$ 65,40
 75,65
฿ 433 к
+7 °C

«У убийцы была кличка „Бало“. По-цыгански – „свинья“». Лидер белгородских цыган Артур Квик — об убийстве девочки в Уразово

В селе Уразово Валуйского района убили маленькую девочку. После того, как стало известно, что в изнасиловании и убийстве подозревают одного из цыган, из Уразово начали массово уезжать представители этой национальности, а после произошли несколько поджогов.

Лидер цыганской диаспоры в Белгородской области, член Совета национальной цыганской автономии, который учился улаживанию межнациональных конфликтов в Страсбурге, Артур Квик опубликовал обращение и призвал все стороны к диалогу и пониманию. Специальный корреспондент «Фонаря» поговорил с ним.

Артур Квик (в центре), фото Марии Литвиновой

— Артур, вчера мы не смогли встретиться, потому что вы были в Шебекино у цыган. Вы помогаете им?

— Мы поехали к людям, которые были вынуждены покинуть дома [в Уразово]. Они у родственников ютятся. Хотелось на месте поговорить, пофотографировать, пообщаться с людьми. Эмоции понять, пока воспоминания свежи.

— Люди сами позвонили?

— Да, я с самых первых дней в курсе ситуации.

— Как давно вы помогаете белгородским цыганам?

— Лет 16 уже. У меня есть своя культурная программа, создал несколько коллективов, привлёк молодёжь, занимаемся на базе дворца культуры «Сокол». Гастролировали, работали, участвуем в культурной жизни города.

— До Уразово в Белгородской области возникали проблемы с цыганами?

— Был инцидент в 2007 году, когда скинхеды напали на цыганскую семью. Закидали дома спящих людей «коктейлями Молотова». Люди выбегали в три часа ночи, их добивали палками, железными прутьями. Был большой процесс после этого, я в нём участвовал, как и во многих других.

— Это ваша основная работа?

— Да, но я ещё и музыкант, актёр, юрист по образованию...

— Вы получаете деньги за помощь цыганам?

— Нет. К сожалению (улыбается).

— Вы сразу стали лидером белгородской общины?

— Нет, конечно. Это результат долгих лет. Мне образование позволяет разговаривать с властью. Вообще я делегирован своим народом. От моего личного желания ничего не происходит. Всегда собираются цыганские суды и всё решается коллегиально. Я не барон — я выразитель мнения цыган.

— А в Белгородской области есть барон?

— Если углубляться в цыганскую историю, то у цыган много народностей, которые между собой не контактируют. Они называются общим именем «рома» (цыгане), но имеют, например, языковые барьеры. В каждой народности есть свой барон. Это образное выражение, производное от слова «баро» — «больший, старший» в переводе с цыганского. В Белгородской области есть несколько баронов в рамках своих народностей.

— Давайте про Уразово. Насколько это значимый посёлок для белгородских цыган?

— Это не самое большое поселение, но довольно-таки значимое. Живут там цыгане около 30 лет — это не пришлые, они обосновались домами, дети ходят в школу. Не было никаких эксцессов. Жило около 200 семей. Занимались сельским хозяйством, мелкими делами. Криминала там не было. Сейчас их судьба абсолютно неизвестна. Они в полной прострации, растерянности. Дети напуганы, старики, женщины — все в панике. Был настоящий террор. Людям давали час на «собраться и уйти».

— Восстановим те события. Сначала было сообщение о том, что девочку убил бомж...

— Нет, сначала было сообщение о пропаже девочки. Цыгане знали её, она дружила с детьми. Кстати, принимали участие в её поисках в том числе и цыгане.

— Что вы знаете об убийце?

— Он практически никому неизвестен. Сирота, раньше в Уразово у него были родственники. Он не местный, приезжий, с Ростова. Человек без гражданства. У него уже была такая проблема: его уличили в приставании к цыганской девочке. Его за это наказали. Ныкался по стройкам, где-то грузчиком работал. Он приходил к цыганам, его не принимали. Наши люди добрые, но если у человека подмочена репутация, то стараются в дом не пускать. Его кличка была «Бало». В переводе с цыганского — свинья. Такая кличка была с детства.

— Что произошло после того, как люди узнали, что убил цыган?

— У цыган есть друзья, в том числе и в полиции. Их предупредили, что возможно будут погромы: «Лучше уходите». Цыгане собрались в одном из дворов, начали звонить товарищам. И ушли. Остался пожилой человек с женой и сыном-инвалидом. Человек значимый — барон, как вы говорите, по сути. К нему 2 августа пришли 70-80 человек. Ударили несколько раз. После этого кое-как под прикрытием полиции они тоже ушли.

— Барон знал людей, которые пришли к нему в дом?

— Нет. Молодые, накаченные, с оружием, — так говорят многие. Но людей этих он не знал — то есть явно были не жители посёлка. Хотели поломать ноги инвалиду, были призывы отдать какого-то ребёнка, чтобы тоже убить его. Ужас просто.

— Что было дальше?

— Цыгане убежали, дома начали поджигать, вышел ОМОН. В Валуйках цыгане тоже убежали, около 600 человек в данный момент не знают, куда деваться. Некоторые живут в полях. У всех дети учатся в школе, пенсионеров много.

— В Уразово вообще нет никого?

— Нет. Вчера цыгане хотели посмотреть, что с их имуществом. Полиция их не пустила, объясняя, что они смогут прийти домой после девяти дней — после траура.

— Полиция в лице кого?

— Тех, кто охраняет.

— Вы общались с властями?

— Нет, но должен приехать начальник управления федерального мониторинга Федерального агентства по делам национальностей Дмитрий Савельев. С ним и местными властями, надеюсь, разработаем какой-то план действий.

Артур Квик (в центре), фото Марии Литвиновой

— Глава Уразово несколько раз высказывался о ситуации. Сначала он сказал так: «Они цыгане живут обычными семьями, как правило, многодетными. Дети ходят в школу — все сидят за одной партой с детьми других национальностей. Никаких конфликтов никогда не было».Через день он говорил уже так: «Конфликтов не было, хотя определённая неприязнь имела место из-за своеобразного образа жизни цыган, которые не работают, не платят за вывоз ТБО, не проводят воду и газ в домовладения, не ухаживают за территорией вокруг своих домов». Как вы можете это объяснить?

— Можно только войти в его положение. Ему нужно объяснять всё это. Сначала он говорил правду, потом объяснял агрессию своего народа — он же не может пойти против него. Как связан газ и мусор ТБО с такой агрессией? Непонятно.

— Есть же общий стереотип о цыганах. После случившегося я видел много комментариев людей в контексте «так им и надо». Вы правда считаете, что там люди вели настолько положительный образ жизни, что всё случилось абсолютно необоснованно?

— Скажите, а где есть такое правило, что из-за конфликтов надо поджигать дома? Есть суды, полиция, этика, мораль — то, что сейчас происходит, этим нельзя объяснить. Конечно, вспоминаются обиды, но это живые люди, не эльфы. Разумеется, образ жизни [людей] соответствует своему воспитанию. Цыгане пытаются адаптироваться к реалиям сегодняшнего дня. Простому человеку довольно сложно жить на зарплату, государство практически не принимает участие в его жизни. А цыгане вообще находятся на отшибе всяких интересов: отсюда и криминала больше, да и отсутствие образования не способствует тому, чтобы люди вели себя более социально. Поэтому винить человека, что он неправильно живёт, достаточно аморально.

— Тогда как вы объясняете, что против цыган вышли люди?

— Мне кажется, что это внутренняя напряжённость людей. Потребность найти какого-то врага, выпустить агрессию. От неустроенности своей жизни... Получилось так, что на данный момент цыгане — средоточие всего зла. Маньяки, уроды, как и гении, рождаются в любой нации. И делать выводы с одного урода и проецировать на всю народность [неверно].

— При этом на улице, в транспорте мы видим цыган с детьми, которые клянчат деньги. Это люди, которых вы не причисляете к общине?

— Причисляем! Конечно, их способ жизни абсолютно неприятен. Но я думаю, что вы тоже видите забитые дома престарелых, пьяниц на улицах, детские дома — и вам становится стыдно за свой народ? Цивилизованных цыган, которые адаптированы в социум, просто не видно. Если он одет по-европейски, то вы никак не отличите цыгана от итальянца или еврея. А вот эти люди одеты не так как все. И ощущение того, что все цыгане такие, не покидает общество. Почему они просят подаяния? Наверно, потому что у них что-то плохо в жизни, потому что не устроено.

— Не от того, что они не хотят работать, и так легче жить?

— Хороший вопрос. Но позвольте спросить: насколько [вероятно, что] грамотный человек после университета найдёт работу? И насколько человек неграмотный из такой негативной нации сможет найти более-менее приличную работу?

— Большие проблемы с этим?

— Огромные. Максимум, на что может рассчитывать такой цыган — быть чернорабочим.

— Можете привести примеры трёх-пяти цыган в Белгородской области?

Данченко Юрий Васильевич, председатель Союза художников Белгородской области. Врачи, люди искусства.

— Сколько в Белгородской области цыган?

— Около 13-14 тысяч человек.

— Где больше всего?

— Более-менее равномерно [распределены] по всему региону.

— Была информация, что цыгане из Валуйского района обратились к правозащитнику Пономарёву. Это так?

— У меня такой информации нет.

— Вы говорите, что фотографировали уехавших из Уразово людей, брали интервью. Какая у вас цель?

— Для меня очень важно придать это огласке. Чтобы было больше информации. В 2016 году мы проводили лекции в БелГУ «500 лет вместе: цыгане в России». Приезжали актёры, депутат Госдумы. Мы говорили на лекции, что цыгане, конечно, не романтизированные персонажи из «Кармелиты», но и не демонизированные, а нормальные люди.

— Что вы ждёте от властей?

— Наказания виновных в погромах и поджогах. Были провокаторы — я бы хотел, чтобы они публично были наказаны и очень строго. Национальная рознь — самое страшное преступление. Очень легко впитывается мысль, что все цыгане (или чеченцы, например) враги.

— Кроме Валуйского района есть сигналы от цыган из других районов?

— К сожалению, да. С Грайворона, Борисовки, Старого Оскола. Идут сигналы, что «уезжайте, нечего вам тут делать, и до вас доберёмся». В Борисовке было физическое насилие со стороны жителей и властей.

— От имени властей? В чем оно проявлялось?

— Не от имени властей. Одетые в форму люди (тоже власть, конечно), видимо, выражали своё мнение и говорили, что мы житья вам тут не даём. «Уезжайте по-хорошему».

— Сколько живёт человек в Борисовке и Грайвороне?

— Тысячи две человек.

— Предпосылки есть, чтобы уехать?

— Конечно. Люди боятся.

— А вы?

— Я — нет.

— Почему?

— Потому что я знаю, что я прав. Если я буду прятаться, то я ещё раз узаконю их в том, что нас надо гнать. Мне есть что сказать, я хочу жить в добре, мире, спокойствии. Угнетая цыган, подвергая гонениям, люди забывают, что у них есть дети. Дети вырастают с ненавистью. И эта ненависть неизвестно, во что выльется. А это страшно.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости