12 разгневанных комментаторов. «Когда же вас уже закроют?»

Продолжаю серию колонок «12 разгневанных комментаторов», где разбираю ситуации, когда читатели критикуют работу журналистов и авторов медиапроектов. На этот раз речь пойдёт о желании комментаторов закрыть медиапродукт, который им не нравится.

Все разбираемые в колонках «12 разгневанных комментаторов» ситуации имеют под собой реальную основу. Её я дополняю схожими или близкими по теме комментариями, чтобы кейс был более полным. Первый разбор ситуации, когда читатели пишут, что журналисты якобы оболгали человека, можно прочесть здесь.


Ситуация №2
«Сколько можно нам врать? Вы специально всё переворачиваете так, будто вокруг всё плохо! Как же вы надоели уже! Вот в X всё пишут объективно, а вы не можете работать и гонитесь за хайпом! Вы не журналисты, вы хайпожоры! Когда же вас уже закроют?».

— Начну с главного: от закрытия любого СМИ или медиа польза весьма условная: новая аудитория про него, скорее всего, уже не узнает, но старая будет помнить и искать что-то релевантное, и неизвестно, куда её этот поиск приведёт. Даже если вам что-то не нравится в определённом медиа или СМИ, это не повод их закрыть.

Конкуренция — лучший регулирующий механизм и в медиасфере тоже, несмотря на её специфичность. Если у издания уменьшается аудитория и заработок, оно само вынужденно меняться, чтобы сохранить влияние (речь идёт об условиях «нормальности», когда нет оговорок из-за политической ситуации, как сейчас). Рынок сам скорректирует редакционную политику, потому что в идеальной ситуации она должна опираться на интересы аудитории. А аудитория, постоянная и периодическая, есть у каждого СМИ и медиа, если это не одноразовый ресурс, запущенный политтехнологами для выполнения краткосрочной задачи.

Лет пять назад меня однажды тоже захлестнули эмоции, и я внутренне сильно желал закрытия одному ресурсу, потому что его шуточный пост об убийстве Помазуном людей для меня был за гранью допустимого. Не понимаю я юмора по отношению к некоторым вещам и считаю его неуместным. Но... это только моё мнение и моё отношение к подобному контенту, а кому-то, возможно, он нравится, и не воспринимается так остро, как мной. Это вопрос медиачистоты — кому и что ближе и у кого и какие есть нормы и отношение к этике. Кстати, именно это и формирует постоянную аудиторию изданий: принимают и разделяют ли они подход редакции или нет.

Когда есть выбор — это хорошо. Это не только стимулирует конкуренцию, делая СМИ и медиа сильнее, но и формирует понятные аудитории и профессиональному сообществу оценки работы журналистов. Когда есть с чем сравнивать, тогда можно понять ценность того уникального, что есть. Но если перед тобой десятки примерно одинаковых изданий с одним взглядом на всё, то результатом такого однообразия будет не только отток аудитории из части этих ресурсов в поисках чего-то уникального и эксклюзивного, но и потеря критического взгляда на контент. Возможно, некоторым это и нужно, но если мы говорим про медиаграмотность в условиях обилия информации, критический взгляд на любой контент необходим.

Разберём ещё один пример. В апреле на 2 тысячи рублей за езду на машине по велопешеходной дорожке оштрафовали белгородского министра природопользования. Догадаетесь, сколько государственных изданий написали про это? Мне не встретилось ни одного, зато пост об этом есть в белгородских телеграм-каналах. Их авторы первыми заметили видео с автомобилем министра и минимум три негосударственных белгородских СМИ тоже дали этот инфоповод. А ведь сегодня запрос на правду и справедливость у общества большой. Но даже это не стимулирует некоторые редакции вспомнить про базовые вещи в своей работе и дать этот по сути мелкий, но интересный инфоповод. Хотя бы в плане профилактики езды по тротуарам и напоминания, что закон един для всех (хотя за последнее утверждение в меня вполне обоснованно могут кинуть помидором, вспомнив, например, ситуацию 24 июня).

Куда идти «маленькому человеку», если его права нарушены, и он не смог добиться справедливости нигде в госорганах? В условную «Зареченскую правду», учредителем которой является прямо или косвенно государство? Шансы на то, что историю маленького человека там опубликуют, её заметят и на неё отреагируют, — не велики. Конечно, они не 100-процентны и в другом случае, если это будет не государственное издание, но там они хотя бы небольшие, но есть.

Система «сдерживателей и противовесов» должна быть и в медиасфере, чтобы общество было здоровым: должны быть и госСМИ, и частные издания, которые будут стимулировать первые работать ещё лучше, быть более убедительными и интересными.

Представьте, что в один момент не стало Белру, go31.ru, «Фонаря», «Лимона», «Молнии», «Жести Белгород», «Шо», «Блэтгорода», БЭИ, «Открытого Белгорода» и других ресурсов, а есть только один большой «Мир Белогорья». Как вы думаете, станет ли вам от этого лучше? Кто разместит ваше видео с нарушением ПДД каким-нибудь высокопоставленным лицом? Кто расскажет о вашем суде или невыданных по закону домах для ветеранов? Кто разместит ваш крик о помощи, если рядом с вашим домом решат построить очистные сооружения? Кто расскажет о негосударственном проекте помощи женщинам, столкнувшимся с насилием? Кто задаст неудобный вопрос о городской среде депутатам? Кто напишет про очередное дело по факту коррупции?

Вам не нравится «Блэтгород»? У вас есть к нему претензии? Так найдите то, что будет удовлетворять ваш запрос на информацию. Отпишитесь от ресурса, который вас не устраивает, и отток аудитории для редакции станет поводом задуматься: всё ли мы делаем правильно или надо что-то изменить?

От закрытия СМИ, признания его иноагентом или реализации других ограничений, — выигрыш сомнительный. От высокой конкуренции выиграет даже пропаганда, которой придётся стать лучше, чтобы сохранить влияние на аудиторию, а не превратиться в беззубую акулу, на которую никто не обращает внимания.

Да, сейчас такое время, что любые дискуссии о свободе распространения информации можно уложить на лопатки аббревиатурой из трёх букв. Конечно, все всё понимают, но это не повод сложить руки и вообще ничего не делать, если ты как редактор и журналист выбрал место, где работаешь, определился, готов ли ты продолжать работать или решил, что сил больше нет.

Никто не говорил, что медиасфера — это просто, но если ты знаешь, кому приносишь пользу, и ты хочешь это делать дальше, — делай. И тогда твои усилия принесут тебе желаемое: аудиторию, общественное влияние, заработок. Конкуренция даёт изданиям жизнь и возможность становиться лучше, а аудитории — иметь больше точек зрения на происходящее, чтобы сформировать о нём менее предвзятый взгляд. Поэтому в следующий раз, желая кому-то закрытия, подумайте: кому от этого станет лучше?

Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

В новом зале заседаний облдумы не хватает мест для журналистов

В новом зале заседаний облдумы не хватает мест для журналистов

Редакция «Фонаря» в третий раз заняла второе место в городском конкурсе СМИ

Редакция «Фонаря» в третий раз заняла второе место в городском конкурсе СМИ

Эпидемия чумы, арестованные нигилисты и 140-летний многожёнец. Как Белгород упоминался в зарубежных СМИ

Эпидемия чумы, арестованные нигилисты и 140-летний многожёнец. Как Белгород упоминался в зарубежных СМИ

В Старом Осколе окна редакции газеты обстреляли гайками

В Старом Осколе окна редакции газеты обстреляли гайками

Разрыв шаблона. Штампами о штампах

Разрыв шаблона. Штампами о штампах