Вера Полозкова в Белгороде. Три мифа о поэтессе, с которыми пора попрощаться

В Белгород с концертом приехала поэтесса Вера Полозкова. Её стихи знает каждый, кто хотя бы немного интересуется современной литературой. Вот уже больше десяти лет она читает их со сцены в разных уголках нашей страны, но в Белгород Полозкова приехала впервые. За это время вокруг её творчества сформировались несколько стереотипов, которые наш корреспондент, сходивший на творческий вечер поэтессы, постарается развеять.

чем душа занята?
ходит, вмятые рёбра щупая,
песни неземные разучивая
к «отпущу тебя» и «прощу тебя»
ищет редкостные созвучия
попроси её, чтобы мы старели помедленнее,
чтобы не сдыхали бездумно и торопливо,
времени нет для меня, — отвечает,
и смерти нет для меня
есть лишь маленькие слова
в полосе отлива.

С этим откровением Вера Полозкова вышла на сцену Белгородской филармонии. Немногословная — между текстами почти никаких вступлений — в длинном чёрном платье. Теперь даже сложно представить в её исполнении ранние стихотворения о любви. Вся нынешняя программа Веры — тексты зрелого человека. Темы, интонации, атмосфера — всё пропитано опытом пережитого. Достаточно побыть на таком выступлении десять минут, чтобы понять, что «попсовость», которую ей иногда приписывают, не более чем миф.

Миф первый: Вера Полозкова пишет лёгкую, «попсовую» поэзию

То, что поэтесса читала на концерте в Белгороде, было чем-то очень далёким от стихотворений, рассчитанных на поверхностного, «среднестатистического» слушателя. За каждым текстом — глубина переживаний и размышлений. Всё выступление Полозковой можно условно разделить на несколько частей, объединённых общими темами.

Первой темой стали путешествия. Автор читала тексты про Индию и Венецию, «Светлогорск и Калининград». Эти стихотворения Веры — не про экзотику, а про красоту мира и то, как человек понимает себя через неё.

вот кофе, и не думай ни о чём.
тот молод здесь, кто лучше освещён.
официант насвистывает Верди.
вот бровь моста, вот колокольни клюв.
вот сваи троеперстием сомкнув,
вода поёт преодоленье смерти.


Дальше темнота в текстах поэтессы сгустилась. Условная вторая часть концерта была посвящена размышлениям о смерти. Здесь и метания страха, и личная драма, и вера в то, что за гранью мы станем большим светлым единым целым. Вера говорит со сцены: «Мой друг погиб» — и зал замирает в предслёзном молчании.

...перед спектаклем театральный дым
предупреждает голосом твоим,
что здесь запрещена видеосъёмка, —
и слышно, что тебе чуть-чуть смешно.
давай, скажи: то, что произошло —
ошибка, шутка, битый дубль, поломка,
дурная пьеса, неудачный трип.
мой друг погиб, и рта его изгиб,
акцент его и хохот — заковали.
Гермес трубит, и гроб на плечи взят,
и мы рыдаем, все сто пятьдесят,
сипя и утираясь рукавами,
но что теперь об этом, извини.
там холодно, куда мы все званы?
вверх — серпантин или труба сквозная?
«бывает сложно с вводами в раю».
но нет, причёску дикую твою
я и в раю издалека узнаю.

Когда уже весь зал до краёв наполняется напряжением, Полозкова объявляет, что прочтёт стихотворения из своего детского сборника «Ответственный ребёнок». С первых строк первого стихотворения — трогательного и смешного — зрители сперва робко начинают улыбаться, а потом уже и весь зал заходится в хохоте. Всё страшное в жизни отступает перед стихотворениями, написанными у кроватки ребёнка.

жизнь рассыпалась в труху.
и учёба.
зубы выпали вверху
сразу оба.
улыбаюсь без зубов,
как пантера.
всё, закончилась любовь.
и карьера.

«Но где же тексты про отношения? Неспроста же появились эти стереотипы!» — спросит кто-нибудь из слушателей. Да, они были. В конце вечера Вера поделилась своей любовной лирикой. Но это уже тексты не про то ощущение безответной почти подростковой влюблённости, как было в её почти что каноническом «И катись бутылкой по автостраде». Любовь в новых стихах поэтессы — тихое тянущееся через время и пространство чувство. Огромное, непроходящее.


спасибо, спасибо, я знала ещё вначале,
что уже ни к кому не будет такой печали,
такой немоты, усталости и улыбки,
такой ослепительной музыки, начинающейся со скрипки
пронзающей, если снишься, лучом ледяного света,
особенно в Индии, где всё вообще про это —
ничто не твоё, ничто не твоё, ни ада,
ни рая нет вне тебя самого, отпусти, не надо.

За время концерта зритель успевает подумать о множестве серьёзных и сложных вещей. О какой «попсовости» может идти речь?

Миф второй: поэзия Веры Полозковой уже не актуальна

Есть люди, которые считают, что пик популярности и актуальности Веры Полозковой остался в прошлом. «Тогда это был голос поколения! Она нашла нужные темы! А сейчас уже не то», — говорят её бывшие читатели. Но на концерте в Белгороде Вера показала, что она актуальна и сейчас. Темы, которые она поднимала со сцены, трогали пришедших белгородцев и заставляли размышлять над некоторыми мировоззренческими вопросами. И была среди этих тем одна, которая показала, что нам нужна лирика Веры Полозковой именно сейчас. Поэтесса познакомила слушателей со своим свежим поэтическим циклом «Горизонт событий». В этих стихотворениях она размышляет о нынешнем положении дел в России, о месте творческого человека, о возможности и проблемах диалога с властью. Полозкова призналась, что ей особенно важно прочесть этот цикл в Белгороде, где всё детство прожил её хороший друг Noize MC. «В последнее время он проявляет небывалую смелость, так давайте и мы проявим!» — обратилась к белгородцам поэтесса.

Миф третий: послушать Веру Полозкову приходят только молодые девушки

Ещё одним заблуждением, связанным с именем Веры Полозковой, является мнение о том, что её поэзию читают только молодые девушки. В зале филармонии была разнородная аудитория: здесь можно было заметить и двадцатилетних барышень в романтическом настроении, и состоявшихся взрослых мужчин, и зрелых задумчивых женщин и много тридцатилетних Вериных ровесников, которые росли и развивались вместе с её меняющимся творчеством.

Белгородская аудитория по-разному восприняла современную Полозкову. Были те, кто остался не до конца удовлетворённым.

— Я знала её книги, тексты, смотрела видео. К стихам Полозковой у меня сложилось особое отношение-ощущение: всё время словно проглядывает Иосиф Бродский. Знаю, что мнение об этом сходстве и существует, и оспаривается и самим автором, и многими почитателями её таланта. Хотелось проверить: уйдёт ли это ощущение «вживую» — не ушло. Хотя понимаю, что она сама самобытная, с очень богатым словарём. И все равно как-то так: Бродский для меня — уникален, природен — как гений по рождению — однозначно, а Вера Полозкова — талант, поскольку Иосиф Бродский пишет (писал), как дышит, — легко, а у неё я вижу работу, подбор слов, намеренную эстетизацию текста рядом с внелитературными элементами и так далее. Есть в этом некая искусственность, некий «хайп», чего не скажешь о текстах Бродского. Ну, это моё субъективное восприятие.

И ещё: от Бродского не устаёшь, он разный в разных своих стихах. А у Веры Полозковой и «с листа», и «на слух» меня не покидает ощущение одного бесконечного текста. И при всей монотонности чтения Бродский читает (читал) членораздельно и артикуляционно прозрачно. А здесь есть нечёткость артикуляции некоторых звуков, может быть, немного манерничание, шумные вдохи, что мешает восприятию. Тут бы поработать с преподавателем актёрского чтения, раз уж человек выступает в таком амплуа — поэта и актёра-исполнителя. Речь, дыхание — это же тоже важно для сценического выступления. Поэтому один раз я сходила с интересом, но второй раз на её выступление уже бы не пошла. Как и книги Веры Полозковой не могу читать долго, подряд — стихотворение за стихотворением. Но повторю: это моё субъективное мнение, и Вера Полозкова — это, безусловно, знаковая фигура в современной российской поэзии, — поделилась своим мнением одна из зрительниц.

Но многих пришедших на творческий вечер лирика Веры Полозковой зацепила: «Некоторые тексты казались как будто лишними, выбивались из общей канвы. Но многие стихотворения заставили меня серьёзно задуматься, а это главное для меня на подобном концерте. Я даже плакал, слушая стихотворение о мёртвых дедушках».

И хорошо, что поэтессу воспринимают по-разному: всё это говорит о том, что это действительно знаковая фигура современности. Стереотипы о ней и её творчестве будут сохраняться, но то, что она меняется внутренне, и меняется её лирика — факт. Сегодня Вера Полозкова — зрелый, серьёзный поэт, творчество которого, наверняка, будут исследовать специалисты-филологи в рамках поэтического течения XXI века.

Мила Витива

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости