Они сказали: «Мы будем стрелять!». Почему жители Журавлёвки перестали ездить к родственникам на Украину

Женщины из приграничного посёлка рассказали, как не могли попрощаться с умирающим отцом, почему нельзя поехать к родным с сыном, и зачем нужен упрощённый режим перехода границы.

В посёлке Журавлёвка почти у каждой семьи есть родственники на Украине. Раньше они вместе отмечали праздники, ходили друг к другу в гости. Границу в разрешённых местах можно было свободно перейти пешком, но год назад порядок изменился, и местные жители до сих пор не могут к этому привыкнуть.

— Здесь практически каждая семья связана с Украиной: там друзья, братья, сёстры. У каждого своя жизненная ситуация, своя история. Например, у меня и моего мужа родственники живут в Харькове. Теперь они намного реже к нам приезжают, а я сама уже два года там не была. Меня останавливает не очень спокойная ситуация, которая складывается на Украине. Местные жители понимают это, поэтому не предпринимают попыток пересечь границу. К нам с украинской стороны пройти можно, но выстраивают многочасовые очереди. Мы радуемся, что хоть они приезжают к нам, что есть какая-то возможность хотя бы один раз в месяц увидеться. Раньше люди ходили на Красную горку на кладбище через границу. В 2015 году нам тоже разрешили на один день переходить границу: люди шли пешком, машины ставили на трассе «Москва — Крым», — рассказала глава администрации Журавлёвского сельского поселения Анжелика Самойлова.

Работник по благоустройству Елена Попова живёт в Журавлёвке, а дом её мамы находится прямо на границе.

— Мама живёт уже на Украине, где пункт пропуска, — там всего два дома. Скоро ей будет 70 лет. Сейчас она приходит ко мне, идёт потихонечку пешком. Я туда не хожу больше года и ничем не могу ей помочь. Нужен загранпаспорт и ехать только через центральную таможню — я должна обойти вокруг 15 километров, хотя по прямой тут всего два километра. Это неудобно, и у меня нет возможности сделать загранпаспорт. Раньше по факту не было чёткой линии между государствами, все были одной большой дружной семьёй.

«В прошлом году 14 марта у меня умер папа. Перед смертью ему стало очень плохо, мама позвонила: „Девочки, придите попрощаться“. Граница ещё не была закрыта, поэтому я пошла с сестрой, которая здесь живёт. Украинский пограничник нам сказал: „Мы одну пропустим из России, а другая может идти обратно“. Всё это было поздно вечером. Я говорю: „Ну, я тогда через поле…“. А он мне отвечает: „Мы будем стрелять“. Мне пришлось развернуться и пойти домой. Пришла уже на следующий день, когда отец умер. Схоронила и всё. Было обидно, плакала. На похороны нас пропустили всех: и сына моего, и сестру с мужем».

Жители посёлка Журавлёвка на встрече с главой администрации Журавлёвского сельского поселения, фото пресс-службы пограничного управления ФСБ России по Белгородской и Воронежской областям

Галина Лучникова переехала в Журавлёвку из Ивано-Франковской области. Сейчас она работает в детском саду.

— После того, как случилась вся эта ситуация, я домой не могу попасть. Я там была последний раз в 2013 году. Со временем мы, конечно, сделаем паспорта. Но украинцы же ещё на границе не могут определиться: то они сначала пускали по загранпаспортам только тех, кому исполнилось 60 лет, в 2015 году сказали, что разрешили любой возраст, но обязательно нужно приглашение. А мужчин вообще туда не пускают. У меня три сына, но загранпаспорт я буду делать только себе, потому что я уверена, что ребят моих не пустят, пока не разрешат эту проблему наши российское и украинское государства. У меня здесь живёт племянник с тремя детьми — он сделал загранпаспорт себе и детям, но не может поехать, потому что его не пускают. На машинах вообще люди не рискуют ехать. В самом начале были случаи, когда россияне приезжали в Харьков на своих машинах, но если там видели наши номера, резали шины. Кому интересно приехать на целой машине, а оттуда уехать на битой?! Сейчас нам с родственниками осталось только общаться по телефону, и раз в год они приезжают к нам. А мы уже не можем к ним поехать. Хотелось бы, чтобы ввели какой-нибудь упрощённый режим — там сёстры, братья, не дай Бог, что случится....

У местной жительницы Валентины Жуковой в Харькове живут сёстры.

— Конечно, тяжело так жить. Раньше мы общались, часто ездили друг к другу в гости, а теперь не можем. У меня сейчас там лежит больная тётя, и я бы могла поехать, но не могу. Благо, сестра рядом живёт и может её навестить. Сестра тоже к нам приезжает, но очень редко, потому что на центральном переходе на границе огромные очереди. Раньше могли поехать на день рождения, на праздник. Я проводила у родственников в Харькове все рождественские каникулы. Это было нашей семейной традицией. Теперь, конечно, нет. Теперь основное — телефонная связь. Это очень неудобно. Прерванные связи не идут во благо ни им, ни нам...

Пограничное управление ФСБ России по Белгородской и Воронежской областям в преддверии празднования Пасхи и дня Победы просит белгородцев учитывать сложившуюся ситуацию и выбирать для пересечения границы ближайшие пункты пропуска, действующие в нашем регионе.

Вероника Малова
Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости