Рабочие в неволе. Как заключённые исправительной колонии №5 шьют спецодежду и делают плитку

Длинное помещение с выкрашенными в серое стенами. Ослепительно ярко горят лампы. В ряд стоят швейные станки. На них работают исключительно мужчины. Это один из цехов исправительной колонии №5 Белгорода. Здесь заключённые не только считают дни до освобождения – они работают по семь часов в сутки шесть раз в неделю. Корреспондент «Фонаря» выяснила, как в колонии трудятся отбывающие наказание.

Ранцы для детей и плитка для города

В исправительной колонии № 5 наказание отбывают рецидивисты. В основном, они сидят за убийство, распространение наркотиков, кражи и разбои. Сейчас в тюрьме находятся более 1,2 тысячи осуждённых, из них около 430 человек официально трудоустроены.

Сначала рецидивисты обучаются в ПТУ. Заключённый может получить специальность токаря, сварщика, каменщика, слесаря-сантехника, оператора швейного оборудования или оператора котельной. Учат на месте, в колонии.

Получив квалификацию, осужденные мужчины выходят работать в цеха центра трудовой адаптации. В колонии их несколько. Самый крупный — швейный цех. Осуждённые здесь шьют спецодежду для белгородских колоний и московской компании «Планета — Сириус». За девять месяцев объём продукции превысил 17 миллионов рублей.

Кстати, возможно, ваша любимая сумка сшита именно в колонии № 5. Здесь с 2015 года заключённые изготавливают детские рюкзаки, борсетки, авоськи и дорожные сумки для ИП Дубовицкий. Предприниматель завёз в тюрьму собственное оборудование. В колонии говорят, что это выгодно, так как на свободе может подвести человеческий фактор — один уволился, другой вышел в декрет, третий заболел, — а в колонии беспрерывное гарантийное производство. Всегда есть кому подменить выбывшего из строя работника.

Около 170 человек трудятся в цехе № 2, где производят полипропиленовую мешкотару для ЗАО ЗУМ «Белгородский». Колония сотрудничает с предприятием около 17 лет. Также заключённые делают керамзито-бетонные блоки и тротуарную плитку.

Тепло и воду учреждение получает из своей котельной, где трудятся десять человек. В столовой колонии подают мясо птицы, яйца и хлеб собственного производства.

Всего за девять месяцев этого года осуждённые изготовили продукции на 40 миллионов рублей. От реализации колония получила прибыль в 731 тысячу.

Полгода совсем никуда

В учебно-производственном цехе № 1 немноголюдно. Из одной мастерской уныло доносится песня «Непогода» из фильма «Мэри Поппинс, до свидания». На шкафу с инструментами кто-то ручкой написал стихи. По сравнению с громким швейным цехом здесь как-то пусто.

Заместитель начальника ИК-5 Алексей Михайлов признаётся, что это проблемный участок. Тут изготавливают мебель. Например, тюремщики сделали парты, лавочки и стулья для школ и детсадов Белгорода. В этом году значительно сократились объёмы производства. Заказов почти нет.

Простаивает и цех металлообработки. Установили пять рабочих сварочных постов. Однако заказчики, ссылаясь на кризис, не рискуют сейчас выходить на новые площадки.

Производство окон и дверей ПВХ закрыто. Хотя именно заключённые колонии № 5 остеклили все исправительные учреждения региона. Но дальше из-за большой конкуренции на воле пришлось свернуть дело.

Алексей Михайлов говорит, что по факту в колонии есть 2 тысячи квадратных метров свободных производственных площадей, которые можно эффективно использовать для бизнеса.

Всё, как на воле

Получают ли заключённые деньги за свою работу? Конечно. В тюрьме, как и на свободе, действует трудовое законодательство. У рецидивистов есть премии, оплачиваемые больничные и отпуск.

В среднем, работник получает 7,8 тысячи. При большом желании он может увеличить свою зарплату до 12-15 тысяч, если будет выполнять, а то и перевыполнять норму.

— Я высылаю свою зарплату семье, — рассказывает один из осуждённых. Он сидит по статье 158 УК РФ «Кража». Ему осталось здесь провести два года.

Некоторые копят деньги. За них можно отовариться в местном магазине.

Есть категория работников, которые вынуждены часть денег отдавать по решению суда. То есть потерпевшие подают в суд, например, на компенсацию материального или морального вреда, а осуждённый должен эту сумму выплатить. Однако по закону с заработной платы взимать могут только 75 процентов от всей суммы. Всего таких людей в колонии на сегодняшний день 352 человека.

Алексей Михайлов отмечает, что в колонии пытаются помочь заключённым, у которых заканчиваются сроки, найти работу по специальности на свободе. Нередко бывших зэков принимают в фирмы, для которых они шили одежду и сумки, делали обувь и мебель.

Для многих получить рабочую профессию — шанс «зацепиться» на свободе и не вернуться обратно в места не столь отдалённые. Например, одному из осуждённых осталось сидеть 2 года и 10 месяцев. Общий срок — 7 лет за приобретение, хранение и изготовление наркотиков. Здесь он получил квалификацию швеи.

— Весь свой срок я работаю. Нам на выходе вакансии предоставляются. Мы стараемся работать, стремимся к труду. Не знаю, что будет, когда я выйду. Может, получится что-нибудь.

Текст и фото: Екатерина Лобановская

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости