Между жизнью и больницей. Что известно о смерти пациента в Белгороде, которого четыре часа не могли госпитализировать

Следователи возбудили уголовное дело по факту смерти мужчины в первой городской больнице 8 мая. До этого больного несколько раз не принимали в больницах и скорой помощи областного центра. «Фонарь» собрал известные подробности очередного медицинского ЧП в Белгороде.

38-летний мужчина ни с кем не разговаривал с 3 мая. Он лежал на кровати, ему было плохо; почти не ел, пил только чай и минеральную воду, которую ему приносила жена. Судя по её словам, на первые майские праздники муж хорошо выпил, но пьяницей не был — «пил только по праздникам».

Ночью 7 мая у него началась рвота, она не останавливалась до вечера. Около 18:00 больному вызвали «скорую». Из воспоминаний его жены следует, что в первый раз медики не заподозрили ничего плохого: померили давление, дали противорвотное и уехали. «Ничего не написали, ничего не сказали, — всё хорошо», — говорит вдова.

Вскоре мужчине стало ещё хуже. «Я чувствую, что горит весь, огненный», — рассказывает жена, находившаяся рядом с мужем. Около 23:00 она снова вызвала «скорую». На этот раз медики взяли у мужчины анализы, сделали кардиограмму и сказали, что у него тахикардия — с таким диагнозом надо везти в первую городскую больницу.

В медучреждении его не приняли, отправив во вторую городскую. Когда машина отъезжала от больницы, у мужчины начался приступ. Врачи успокаивали жену, поясняя, что такое случается у тех, кто перепил, но по пути всё-таки решили заехать на станцию скорой помощи на улице Литвинова.

Вдова вспоминает, что здесь медики поприветствовали «врача Сашу» и указали ему на больного. «А мы пьяниц не берём», — ответил «Саша». Мужчину продолжили везти в больницу № 2.

Здесь 38-летнего больного наконец выгрузили на носилки и завезли в здание. Медсестра посмотрела на него и сообщила, что позовёт врача. По воспоминаниям жены больного, пришёл сначала один, потом второй, а затем и третий сотрудники больницы. Все говорили, что «нам это не нужно, это не по моей части» и написали отказ в приёме больного, направив его обратно в больницу Белгорода № 1. В этот момент у мужчины начался второй приступ — на каталке его удерживали вместе жена и врач «скорой».

По воспоминаниям вдовы, в этот раз её муж был уже «весь синий, все пальцы скрючены, прикусил язык, мычит только». В таком состоянии, спустя несколько часов после того, как его забрали из дома, его вновь доставили в первую городскую больницу. Здесь, по рассказу женщины, врачи продолжили «отбиваться» от пациента, но всё-таки предложили отвезти его на томограмму. Каталку, по её словам, везла она сама и уборщица «метра полтора ростом». После томограммы, где отметили, что ничего плохого в состоянии мужчины не увидели, врачи сказали везти больного на рентген. После рентгена его отправили на УЗИ.

У мужчины начался новый приступ, и в этот момент жена не удержала его на каталке. Больной упал на пол, женщина попыталась его поднять и увидела на своих руках кровь. Она закричала, чтобы ей помогли, — по её словам, ей принесли кусок бинта, посмотрели голову мужчины и начали успокаивать, что «всего лишь маленький сосуд лопнул».

— Вот теперь точно в реанимацию положим, — вспоминает слова одного из столпившихся рядом врачей женщина.

Мужчину положили обратно на кушетку. Он бился в конвульсиях. Спустя четыре часа, поздней ночью, больного повезли в реанимацию. Его жену туда не пустили; она начала спрашивать, что с её мужем. Тогда к ней подошёл терапевт.

— Вы знаете, у вашего мужа лейкоз крови, он на грани смерти, — сказал он ей.

Она не поверила.

«Кровь у него никто не брал из вены, такой диагноз не ставится за пять минут», — объясняет она.

Женщина уехала домой. В 8:10 она вернулась в больницу и начала стучаться в реанимацию. Там девушка её попросила подождать до девяти, «потому что идёт обход». В начале десятого жене сообщили, что её супруг умер в 7:30, а его тело будет отправлено во вторую городскую больницу на вскрытие.

Спустя некоторое время вдове позвонили и предложили ритуальные услуги. Но затем перезвонили и отказались хоронить мужа — вскрытие, пояснили они, должно произойти только после майских праздников, потому что у врачей второй городской больницы — выходной.

— Муж работал сверловщиком. Мы собирались строить дом летом. Сказать, что он был пьяницей — нет. В праздники выпивал, — рассказывает о супруге вдова.

Она написала заявление в УМВД Белгорода. На вопрос журналиста о том, как собирается добиваться справедливости, признаётся, что не знает ответа.

Предварительной причиной смерти следствие назвало тотальную правостороннюю пневмонию. Следственный комитет возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктом «в» части первой статьи Уголовного кодекса (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкших по неосторожности смерть человека). Версия следствия полностью совпадает с позицией вдовы умершего, изложенной журналистам. Сотрудники СК собираются выяснить, связана ли смерть пациента с несвоевременным оказанием ему медицинской помощи. Для этого будут допрошены причастные к случаю сотрудники больницы, проведена экспертиза.

Свою проверку начали в региональной прокуратуре и департаменте здравоохранения и соцзащиты Белгородской области. Выяснить причины произошедшего распорядилась и министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова.

С конца 2015 года это уже пятое ЧП в медицинской сфере Белгорода. Хирург второй городской больницы нанёс смертельный удар пациенту; запись этого инцидента попала в интернет. Через некоторое время из окна этой же больницы выпал пациент. В марте из перинатального центра Белгорода украли новорождённую девочку. В начале мая в первой городской больнице Белгорода умерла женщина, которой сделали операцию, но её состояние только ухудшилось, а после второй операции она умерла. По информации «Фонаря», она работала мировым судьёй в Шебекинском районе; по факту её смерти возбуждено уголовное дело.

Владимир Корнев

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости