12 разгневанных комментаторов. «Оболгали человека!»

Периодически редакция «Фонаря» сталкивается с тем, что некоторые комментаторы не понимают, как работают журналисты и представители медиа. По этой причине возникают не всегда объективные претензии к работе медийщиков. В серии публикаций, которую я открываю этой колонкой, я разберу некоторые кейсы с критикой, чтобы объяснить особенности работы журналистов. Заметки будут выходить под заголовком «12 разгневанных комментаторов» (планирую, что это будет серия из 12 колонок — прим. автора).

Все разбираемые ситуации имеют под собой реальную подоплёку, которую я дополню схожими или близкими по теме комментариями, чтобы кейс был более полным. Не ждите полного совпадения с ситуацией — будьте готовы к обобщению. Ниже я оперирую понятиями, характерными для печатных и сетевых СМИ и медиа, но сказанное также будет актуально и для других СМИ тоже.


Ситуация №1
«Зачем вы испортили человеку жизнь? Всё, что вы у себя написали, — это враньё! Вы оболгали честного человека! Сперва надо было разобраться в ситуации, а потом что-то давать. Почему вас до сих пор не закрыли ещё? Пожалуемся на вас [в суд/в прокуратуру/полицию/Роскомнадзор]».

— Описанная ситуация типична: человек что-то прочёл, его одолели эмоции, и он решил их излить в комментариях, обвинив журналистов в том, что они якобы распространили недостоверную информацию и создали проблемы другому невиновному, по его мнению, человеку. Но насколько свою «горячую оценку» комментатор сам основывает на фактах, а не на домыслах или неверной интерпретации? Давайте попробуем с холодной головой подойти к восприятию текста, который вызвал до этого у вас бурю эмоций.

СМИ, медиа и доверие к ним

Самое первое, что вы должны для себя определить, если прочли что-то, что вам кажется неправдоподобным, — насколько данному источнику можно доверять. Начните с самого простого: найдите информацию о редакции или авторах, которые здесь работают. Её можно отыскать либо непосредственно в самом источнике, либо в поисковиках. Хотя, не исключено, что вы сами или ваши знакомые знают кого-то из редакции лично.

Если журналисты работают открыто, вы обязательно найдёте нужную информацию, потому что редакции важна репутация. Если нет каких-то весомых причин находиться в тени (читайте: сохранять анонимность коллектива), сведения о редакции обязательно будут публичными. Это возможно станет первым признаком того, что информация, которая вас взбудоражила, имеет под собой реальную подоплёку.

Затем постарайтесь узнать больше о самом ресурсе: как давно он появился, зарегистрирован ли как СМИ, сколько человек его читает, ловили ли его журналистов раньше на недостоверных публикациях, имеет ли источник какую-то публичную историю (награды, конкурсы, реакции официальных органов на публикации и под.).

Если перед вами официально зарегистрированное СМИ, его редакция несёт ответственность за всю распространяемую информацию. Работу СМИ контролирует Роскомнадзор, который может, если издание распространяет ложь и фейки, применить серьёзные санкции вплоть до блокировки ресурса. А ещё СМИ имеет шанс стать ответчиком в суде, если информация будет порочить чью-то честь и достоинство. То есть, в случае с официально зарегистрированными и стабильно работающими СМИ надо понимать, что их работу контролируют. Вряд ли кто-то будет рисковать и публиковать «откровенное враньё на человека, которое сломало ему жизнь», не будучи полностью уверенным в том, что публикует, ведь журналист и редактор понимают, какая их ждёт ответственность за недостоверные сведения.

Если же вы читаете медиа — паблик в соцсетях, телеграм-канал, блог на «Дзене» и тому подобное — тут сложнее, потому что Роскомнадзор «надзирает» за СМИ, остальные ресурсы в его поле деятельности попадают значительно реже. Но это не значит, что это медиа заведомо будет распространять ложь. Если здесь есть редакция, вы понимаете, кто там работает; видите, что этот ресурс читают (конечно, если перед вами не сатирическая «Панорама») и комментируют, вполне возможно, что этому источнику тоже можно доверять, просто редакция решила не регистрироваться как СМИ.

Если же перед вами «мёртвый ресурс», который неожиданно всплыл с кричащими публикациями, о котором сложно сказать что-то конкретное, то это может быть первым признаком того, что перед вами действительно ложная информация. Вывод: начинайте с проверки СМИ или медиа на предмет доверия к нему.

Разберитесь с источниками

При прочтении публикации обращайте внимание, что в тексте является редакционной частью, а что — информацией источников, к которым обратилась редакция. Будьте внимательны к цитатам — прямой и косвенной речи, чтобы не принять их за «мнение редакции». Посмотрите, нет ли формулировок «по версии следствия, как сообщает Следком/УМВД» и подобных. Если они есть, то это версия, причём версия не редакции, а официальных силовых органов, поэтому если у вас есть какие-то претензии, их логичнее всего адресовать именно им.

Не забывайте главное: мнение журналиста, написавшего статью, может появиться в репортаже, авторской колонке, очерке и других жанрах, где оно уместно, если же перед вами новостная заметка или обычная статья, то там по умолчанию авторского мнения быть не должно.

Редакция не несёт ответственности за то, какие слова для изложения описанной ситуации выберут другие СМИ и медиа, и как они напишут про вторичный для них инфоповод. Это сфера их ответственности, а не редакции-первоисточника. Поэтому все ваши претензии тоже логичнее всего адресовать им. Пожалуйста, внимательно читайте написанное и ищите, кто написал так, а не огульно обвиняйте первоисточник, думая, что это именно он «оболгал человека».

Ни одна ценящая свою репутацию редакция не станет публиковать критическую информацию, если она не подтверждена минимум парой не связанных друг с другом источников (это из азов журналистики, хотя в некоторых исключительных случаях этим правилом могут и пренебрегать). Поищите в тексте, на что или на кого ссылаются журналисты. Это может быть очевидец, сообщение официальных органов, ответ на редакционный запрос, непосредственный участник проблемной ситуации, эксперт или же сам журналист, который объяснит, каким образом он получил информацию. Вывод: воспринимайте авторский текст как совокупность разных источников, которые журналист использовал при создании своего собственного текста.

Читайте внимательно написанное. Каждое слово

Докопавшись до первоисточника публикации, ещё раз прочтите всё написанное: если в тексте говорится, что «человек совершил что-то», то да, это утверждение о факте, и его можно опровергнуть в досудебном или судебном порядке, если вы уверены, что перед вами недостоверная информация. Если же журналист использует формулировки «подозревают в...», «предположительно», «может фигурировать», то они говорят о том, что журналист только предполагает, что человек имеет отношение к описываемому событию, и в дальнейшем эта информация может не подтвердиться.

Любой текст — это не рандомный набор фраз (даже нейросети сейчас способны создать тексты, которые люди могут не отличить от авторских), поэтому по умолчанию каждая конструкция и факт находятся на своём месте. Для этого помимо автора текст до публикации читают редактор, корректор, выпускающий редактор, smm-специалист (всё зависит от штата конкретной редакции; в нём могут быть не все перечисленные, но чаще всего как минимум одни «вторые глаза» над любой публикацией всегда есть).

Могут ли журналисты ошибиться и опубликовать непроверенный факт? Могут, но в таком случае нужно разобраться, почему это произошло, знают ли журналисты об ошибке, готовы ли они пообщаться с вами и исправить допущенную неточность, если она подтвердится. В любом случае от прямого обращения в редакцию пользы и конструктива будет больше, чем от вашего гнева в комментариях.

Разберём на конкретном примере: вам встретилось в тексте словосочетание «плохая игра», и вам оно кажется неудачным, неуместным и вводящим в заблуждение. Не спешите предъявлять претензии автору текста. Возможно, это не его слова, а цитата. Если же это действительно метафора, то вряд ли журналист случайно её употребил, поэтому, возможно, стоит погрузиться в тексте поглубже, прежде чем кричать «ату его!». Тогда вы сможете разобраться, зачем это словосочетание выбрал автор.

В любой ситуации прежде чем заявить, что перед вами ложь, задайте себе вопрос: зачем мог это написать автор и почему он написал именно так? Если вы вдумчиво прочтёте текст, вы, скорее всего, сумеете самостоятельно ответить на этот вопрос. Например, в случае уже упомянутой выше «плохой игры», окажется, что это действительно цитата героини публикации — так произошедшее с тренером назвала её дочь. Выходит, что это не оценочное суждение журналиста, а прямая цитата героя.

Вывод: знак равенства между словами автора текста и словами героя публикации/мнением источников, приведённых в публикации, ставить никогда нельзя.

Вообще, критическое отношение к любой информации — это правильный навык. Ничего не принимайте на веру, ставьте под сомнение и разбирайтесь, отделяя факты от фейков, — так вам будет жить легче, и вас не смогут обмануть.

Это точно уже законченная история, или есть намёк на её продолжение?

Прежде чем говорить, что журналисты в чём-то до конца не разобрались, посмотрите внимательно на текст: нет ли в нём указания на то, что журналисты в дальнейшем планируют ещё обращаться к теме. Возможно, вам встретится формулировка «мы продолжим следить за этой историей» или что-то подобное. Также журналисты могут указать, что с кем-то из упомянутых в публикации героев им не удалось связаться, но они готовы представить позицию этого человека позже, когда он выйдет на контакт. Или же в тексте может быть указано, что редакция направила запрос, и после получения ответа на него она опубликует продолжение.

Все подобные формулировки говорят о том, что редакция не забыла привести чьё-то мнение, но всё-таки приняла решение дать публикацию в таком виде, хотя и планирует сделать её продолжение, чтобы всё это сложилось в итоге в единый сюжет и одну общую историю.

То, что должно быть обязательно в тексте журналистов, которые работают профессионально, — упоминание позиции всех участников конфликта или имеющих отношения к проблеме. Ну или хотя бы объяснение, к кому обращались журналисты, и что из этого получилось.

Формулировки «X отказался от комментариев/ не готов был комментировать/потребовал письменный запрос» — это тоже позиция. Та, которую выбрала одна из сторон описанной истории, поэтому не стоит обвинять редакцию в неполноте картины — она дала возможность человеку высказать мнение, чтобы привести его, но сделать это не захотел уже он сам.

Да, ещё может быть так, что «за кадром» останутся угрозы судом, «если что-то из этого попадёт в печать» или же другие попытки оказать давление на журналистов. Не всегда про такое напишут журналисты, посчитав, что эта деталь не относится напрямую к самой истории, или же по какой-то иной причине. Но такое возможно, более того, в моей практике было неоднократно.

Журналист отвечает за написанное, а не за мысли в головах людей после прочтения

Журналист должен рассказать о произошедшем так, чтобы вывод вместо него сделал сам читатель. Автор должен только «приготовить пищу» для восприятия аудитории, а пережёвывать приготовленное и интерпретировать его — задача самой аудитории. Умение подать информацию беспристрастно и без готовых выводов — признак журналиста-профессионала.

Читатель должен самостоятельно сделать вывод о прочитанном. Его вывод на основе тех данных, что изложил журналист, — это его вывод, и он необязательно будет равен тому итогу, который подразумевал в своей работе сам журналист. Возможно, конечно, когда эти выводы серьёзно разошлись, создатель текста не очень хорошо справился с поставленной перед ним задачей, но не исключено и другое: интерпретация читателя может быть продиктована его уровнем образования, отношением к каким-то вещам и явлениям, культурными особенностями или просто беглым прочтением текста без погружения в прочитанное.


Мы не сможем за вас «разжевать» написанное, уважаемые комментаторы, но мы можем вас научить читать написанное журналистами и адекватно реагировать на прочитанное без лишних эмоций и обвинений в смертных грехах. Можем научить вас отличать ложь от мнения, а факт от предположения. Продолжу уже в следующем разборе «12 разгневанных читателей».
Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

Журналисты начали вести дневник белгородцев, улетевших на Гоа

Журналисты начали вести дневник белгородцев, улетевших на Гоа

Про «Кодекс журналистской чести»​ в условиях конфликта

Про «Кодекс журналистской чести»​ в условиях конфликта

Упаковщики информации. Как в Белгородском госуниверситете собираются учить медиакоммуникациям

Упаковщики информации. Как в Белгородском госуниверситете собираются учить медиакоммуникациям

Белгородские журналисты и блогеры поборются за поездку в Финляндию

Белгородские журналисты и блогеры поборются за поездку в Финляндию

В Белгороде впервые пройдёт фестиваль Баркемп

В Белгороде впервые пройдёт фестиваль Баркемп

​Замглавного редактора «Фонаря»​ вручили предостережение от освещения митингов Навального и пропаганды экстремизма в вузе

​Замглавного редактора «Фонаря»​ вручили предостережение от освещения митингов Навального и пропаганды экстремизма в вузе

«Фонарь» третий год подряд становится лучшим сетевым изданием Белгородской области

«Фонарь» третий год подряд становится лучшим сетевым изданием Белгородской области

Истина не в вине, а в контексте

Истина не в вине, а в контексте

12 разгневанных комментаторов. «Гоняетесь за хайпом и не разбираетесь в том, о чём пишете»

12 разгневанных комментаторов. «Гоняетесь за хайпом и не разбираетесь в том, о чём пишете»

12 разгневанных комментаторов. «Почему вы обманываете людей?»

12 разгневанных комментаторов. «Почему вы обманываете людей?»

Можно ли довериться машине?

Можно ли довериться машине?