«На учёте не стоит». Как в Белгородской области обеспечили жильём нуждающихся ветеранов Великой Отечественной войны

В начале 2020 года начальник управления соцзащиты населения Белгородской области Елена Батанова заявила, что все ветераны Великой Отечественной войны, проживающие в регионе, обеспечены жильём. Корреспондент «Фонаря» направил запросы в районы и городские округа области и спросил у подписчиков, обеспечены ли их знакомые ветераны жильём. Рассказываем, что из этого вышло.

Фото Антона Вергуна

Действительно ли в регионе больше нет ветеранов, нуждающихся в жилье?

В 2016 году глава МинФина России Антон Силуанов заявил о том, что до конца 2016 года все ветераны Великой Отечественной войны должны получить жильё по указу президента «Об обеспечении жильём ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». Право на улучшение жилищных условий имели участники и инвалиды войны, супруги погибших и умерших участников, жители блокадного Ленинграда. Чтобы получить жильё, люди должны были доказать, что их жилплощадь составляет меньше 22 квадратных метра, или имущество относится к ветхому или аварийному жилью.

По информации департамента строительства и транспорта Белгородской области, на 1 января 2016 года в регионе в очереди на улучшение жилищных условий находились 200 человек. Для обеспечения их жильём требовалось около 240,5 миллиона рублей. В феврале 2016 года мы опубликовали текст «157 миллионов рублей на 130 человек. Как белгородским ветеранам дают жильё», где корреспондент выяснил, сколько человек и в каких районах нуждаются в жилье. Вот такие цифры прислали районы региона на редакционные запросы издания:

В январе 2020 года первый заместитель регионального департамента здравоохранения и соцзащиты населения Елена Батанова заявила, что все ветераны, инвалиды, вдовы участников Великой Отечественной войны и жители блокадного Ленинграда, проживающие в регионе, обеспечены жильём. Мы обратились в администрации районов и городских округов, чтобы уточнить эту информацию. Согласно ответам администраций муниципалитетов, на начало 2020 года в Белгородской области действительно не осталось ветеранов, которые проживают в ветхом или аварийном жилье или нуждаются в улучшении жилищных условий.

Например, в Алексеевском гороокруге в 2016 году в очереди на улучшение жилищных условий стояли четыре вдовы погибших или умерших ветеранов Великой Отечественной войны. На 2017 год они получили новое жильё. Сейчас в Алексеевке нет ветеранов, которые бы признавались нуждающимися в улучшении условий проживания. В Белгородском районе в 2016 году обеспечили жильём шесть ветеранов, в 2017 — одного, в 2018 — двух. В Старом Осколе жильё предоставили 17 ветеранам, среди которых 13 — вдовы участников Великой Отечественной войны. В администрации Шебекинского горокруга нам указали цифру нуждающихся за весь период существования указа президента. С 2008 года в очереди в округе стояло 315 человек. Все они получили новое жильё.

А сколько за это время умерло ветеранов и вдов участников войны?

По нашим подсчётам, сделанных на основании ответов администраций муниципалитетов, за четыре года в регионе умерло 25 ветеранов или вдов участников Великой Отечественной войны, которые стояли в очереди на новое жильё. Вот такая раскладка получилась по районам и городам области (напомним, что это данные администрации муниципалитетов — прим.Ф.):

Однако в инфографике нет данных по нескольким районам. Например, администрации Белгородского и Борисовского районов и Новооскольского горокруга не ответили на вопрос, сколько за четыре года умерло ветеранов и других приравненных к ним категорий граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Не дали конкретного ответа и в Грайворонском горокруге.

— За четыре года обеспечены все претендующие на улучшение жилищных условий ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, члены семей погибших инвалидов и участников Великой Отечественной войны, — ответили в администрации Грайворонского горокруга на конкретный вопрос о количестве умерших.

Подобным образом на этот вопрос ответили в администрации Губкинского городского округа. В Красненском районе корреспонденту «Фонаря» сообщили, что за 2016-2017 года ветераны и вдовы участников войны у них не умирали, а в 2018-2019 годах жильё уже не предоставляли, так как все нуждающиеся на тот момент его получили. В Краснояружском и Ровеньском районе и Шебекинском горокруге с 2016 по 2020 году ни один ветеран, который стоял в очереди, не умер.

Отметим, что некоторые родственники умерших ветеранов всё же получали жильё. Например, в Вейделевском районе умер только один ветеран, нуждающийся в улучшении жилищных условий. Позже его супруга обратилась в администрацию и получила новое жильё. Но в большинстве случаев после смерти вдов погибших или умерших ветеранов войны, их снимали с учёта. Так сделали в Красногвардейском районе, где за время ожидания жилья скончались три вдовы. В Прохоровском районе с учёта сняли двух вдов после их смерти. То же самое сделали и в Яковлевском горокруге. В Шебекине 17 мая 2019 года поставили на жилищный учёт вдову участника Великой Отечественной войны, однако её также сняли с учёта после смерти.

Обращались ли ветераны и вдовы участников войны за улучшением жилищных условий?

Помимо тех ветеранов, которые стояли на учёте по улучшению жилищных условий, в области живут участники Великой Отечественной войны, жилищные условия которых изначально признали нормальными или, возможно, вообще не оценивали состояние их жилплощади. У них есть право обратиться в администрацию своего муниципалитета с просьбой постановки на учёт по улучшению жилищных условий. Таким правом воспользовались, по предварительным подсчётам, с 2016 по 2020 года как минимум 97 ветеранов и вдов умерших участников Великой Отечественной войны (по данным администраций муниципалитетов — прим.Ф).

В Грайворонском горокруге, Ивнянском, Ровеньском и Красненском районах, по официальной информации, за четыре года не поступало обращений от ветеранов войны и приравненных к ним категорий, которые нуждаются в улучшении жилищных условий. В администрациях Белгородского района и Нового Оскола не ответили на вопрос редакции об обращениях ветеранов. В Борисовском районе корреспонденту «Фонаря» сообщили, что обращения в администрацию поступали и обратившимся улучшили условия проживания. Однако сколько человек написали обращение на постановку на учёт, — не уточняется.

Стоит отметить, что в некоторых районах ответили, получили ли обратившиеся новое жильё. Так, в Алексеевском и Шебекинском городских округах, Волоконовском, Вейделевском, Краснояружском и Прохоровском районах ветеранов и вдов участников Великой Отечественной войны обеспечили жильём или дали субсидии на улучшение жилищных условий. В Ракитянском районе двое обратившихся не дождались нового жилья: один человек умер, второго — сняли с учёта, так как он утратил основания для улучшения условий проживания. В Чернянском районе за это время обратилось два человека: житель блокадного Ленинграда и вдова умершего участника войны. Новое жильё получил только житель блокадного Ленинграда, вдова умерла и была снята с учёта.

Действительно ли всё так хорошо, как говорят в администрации?

После выхода новостного материала о том, что в Белгородской области нет ветеранов Великой Отечественной войны, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, в редакцию «Фонаря» обратилось несколько читателей. Например, житель Ракитянского района рассказал, что у его дедушки — участника Великой Отечественной войны — протекала крыша. По словам обратившихся, родственники ветерана обратились в администрацию, чтобы получить субсидию на улучшение жилищных условий, однако им отказали.

На почту редакции пришло письмо, в котором сказано, что в соцзащиту одного из районов области (автор не уточнил, какой район — прим. Ф.) пришёл запрос с просьбой уточнить количество ветеранов, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

— Действительно, ответ был, что ветеранов в очереди нет. Но! В соцзащите вообще нет такой очереди! Поэтому и обеспечены получились все, — написал читатель «Фонаря», жена которого якобы работает в соцзащите.

Одна из читательниц сообщила, что её 94-летняя мама — труженик тыла, ветеран Великой Отечественной войны — жила в доме, где не было воды и туалета. По словам женщины, она позже провела воду в дом матери, однако на большее средств у неё не хватило.

— У меня копеечная пенсия, и материально я не смогу помочь маме. Комиссия приезжала, обследовала дом и сказала, что дом не подлежит признанию аварийного, а мама не является малообеспеченной. Не могу взять в толк? «Малообеспеченный» и «ветеран ВОВ» — эти два понятия стоят в одном ряду, они равнозначны? Дозвонилась на прямую линию президента. [После чего] за 19 лет первый раз позвонили в 2019 году представители ОНФ в городе Белгороде и попросили прислать документы. Приехать на место и поинтересоваться в живую — ни боже тебе мой. Мама проживает в городе Валуйки, — обратилась женщина.

В администрации Валуйского городского округа сообщили корреспонденту «Фонаря», что 94-летняя женщина является тружеником тыла, ребёнком войны и ветераном труда. Однако в указе президента от 2008 года прописано, что «обеспечение жильём тружеников тыла за счёт средств федерального бюджета, данный указ президента не предусматривает». Кроме того, документов о признании женщины в нуждающейся в жилом помещении не поступало в администрацию. Также в межведомственной комиссии по рассмотрению вопросов о признании помещений аварийными, подлежащих сносу или реконструкции нет заявлений о признании жилья непригодным для проживания.

В июле 2019 года «Фонарь» писал о 94-летнем узнике концлагеря Иване Золотарёве, соседи которого захватывают его земельный участок, а чиновники не могут сделать подъезд к его дому. Подробнее здесь. Ветеран обращался в администрацию Белгородского района с просьбой улучшить жилищные условия. По словам его внучки Ирины, им отказали, сославшись на то, что на одного человека в доме достаточно метров. При этом дом ветерана выглядит так:

Фото Никиты Пармёнова

К слову, после публикации к нам обратился ещё один читатель. Он написал, что его бабушке, труженику тыла и вдове участника Великой Отечественной войны, из Алексеевского района также не удалось получить жильё.

— Моя бабушка 1927 года рождения с 2013 года жила у моих родителей. Её дом 50-х годов постройки очень ветхий. Но нуждающейся её не ставили. Когда-то приехала комиссия и поручила колхозу выписать денег на ремонт крыши, и всё. Было обидно. Ругаться-судиться не стали. Я писал в районную администрацию, когда Владимир Путин анонсировал, что всем ветеранам дадут [жильё или субсидии] — получил отказ из-за того, что она у них проходит как «труженик тыла». О том, что она ещё вдова ветерана войны, муниципалитет не вспомнил. [Я] напомнил, сказали, что надо становиться на учёт как нуждающаяся в улучшении жилищных условий, а потом рассмотрят. Сунулся, а там вообще морока, начинать надо с правоустанавливающих документов, которых никогда не было. Мы плюнули и вычеркнули этот вопрос вообще. Бабушка умерла в 2017 -м году, — написал житель региона.

Если у вас есть знакомые ветераны, родственники-участники Великой Отечественной войны, которые нуждаются в улучшении жилищных условий, напишите нам на почту [email protected]

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости