Про запрос на справедливость

Про запрос на справедливость

Сегодняшнюю молодёжь не напичкать лозунгами. Парням и девушкам требуется пространство поиска: поиска себя, единомышленников, смыслов, ориентиров, идей для саморазвития, того, что будет давать фундамент. «Можем повторить», «Своих не бросаем» и другие подобные наклейки, которые часто красуются на авто людей, считающих себя патриотами, всё чаще воспринимаются как чуждые элементы, как формальные вещи, которые молодёжи пытаются навязать. От того, что кто-то наклеил наклейку на автомобиль, он не стал патриотом, если этот человек не сделал ничего ради того, чтобы изменить окружающую действительность. Если он делом не доказал и не доказывает, что место, где он родился, — самое лучшее для него на свете, и он готов и защищать его, и преображать, меняя к лучшему.

Молодые люди не любят, когда ими пытаются манипулировать, когда их стараются поставить на служение неблизким им ценностям и идеалам. Мне запомнилась недавняя лекция о свободе в современной драматургии театроведа Павла Руднева, которую он прочёл на фестивале «Наш кислород». Одна из упомянутых им пьес — «Посадить дерево» Алексея Житковского. В основе сюжета — история о том, как сын с отцом сажают дерево. Мужчина хочет передать свой опыт подростку, рассказывая, как именно нужно это делать, но сын не понимает, зачем они в принципе сажают дерево. Он спрашивает отца, и это становится вопросом мировоззренческим, который показывает, что для молодого поколения, выросшего уже после распада Советского Союза, триада «посадить дерево-построить дом-вырастить сына» даёт сбой и, возможно, даже совсем перестаёт работать. Отец не может найти ответа на вопрос «зачем?», потому что он для него никогда и не стоял — он просто знает, что так нужно. И от этого заданного вопроса он только сильнее злится.

Это и есть конфликт поколений: то, что взрослым кажется непреложной истиной, ценностью, не вызывающим сомнение фактом, для молодого поколения может таким и не являться вовсе. Получение собственного опыта, пусть даже путём наступания на грабли и набивания шишек, для молодёжи бывает более важно и действенно, чем использование чужого «правильного» опыта, проверенного временем.

Если же говорить про объединяющий людей опыт последних дней, который приводит к изменению ситуации в лучшую сторону, надо вспомнить дело журналиста-расследователя Ивана Голунова, которого обвиняли в распространении наркотиков. Потом его отпустили из-под домашнего ареста, начав расследование в отношении полицейских, которые вели это дело. Да, это один конкретный случай, но он затронул вопрос и с другими осуждёнными по аналогичным делам. Думаю, не ошибусь, если скажу, что того эффекта, которого возымела эта история, не предполагал никто.

Это был запрос на справедливость — запрос, оформившийся, простой и требуемый представителями самых разных социальных слоёв и возрастов. И это был пример солидарности, когда людей объединило желание справедливости, конкретный пример того, что проблему можно решить, если она объединит вокруг себя весомую часть общества.

Почему же тогда сегодня возникает конфликт и что мешает формированию солидарности молодого и взрослого поколений? На мой взгляд, причина этого кроется в том, что некоторые считают, что лучше знаею, что нужно молодёжи. А из-за этого парни и девушки теряют интерес к происходящему в стране, теряют мотивацию к обучению и работе, а взрослое поколение продолжает не понимать, почему это происходит. Куда сегодня они идут за справедливостью? Туда, где есть такие же увлечённые и ищущие люди. Это могут быть клубы по интересам (поэтов, танцоров, дебатёров, политиков — кого угодно), молодёжные организации (конечно, есть среди них и те, которые работают для «галочки», но объективно действуют и другие, которые становятся точками притяжения и, как сегодня модно говорить, кипения), проекты по типу белгородских «Диалогов на равных» и так далее. Появляются также и новые проекты — например, запущенная недавно дискуссионная площадка «Прав? Да!» в рамках одноимённого молодёжного движения, участники которой на первой встрече обсуждали вопрос границ свободы самовыражения. С жаром, честными прямыми вопросами, театральным перформансом и финальным концертом. Подобные проекты нужны, возможно, по всей России, чтобы если не дать ответа на вопрос, куда мы идём, то по крайней мере обозначить его и подумать над самим вектором движения, дать парням и девушкам возможность высказаться и поделиться тем, что их волнует. Услышать их.

Молодёжи не нужен формализм, она его обходит стороной в поисках чего-то настоящего и стоящего, пусть даже неидеально выстроенного, но живого, того, где есть правда и искренность. И если эти вопросы не будут задаваться и сообща не будут искаться на них ответы, тогда наш завтрашний день будет туманным. А это чревато не самыми хорошими последствиями. История с Иваном Голуновым, как я уже говорил , — это такой звоночек, сильный и слышный, который говорит о том, что надо что-то менять, и без изменений, без реализации запроса на справедливость, не сделать значительного рывка и не двинуться вперёд.
Сейчас мы можем говорить о том, что происходит естественный процесс изменений, а молодёжь была и остаётся одним из его двигателей. Что нужно парням и девушкам? Чтобы их (нас) слышали, чтобы им (нам) давали возможность для самореализации, чтобы им (нам) не пытались прививать чужой опыт (вспоминаем пьесу про посадку дерева), не давая понимания, зачем это нужно в принципе. Могут ли они (мы) это получить? Всё зависит и от них (нас) самих, и от внимания со стороны старшего поколения. Но не от внимания назидательного, а соучастия, искреннего желания понять, что творится в головах подростков и молодёжи, и чего они хотят и в какие идеалы и ценности верят. А для этого нужен диалог. Адекватный диалог. И желание его вести, пока ещё есть время, пока звоночек не превратился в колокол, который возвещает о чём-то совсем нехорошем.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments