«Дедушка, я тебя люблю, едь в больницу». Как в Белгороде начался суд над Ильёй Зелендиновым, обвиняемым в убийстве пациента

26 февраля суд в Белгороде провёл первое заседание по делу бывшего врача-хирурга горбольницы № 2 Ильи Зелендинова, обвиняемого в убийстве пациента. Специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев следил за ходом процесса.

Внешне вместительный зал заседаний Октябрьского районного суда за полчаса до начала процесса был забит под завязку. Посмотреть на начало суда над бывшим врачом-хирургом горбольницы № 2 Ильёй Зелендиновым пришли не только журналисты, но и простые жители Белгорода — в том числе 79-летняя Евгения Петровна, признавшаяся мне, что по особому случаю надела праздничный платок.

Зелендинова завели в зал за минуту до выхода судьи. Заметно поседевший и похудевший, в руках он комкал носовой платок и иногда вытирал им лоб и ладони. Впервые на суде его представляли новые адвокаты Сергей Амфитеатров и Юлия Логинова. Напротив них также впервые появились кум погибшего Евгения Вахтина Александр Авилов, который сопровождал его в больнице, и дочь Татьяна Гринёва, приехавшая на процесс из Киева. Во время процедуры установления личности она уже еле сдерживала слёзы и с презрением посматривала на «клетку» с Зелендиновым.

Илья Зелендинов

Заседание началось с гражданских исков о компенсации морального вреда — адвокат Александр Шпай огласил требования стороны потерпевших: взыскать в пользу дочери погибшего Татьяны Гринёвой 3 миллиона рублей, в пользу внучки — 1,5 миллиона рублей и расходы на услуги адвоката. Позже ещё 3 миллиона рублей компенсации морального вреда попросила вдова Вахтина Инна Сергеева и 50 тысяч рублей — друг погибшего Александр Авилов.

Государственный обвинитель Ольга Хоботкина подробно описала травмы, которые нанёс Зелендинов Вахтину, и сделала вывод, что они стали причиной смерти. В остальном помощник прокурора повторила заявленную ранее позицию следствия и начала допрос потерпевшей Сергеевой.

Гражданская жена Евгения Вахтина рассказала, что перед отъездом в больницу он сам себе вызвал «скорую», собрал документы и «был полностью адекватен». По словам Сергеевой, она постоянно была на связи с Александром Авиловым, который сначала сообщил ей, что их обследуют, и всё в порядке. «Я даже обрадовалась, что неброшенными остались, сразу начали обследовать», — вспоминает потерпевшая. Но скоро всё изменилось — по её словам, в следующем звонке Авилов попросил её срочно приехать в больницу, потому что мужа уже «качали».

— Я приехала в больницу, Саша сидел весь в крови. Я испугалась. Он сказал, что доктор повёл себя недостойным образом. Я стала выяснять, где находится Женя. Пошла в приёмное отделение, там мне дверь не открыли. В хирургическом корпусе тоже не давали информацию. В конце концов я попросила сказать хотя бы, где реанимация, — всё было скрыто, никто не шёл на контакт.

Когда я нашла реанимацию, реаниматолог вышел, сказал, что состояние тяжёлое, несовместимое с жизнью. В реанимации прошёл консилиум с главным врачом. Через некоторое время реаниматолог вышел и сообщил о смерти. Я сказала, что вызову полицию.

Сергеева сообщила правоохранительным органам, что произошло убийство врачом пациента, и вернулась к Авилову — по её словам, он продолжал сидеть в крови и никто ему не оказывал помощь.

— Они нехотя отправили нас к лору, и когда мы поднимались, то столкнулись с Зелендиновым. До этого момента у главного врача я просила пригласить Зелендинова — просто чтобы поговорить. Я говорю главврачу, что произошло убийство, а он мне, что следствие разберётся, а Зелендинова уже отпустил с дежурства.

Сергеева рассказала, что не знает причин такого ответа главврача. «Он сказал, что если нужно, то полиция найдёт его и дома», — вспомнила потерпевшая. Встретившийся Сергеевой случайно Зелендинов показался напуганным: «Он говорил, что не знает, как так получилось».

— Я думаю, что он взрослый человек и должен отвечать за свои действия. Уже не мальчик, это не детская игра, — заявила Сергеева и посмотрела на обвиняемого. Зелендинов никак не отреагировал на её слова.

Гражданская жена погибшего пояснила, что «не может принять никаких объяснений», потому что Зелендинов — врач. «Я понимаю, что он не шёл умышленно убивать, но он шёл умышленно наносить удары», — рассказала Сергеева.

Помощник прокурора попросила гражданскую жену рассказать о Вахтине как о человеке: каким он был в целом и мог ли специально ударить медсестру Кучму.

— Люди, знавшие Женю — никто не мог сказать о нём плохого слова. Он простой мужчина-работяга, зарабатывал деньги тяжёлым трудом, ремонтировал машины на снегу. Всегда был готов прийти на помощь соседям, друзьям. Мог помочь деньгами — никогда ему не было жалко. Он любил людей, дочь, внучку и переживал за них. Был очень обязательным и пунктуальным.

— Возможна была ситуация, чтобы он поднял руку на женщину? — уточнила вопрос государственный обвинитель.

— Нет, не могло быть. Женя не то что на женщину… При малейшем заболевании он говорил, что надо ехать в больницу, — для него это была панацея. Попадая в медицинское учреждение, он становился настолько послушным! Я сама как медик таких пациентов не видела. Для него врач был всё. Я даже иногда шутила: «Женя, если тебе врач скажет прыгнуть с этажа, ты прыгнешь?» — «Ну он же знает, он же доктор».

Напоследок Инна Сергеева зачитала гражданский иск, в котором попросила 3 миллиона рублей компенсации морального вреда. Сергеева указала, что из-за смерти мужа «её жизнь и жизнь дочери круто изменилась» и её «пугает неопределённость», сложившаяся в их жизни. «Повышенное внимание прессы привело меня к нервному срыву», — добавила потерпевшая.

Если Инна Сергеева уже отвечала на вопросы в суде, то сопровождавший погибшего его кум Александр Авилов впервые рассказывал о подробностях того дня в присутствии Ильи Зелендинова.

— Зашли мы в комнату, где промывание делают, он лежал на каталке боком, я придерживал его. Медсестра Кучма засунула ему шланг в рот и открыла под большим давлением для промывания. Он инстинктивно дёрнул ногой и задел её по бедру. Она завозмущалась, отскочила, я у неё сразу попросил прощения.

После этого Кучма ушла, а врач выписал направление в терапевтический корпус, куда Авилов повёл Вахтина. Дальнейшие события видела вся страна. Государственный обвинитель попросила Авилова охарактеризовать силу и количество ударов Зелендинова.

— Пяток ударов точно был, — ответил пострадавший. — Первоначально.

— Вы пытались оказать Зелендинову сопротивление?

— Как всё это завершилось, я поднял голову и увидел, что Евгений лежит, а Зелендинов стоит над ним. Я подумал, как бы он не начал добивать его, и ринулся на него, пытаясь оттолкнуть. И опять полетели мне удары, нормальные, мужские.

Помощник прокурора Хоботкина неоднократно интересовалась, бил ли врач-хирург Авилова только в голову, наносились ли удары ногами, защищался ли потерпевший — все ответы говорили не в пользу обвиняемого.

— Он дал мне с ноги в голову, я отключился. Потом когда пришёл в себя, Зелендинов начал обзывать нецензурной бранью, кричать «ты понял?!». А что я понял — не знаю. Что понимать, за что…

Авилов рассказал, что помнит Вахтина «как своего учителя», который «всегда и во всём ему помогал». «За все мои 32 года жизни никогда не видел, чтобы он на кого-то руку поднимал», — пояснил пострадавший. В гражданском иске он указал, что Зелендинов «никак не загладил свою вину» и не принёс извинений за свои действия, поэтому Авилов просит 50 тысяч рублей компенсации морального вреда.

Дочь погибшего Татьяна Гринёва вспомнила, что 29 декабря была на связи с папой.

Татьяна Гринёва, фото Владимира Корнева

— Позвонила вечером, а он говорит: «Дочь, я себя плохо чувствую». Попросила его ехать в больницу, дала трубку внучке. Она сказала: «Дедушка, я тебя очень люблю, едь в больницу». Он поехал в больницу, чтобы его спасли, а его, получается, убили.

Гринёва заплаканными глазами посмотрела на Зелендинова.

— Мы часто связывались с папой, я сюда приезжала, он нас встречал. Он очень добрый человек. Несмотря на то, что они с мамой разошлись, он приезжал к нам в гости, мы сидели за круглым столом, со всеми был в хороших отношениях.

— О нём можно было сказать, что он был вспыльчивым? — поинтересовалась госообвинитель.

— Вообще спокойный! Шутник, можно сказать. Всё время «в игре».

Потерпевшая сослалась на плохое самочувствие и попросила адвоката зачитать свой гражданский иск.

— Степень утраты, которую понесла моя доверительница, не совсем правильно будет измерять в цифрах, — пояснил адвокат Александр Шпай. — Жизнь человека бесценна. Приводить мотивировки и доказательства в части того, чтобы взыскать миллион, два или три — абсурдно.

Адвокат пояснил, что моральный вред, причинённый внучке, меньше, потому что ребёнок ещё маленький: «В свои четыре года в полной мере девочка ещё не осознаёт ту степень утраты, которая произошла». При этом «для понимания, как она относилась к дедушке», в Киеве сторона потерпевших обратились к психологу, чьё заключение Шпай попросил исследовать в рамках дела.

У Зелендинова не возникло вопросов ни к одному из трёх потерпевших. Помощник прокурора попросила продлить ему арест, сторона защиты — посадить бывшего врача под домашний арест. Инна Сергеева и Александр Авилов попросили оставить обвиняемого под стражей, Татьяна Гринёва была более категорична.

— Я бы вообще расстреляла его, — заявила она судье.

В перерыве заседания дочь погибшего в плотное кольцо взяли журналисты.

— Что вы ждёте, какого приговора? — спросил у неё корреспондент «России-1».

— Пожизненного!

— Для вас это потеря…

— Высокая.

— Что вы подумали, когда узнали о случившемся?

— Была шокирована. Собралась и приехала. Все люди Новый год праздновали, а я папу хоронила.

— Зелендинов извинения приносил?

— Нет. Пытался встретиться, я не согласилась.

Возможности встретиться у них не будет ещё минимум два месяца — суд продлил арест Ильи Зелендинова до 29 апреля. В мгновения после слова судьи журналисты попытались узнать у бывшего врача, раскаивается ли он. «Никаких комментариев не будет», — крикнул он в ответ и ушёл под конвоем из зала.

Текст: Владимир Корнев
Фото: Антон Вергун

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости

Цветы под окнами больницы. В Белгороде народным сходом почтили память погибшего пациента

Цветы под окнами больницы. В Белгороде народным сходом почтили память погибшего пациента

«Я предлагаю свою жизнь вместо него». Как суд арестовал Илью Зелендинова, обвиняемого в гибели пациента

«Я предлагаю свою жизнь вместо него». Как суд арестовал Илью Зелендинова, обвиняемого в гибели пациента

Жена Ильи Зелендинова дала первое интервью после ЧП в больнице Белгорода

Жена Ильи Зелендинова дала первое интервью после ЧП в больнице Белгорода

Родственники погибшего пациента белгородской горбольницы просят взыскать с врача 4,5 миллиона рублей [обновлено]

Родственники погибшего пациента белгородской горбольницы просят взыскать с врача 4,5 миллиона рублей [обновлено]

В Белгороде на врача завели уголовное дело за причинение смерти по неосторожности [обновлено]

В Белгороде на врача завели уголовное дело за причинение смерти по неосторожности [обновлено]

«Он рос на наших глазах». Руководство горбольницы Белгорода допросили по делу Ильи Зелендинова

«Он рос на наших глазах». Руководство горбольницы Белгорода допросили по делу Ильи Зелендинова

«Нас бьют каждый день». Сотрудники белгородской больницы дали показания в поддержку Ильи Зелендинова

«Нас бьют каждый день». Сотрудники белгородской больницы дали показания в поддержку Ильи Зелендинова

Адвокат бывшего врача Зелендинова рассказал о пристрастии потерпевшего Авилова к наркотикам

Адвокат бывшего врача Зелендинова рассказал о пристрастии потерпевшего Авилова к наркотикам

«Я вас повергну в шок». Специалист Минобороны в суде раскритиковал заключение экспертов по делу Ильи Зелендинова

«Я вас повергну в шок». Специалист Минобороны в суде раскритиковал заключение экспертов по делу Ильи Зелендинова

«Мы жили за стеной — теперь она рухнула». Как прошли прения по делу Ильи Зелендинова, обвиняемого в убийстве пациента

«Мы жили за стеной — теперь она рухнула». Как прошли прения по делу Ильи Зелендинова, обвиняемого в убийстве пациента

В Белгороде Илья Зелендинов выступил в суде с последним словом

В Белгороде Илья Зелендинов выступил в суде с последним словом

Илья Зелендинов приговорён к девяти годам и двум месяцам тюремного заключения

Илья Зелендинов приговорён к девяти годам и двум месяцам тюремного заключения