермы установить генотип подозреваемого. В базе нашлось совпадение. Насильником оказался житель Курской области, который на тот момент уже сидел за другие изнасилования.

Когда следователи обратились в колонию, выяснилось что за две недели до этого у мужчины закончился срок отбывания наказания, и он уже на свободе. Ещё через неделю полиция задержала его в поезде и привезла к следователям, которые предъявили ему доказательства его вины. К сожалению, из-за истечения срока давности преступления, мужчину не смогли привлечь к ответственности за это изнасилование, и дело было закрыто. Важно, что в 1992 году было практически невозможно связать этого мужчину с изнасилованием девочки. Он был неместным и, видимо, сразу после преступления уехал из Ракитянского района, даже не попав в поле зрения следователей.

— Когда следователи смотрят старые дела, они учитывают как тот факт, что по некоторым из них истёк срок давности, и даже если преступника уличить, то привлечь к ответственности не получится?

— Мы стараемся особенное внимание обращать на дела, по которым в ближайшее истечёт срок давности привлечения к ответственности, чтобы преступник не ушёл от наказания.

— Есть ли шансы, что какие-то ещё преступления, совершённые много лет назад, будут раскрыты?

— Мы провели ревизию вещественных доказательств по очень многим делам, поставили их на учёт, ведется каждодневная кропотливая работа. В целом же, раскрытие преступлений – это, что называется, «дело техники и дело времени».

Гульнара Тагирова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости