Жизнь с красками. Как корочанский художник в третьем поколении рисует пейзажи

25 марта — День работника культуры. В Белгородской области живёт большое количество людей, занимающихся художественным, музыкальным, литературным творчеством. Так совпало, что в этом году своё 85-летие празднует корочанский художник-пейзажист Александр Горбунков, за плечами которого богатый живописный и оформительский опыт.

Татьяна Дюмина поговорила с мастером и узнала, как он пришёл к искусству, почему пейзаж — его любимый жанр живописи, и как художник в третьем поколении развивается в небольшом районном центре.


Александр Горбунков, фото Татьяны Дюминой

— Александр Александрович, давайте начнём наше знакомство с вашего рассказа о себе. Где вы родились и выросли?

— Родился я в Москве, в 1939 году в творческой семье. Однако уже через девять лет мы переехали в Корочу, где я окончил школу. Живу здесь и по сей день.

— Ваши родители тоже были художниками?

— Да. Можно сказать, что я художник в третьем поколении. Мой дед был художником, с золотой медалью окончил Ленинградскую художественную студию, а потом работал преподавателем в корочанской школе. Отец также стал профессиональным художником, ещё и искусствоведом. Его творческий путь вообще очень интересный. В 1933–1935 годах он по заданию министерства культуры работал на Чукотке с эвенами (коренной народ Сибири и Дальнего Востока — прим. Ф.). Там же открыл мастерскую и впервые познакомил чукчей с карандашом и кистью, научил их рисовать. В той же мастерской занимались резьбой по кости. А в 1938 году в Москве прошла выставка косторезного искусства его мастерской, которая имела большой успех.

— Искусство заинтересовало вас, потому что ваши предки тоже были художниками или по другой причине?

— Думаю, определённая предрасположенность к изобразительному искусству, конечно, передалась мне от родителей. Всё-таки когда ты художник в третьем поколении, не рисовать крайне сложно: так и тянет что-нибудь запечатлеть. Однако меня никто никогда не принуждал и не заставлял рисовать, к карандашу и бумаге я тянулся сам.

Здесь и далее картины Александра Горбункова, фото Татьяны Дюминой


Рисовать: всегда и везде!

— Александр Александрович, практически всю свою жизнь вы живёте в Короче. А как сложилась ваша карьера здесь, в небольшом районном центре?

— Я бы сказал, что довольно удачно. После окончания школы я пошёл в армию, а потом окончил Московский заочный народный университет искусств, стал профессиональным художником. Однако поначалу работал электриком на местном автопредприятии. Но после того, как заведующий районного отдела культуры узнал, что я художник, он позвал меня работать в мастерскую при корочанском Доме культуры, которая в тот момент достраивалась.

Открытие мастерской состоялось в 1970 году, это событие приурочили к знаменательной дате — столетию со дня рождения Ленина. Работало нас там 13 человек. Занимались оформительской деятельностью учреждений и мероприятий: плакаты, лозунги, многочисленные портреты Ленина — всё это делали мы, но и про свободное от политических задач творчество тоже не забывали, конечно. Уже в то время я писал пейзажи и регулярно участвовал в районных выставках местных художников, а также в областных. Так я ещё и с белгородскими художниками подружился. Впоследствии мы часто приезжали друг к другу в гости.

Многие художники часто пишут в мемуарах, что начали рисовать ещё в детстве и пронесли увлечение искусством через всю жизнь. А вы помните, во сколько лет начали рисовать?

— Искусством я увлёкся, когда учился в школе. Там быстро заметили мои способности и стали давать различные творческие задания. Я начал рисовать стенгазеты и плакаты, а к праздникам оформлял школьные залы. Помню как-то к Новому Году нарисовал огромного Деда Мороза на всю сцену актового зала, он тогда всех впечатлил. В процессе обходился подручными средствами, ведь и кисти и краски тогда, после войны, были в дефиците. К сожалению, в 1950-е годы, когда я был школьником, ни изокружков, ни художественной школы у нас не было, поэтому многому приходилось учиться самому. Я наблюдал за людьми, природой, делал наброски и копировал иллюстрации из различных книг. Так понемногу осваивал мастерство.

С того периода карандаш из рук я не выпускал. Рисовал и оформлял мероприятия даже в армии, за что получил отпуск.

— Сейчас почти во всех уголках вашего дома находятся написанные вами картины. А помните ли вы, какой жанр живописи или сюжет интересовал вас больше всего в юности?

— Пейзажи... Природа всегда вдохновляла меня больше всего. Но в юности у меня не было таких навыков, как сейчас, поэтому расцвет моей пейзажной живописи пришёлся на уже более зрелые годы.

Кстати, во времена работы в Доме культуры часто приходилось рисовать Владимира Ильича... Тогда, например, большой популярностью пользовался портрет вождя кисти художника Андреева. Поэтому я неоднократно его копировал, переносил на большое полотно, которое потом вывешивали на фасаде ДК. Я написал столько портретов Ильича, что сейчас могу нарисовать его с закрытыми глазами...

Марка с изображением Владимира Ленина, художник — Н.А. Андреев, иллюстрация: artmuseumnn.ru

— Александр Александрович, в этом году вам исполнилось 85 лет. Вы профессиональный художник, имеете большой опыт работы в сфере культуры. Можете ли вы дать совет начинающим художникам, которые хотят развиваться в творчестве и построить карьеру в искусстве?

— Мой совет очень простой: учитесь! Прежде всего осваивайте базовые навыки, но не останавливайтесь на этом, старайтесь приобретать новые знания, совершенствуйте своё мастерство. Ведь познание тонкостей изобразительного искусства — это увлекательный процесс длиною в жизнь.

Где искать вдохновение?

— Похоже, пейзажи корочанского края стали излюбленным сюжетом ваших картин. Чем вас так привлекают именно корочанские ландшафты?

— Своей живописностью! Природа нашего района удивительно красива: меловые склоны, сочетающиеся с зелёными лугами, смешанными лесами, чистыми водоёмами... Здесь можно забрести в какой-нибудь малоизвестный уголок и на пару дней забыть обо всём, остаться наедине с природой, красками и холстом.

Помню, однажды к нам в Корочу приехал один художник из Ташкента. Поселился на окраине города, рядом с яром. Мой знакомый рассказал мне об этом, после чего я немедленно побежал туда. Постучался, меня очень тепло встретили. Вскоре мы с этим художником виделись по пять раз на дню, вместе ходили на этюды, много пейзажей нашего края написали. Потом он уехал, а подаренные им полотна до сих пор у меня хранятся.

— Вы пишете картины только для души или также продаёте их?

— В основном пишу для себя, хотя, конечно, иногда появляются желающие приобрести какой-нибудь мой пейзаж. Особым спросом пользуются полотна, на которых изображены достопримечательности нашего города. Картины с Ясным колодцем или Храмом Рождества Пресвятой Богородицы, например, нередко пишу на заказ.

— Часто у увлечённых искусством людей есть свои кумиры. Творчество какого великого художника вдохновляет вас больше всего и почему?

— Меня особенно вдохновляют работы Ивана Шишкина и Василия Поленова. Это признанные мастера русского реалистического пейзажа, художники, внёсшие огромный вклад в развитие русской пейзажной живописи. Больше всего в их картинах меня впечатляет, с одной стороны, анатомически точное изображение природы, а с другой — присутствие в них души, чисто русской.

Из современных художников мне нравится творчество Сергея Андрияки, талантливого акварелиста. Вообще, акварель — это сложный художественный материал, и для того, чтобы рисовать им такие изящные, воздушные работы, как у Андрияки, нужно иметь определённые способности и много часов практики за спиной.

Сергей Андрияка «Троице-Сергиева лавра» 2011 год, иллюстрация teplyystanmedia.ru

— Сегодня многие творческие люди пытаются монетизировать своё увлечение и сделать из него доходный бизнес. Вы много лет работали в мастерской при Корочанском Доме культуры. В то время не возникало ли у вас желания открыть собственную художественную студию, чтобы преподавать живопись детям или всем, кто хочет обучиться изобразительному искусству?

— Понимаете, в этом не было особого смысла. Работы у меня и других художников мастерской при Доме культуры всегда было предостаточно. Мы были на спецсчёте районного отдела культуры, материалов нам предоставляли много: огромные полотна ткани, краски, инструменты... У нас было всё, что необходимо и для работы и для творчества.

Как-то после окончания университета, я пробовал преподавать в Доме пионеров в Белгороде. Но дело не пошло, изокружок быстро распался, да и с детьми работать оказалось довольно сложно. А работа в мастерской была плодотворной, не только приносила приличный доход, но и давала свободу творчества. Наверное, в этом и есть разница между советским и сегодняшним временем.

Татьяна Дюмина

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Белгородцы могут узнать больше о творчестве художника Василия Поленова и выиграть поездку в его музей

Белгородцы могут узнать больше о творчестве художника Василия Поленова и выиграть поездку в его музей

«Барышню» и «Валета» юных белгородских художниц покажут на выставке генеративного искусства

«Барышню» и «Валета» юных белгородских художниц покажут на выставке генеративного искусства

Белгородские художники организуют онлайн-выставку «Добро пожаловать в город добра и благополучия»

Белгородские художники организуют онлайн-выставку «Добро пожаловать в город добра и благополучия»

Московский художник сделал марку с изображением Фёдора Емельяненко

Московский художник сделал марку с изображением Фёдора Емельяненко

Платон Петров: «Мои квадраты — это простые высказывания, но за ними стоит своя философия»

Платон Петров: «Мои квадраты — это простые высказывания, но за ними стоит своя философия»

Белгородские полицейские не стали возбуждать уголовное дело за нерациональные траты при благоустройстве парка в Короче

Белгородские полицейские не стали возбуждать уголовное дело за нерациональные траты при благоустройстве парка в Короче

«Когда я увидела свет в Белгороде, я заплакала». История женщины, которая бежала из Харькова с трёхлетней дочкой с аутизмом

«Когда я увидела свет в Белгороде, я заплакала». История женщины, которая бежала из Харькова с трёхлетней дочкой с аутизмом

В Корочанском районе главу села накажут за ремонт военного памятника

В Корочанском районе главу села накажут за ремонт военного памятника

В Белгородской области 1739 памятников, музеев и братских могил нанесли на интерактивную карту

В Белгородской области 1739 памятников, музеев и братских могил нанесли на интерактивную карту

Получилось, как в «Лужниках» и в московском парке имени Горького? В Корочанском районе открыли парк «Молодёжный»

Получилось, как в «Лужниках» и в московском парке имени Горького? В Корочанском районе открыли парк «Молодёжный»

Фрагментарная реставрация. Как сохраняют дом купца Мачурина в Белгороде

Фрагментарная реставрация. Как сохраняют дом купца Мачурина в Белгороде

Особенные дети. Как финалист конкурса «Педагог-психолог России» из Белгорода помогает детям с аутизмом

Особенные дети. Как финалист конкурса «Педагог-психолог России» из Белгорода помогает детям с аутизмом

«Художник не должен быть голодным». Софья Орешкина — о маргинальности, граффити и паблик-арте в Белгороде

«Художник не должен быть голодным». Софья Орешкина — о маргинальности, граффити и паблик-арте в Белгороде

«Не теряйте любопытства посреди рутины». Как учёный-физик из Белгорода работает с «тёмной материей» и не теряет связи с коллегами за рубежом

«Не теряйте любопытства посреди рутины». Как учёный-физик из Белгорода работает с «тёмной материей» и не теряет связи с коллегами за рубежом

«Мы как вода». Как белгородский театр «Спичка» нашёл свою историю в трагедии Шекспира «Гамлет»

«Мы как вода». Как белгородский театр «Спичка» нашёл свою историю в трагедии Шекспира «Гамлет»

Из школы на войну. Как корочанского ветерана спас бак с маслом, а после войны он достроил брошенную школу

Из школы на войну. Как корочанского ветерана спас бак с маслом, а после войны он достроил брошенную школу