«Хотите покритиковать — сначала повоюйте». Поговорили с главным редактором радио Z-FM о его участии в «Русской весне» и обвинениях в нацизме

Редактор Z-FM Даниил Черных рассказал Валерии Кайдаловой, будут ли «иноагенты» в плейлисте патриотического «фронтового радио», а также поделился подробностями, как в 2014 году он ездил в Харьков на «Антимайдан». Свою оценку журналист дал событиям после 24 февраля и объяснил претензии, которые ему предъявляли из-за его ранних фотографий и некоторых намёков на симпатии к нацизму.

12 декабря в Белгородской области заработало патриотическое радио Z-FM. В Белгороде и Белгородском районе оно вещает на частоте 105.2, где раньше была станция «Харьков Z». После официально именуемой перегруппировки российских войск в Харьковской области белгородцы стали слышать на привычной волне вместо «Харьков Z» украинскую радиостанцию «Люкс FM». Один из жителей пожаловался на раздражающие украинские песни губернатору Белгородской области Вячеславу Гладкову и попросил «заглушить» «Люкс FM». В конце ноября Вячеслав Гладков обещал «разобраться с этим», а уже в начале декабря стало известно о запуске Z-FM.

Редакции «Фонаря» стало известно, что редактором новой радиостанции назначили 26-летнего белгородца Даниила Черных. Последние восемь лет он не жил в регионе, работал журналистом в нескольких изданиях, а его последние места работы — телеканал «Первый Харьковский», сотрудничающий с ВГА Харьковской области, и пророссийский херсонский телеканал «Таврия».

В интернете Черных известен своим участием в «Антимайдане» в Харьковской области, где молодой человек защищал памятник Ленину и участвовал в захвате здания Харьковской областной администрации в 2014 году. После этого он часто обращался к теме России и Украины в своих публикациях. Вот список некоторых последних статей Даниила: «Почему Украина запустила сценарий Судного дня, подорвав Крымский мост?», «Смертный приговор: почему иностранные инструкторы готовят камикадзе из мобилизованных украинцев» и «Народный кошелёк: сколько тратят на жизнь россияне и украинцы». Кроме того, он писал и о других странах. Например, раньше на Life.ru у него выходил текст «Комплекс несостоявшегося народа: чем отплатили власти Литвы за освобождение от немцев»

В интернете можно встретить критичные публикации о деятельности Черных и его взглядах. Так автор одной из публикаций в «Живом журнале» (в публикации есть фотографии символики, признанной в России экстремистской, поэтому не даём на неё ссылку — прим. Ф.) молодого человека называет «белгородским фашистом». Причина такой нелестной характеристики — контент на личной странице Даниила. В 2010-х годах Черных выкладывал на своей странице в соцсетях фото с запрещённым нацистским приветствием, тест о своих политических взглядах с соответствующим результатом и встречался с командиром ДШРГ «Ру́сич» неонацистом Алексеем Мильчаковым. Обо всём этом мы поговорили с редактором нового радио.

Даниил Черных, фото РИА Новости

— Даниил, расскажите, как появилось Z-FM, и почему оно называется «фронтовым»?

— Насколько мы помним, частоту 105.2 заняла украинская радиостанция «Люкс.FM». Было очень много жалоб от белгородцев на то, что на этой частоте вещает украинское радио. Губернатор тоже этот вопрос поднимал, и [российскому журналисту и члену Общественной палаты РФ] Александру Малькевичу пришла в голову идея создать подобное радио. Она обсуждалась и с правительством, и с нашими коллегами из «Мира Белогорья». В кратчайшие сроки мы смогли реализовать этот проект.

Почему «фронтовое радио»? Потому что наш основной посыл в следующем: мы хотим, чтобы наши военные перестали слушать [украинское радио]. Если покопаться в интернете, можно найти момент, когда наш известный военкор Семён Пегов выступал в Государственной Думе и поднимал вопрос о том, что нашим парням там [в зоне СВО] нечего слушать, и они слушают украинскую музыку и украинские станции. Сейчас мы хотим своим радио снять этот вопрос с повестки.

— Если радио «фронтовое», тогда получается, что вы считаете, что Белгород уже входит в линию фронта?

— У себя в телеграм-канале я уже писал, что не считаю, что фронт идёт по Нехотеевке, Гоптовке, Журавлёвке, Середе и Уразово. Я считаю, что фронт сейчас проходит по улицам Королёва, Щорса, проспекте Богдана Хмельницкого. Он уже здесь, потому что, если вспоминать события 3 июля, прилетает на улицу Попова, а буквально месяц назад — на Щорса (Даниил, предполагаем, имеет в виду происшествие на улице Губкина — прим. Ф.), и осколки падают на дом.

Это боевые действия, которые идут уже здесь, в городе. Они не такие разрушительные, как в Мариуполе или в том же Херсоне, но они уже здесь, и я могу одно сказать: люди, сходите хотя бы в аптеку купить, например, жгут, перевязочный пакет, ножницы. У меня всё это есть. Мы же не знаем, чего ждать. Я жил в Херсоне, и у меня было четыре «прилёта» около дома. Один был потом, когда обстреляли колонну журналистов в Херсоне, в которой был и я. Мы не знаем, что у них [военных ВСУ] в голове.

— Как вы сами относитесь к тому, что в Белгороде стало неспокойно?

— Самый главный показатель моего отношения — это то, что моя семья здесь, и я тоже здесь. Надо будет — будем предпринимать какие-то действия. В любом случае в любой [Роскомнадзор] нет ничего хорошего. Но мы имеем то, что имеем, и с этим надо считаться.

— Если возвращаться к радио, то как получилось, что на частоте 105.2 после перегруппировки российских войск в Харьковской области вместе российской радиостанции «Харьков Z» начала ловить украинская станция? Это связано с радиовышками, как ранее сообщалось в медиа?

— Я понимаю, что передатчики попали украинцам в руки, и они начали сюда это транслировать. Как у них это технически получилось — не знаю.

— Как в итоге решилась проблема с частотой? Её заглушили?

— Частоту 105.2 занимаем теперь мы, а «Люкс.FM» теперь не будет вещать на этой частоте. На ней будем вещать мы. Это всё технически прорабатывается нашей командой.

— Для Z-FM уже готов список программ или хотя бы примерный плейлист?

— Всё это сейчас находится в разработке. В любом случае, это будут новостные, как мы условно их назовём, «сводки», но название изменится. Будут новостные программы, да. Ещё в проекте будет условный «стол заказов», под которым подразумевается следующее: есть наш военнослужащий, а связи с ним нет, потому что у них забирают телефоны с интернетом, и связь там не всегда хорошо работает. И вот этот военнослужащий где-то включает радио, слушает его, и его мама, жена, сестра, дети и друзья могут заказать песню и передать ему «привет», весточку из дома.

— Что подразумевается под «новостными сводками»?

— Когда мы говорим «сводки» — это условно. Мы ориентируемся только на официальные источники: министерство обороны, военно-гражданские администрации освобождённых территорий, а также администрации ДНР и ЛНР, и, если будут какие-либо интересные вещи у военкоров, то со ссылкой на них мы тоже готовы давать эту информацию.

— На Z-FM появятся какие-то авторские программы?

— Это всё планируется, но что будет конкретно, я не могу сказать, — всё это пока в разработке. Всё будет внедряться по мере готовности.


Сейчас у «фронтового радио» есть свой сайт, над наполнением которого ещё продолжают работать. Там же указаны спецпроекты радиостанции — «Здравствуй, сынок» (стол заказов для российских военных и их семей), а также Малькевич Live, который описывается как «информационный проект — „Стрим освобождения“ Александра Малькевича с освобождённых территорий при участии корреспондента RT Константина Придыбайло».

— Планируется ли на радио какой-то контент для беженцев из Украины?

— Да, мы изначально позиционировали себя как радио для местных жителей, военнослужащих, их семей и, в том числе, для переселенцев с территории Украины. Конечно, будет какой-то контент, но пока нужно продумывать этот вопрос: каким он должен быть: информационным или развлекательным? Или может им будет интересно узнавать реальные новости оттуда (речь про зону СВО — прим. Ф.)? Я думаю, что на это не потребуется много времени, поэтому мы всё проработаем и придём к какой-то временной программе.

— Есть ли какое-то понимание, по каким критериям будут включать тех или иных артистов в плейлист или, наоборот, не включать?

— Я думаю, что мы точно отсеем тех, кто у нас теперь нелицеприятно выражается о нашей Родине. Я думаю, что эти люди не попадут в наши плейлисты. За этот почти год очень много появилось людей, которые раньше были известны в узком кругу. Взять того же Акима Апачева — в прошлом году в TilTok везде был его трек «Лето и арбалеты». Когда началась спецоперация, он продолжил писать музыку, стал военкором и, собственно, почему бы не включить его в плейлист? Сейчас он у многих на слуху. Ещё есть местные группы и довольно известные луганские и донецкие [группы]. И конечно ещё есть, например, Юлия Чичерина. Сколько раз она выступала с концертами [на Донбассе]?! У неё даже есть песня «На передовой»! Скажем так: будут все наши.


На сайте Z-ФМ есть хит-парад «Музыка декабря» с «самыми популярными, любимыми военными и патриотическими, современными новинками, которые звучат в эфире». Первые три строчки в этом плейлисте занимают певец SHAMAN с треком «Встанем», «Арбалет» с песней «Время Z», а также певица Вика Цыганова, которая исполняет композицию про ЧВК «Вагнер».

— То есть, условно для радио отсеиваются так называемые «иноагенты»?

— Можно и так сказать.

— Как вы стали главным редактором на радио? У вас был журналистский опыт до этого?

— Раньше я работал в Life.ru, работал в «Царьграде», но у меня нет профильного журналистского образования. В Белгороде я закончил медицинский колледж, в Санкт-Петербурге — РГПУ, а сейчас учусь в Херсонском государственном университете в магистратуре на направлении «Государственное и муниципальное управление». Последние два года я пишу для федеральных изданий, а в августе я уехал в Херсон и начал там работать на местном телеканале «Таврия».

Там я работал до октября, пока 20 числа меня и других российских журналистов не эвакуировали. В ноябре мне поступило предложение приехать поработать на «Первом Харьковском» телеканале. Я согласился, потому что родился в Белгороде. Хоть восемь лет здесь и не живу, но мне, конечно, близка тема Белгорода и Харькова. Так всё с радио и телеканалом срослось.

Открытие Z-ФМ, фото из телеграм-канала Александра Малькевича

— С 2014 года вы много пишете о России и Украине. На это повлияло то, что вы участвовали в «Антимайдане» в 2014 году?

— Если возвращаться к 2014 году, то мне тогда было 18 лет. После этого мои взгляды прогрессировали, прогрессировали, и потом я пришёл к журналистике.

— Почему в 2014 году вы решили, что вам нужно принять участие в событиях на Украине и поехать туда?

— Я отвечу вопросом на вопрос: вы из Белгорода?

— Да, а что?

— Мне всегда казалось, что для белгородцев [съездить в] Харьков — это условно всё равно, что добраться с Харьковской горы на «Сокол». Это было настолько всё родное, что когда я приехал в Харьков, а там был «Правый сектор» (*признан экстремистским и запрещён в России), «Карпатская сечь», причём это всё не харьковчане были, а люди из Кривого Рога, Западенщины, у меня возникло ощущение, будто это ко мне пришли домой. Условно на нашей Соборной площади собрались какие-то люди и кричат: «Москаляку на гиляку». Для нас это кажется смешным, мы думаем, что это невозможно, но в Харькове это произошло. Это произошло в абсолютно русском городе. И понятно было, что рано или поздно всё выльется в боевые действия, но вылилось в итоге в боевые действия на Донбассе, а потом уже вся Украина заполыхала. Это родное. Я даже не знаю, как это объяснить.

Даниил Черных с российским флагом в Харькове в 2014 году, фото с личной страницы Даниила

— Вы были не только в Харькове, но и в Донецке. Расскажите подробнее про своё участие в событиях 2014 года.

— На «Миротворце» можно почитать, за что меня туда внесли (на сайте «Миротворец» указано, что Даниила внесли на сайт за «участие в пророссийских митингах и захвате Харьковской ОГА в марте 2014» прим. Ф.). В январе в Донецке я участвовал в защите Донецкой облгосадминистрации. Там в принципе была очень лояльная полиция, и она пресекала попытки захватить её. Человек только доставал арматуру, и его сразу же пытались скручивать. Местные активисты тоже успевали отработать по этим людям. В отношении Харькова вспоминаем февраль и почему всё началось: шёл «Майдан», захват облгосадминистрации, и она была захвачена. «Майдан» собирался на памятнике Ленина, на площади Свободы.

Сейчас этого памятника уже нет, его снесли. Вопрос, собственно, состоял в том, что они приехали его сносить. Я вообще по своим взглядам монархист, но тогда получилось так, что условный монархист защищает памятник Ленина. Это условный сюрреализм 2014 года, но всё же [он был]. Под этими памятником реально собрались люди с разными взглядами, но за одну идею, что Харьков — это русский город, и им Европа не нужна, и мы жителей города в этом поддерживаем.

Даниил на площади Свободы в Харькове в 2014 году

На баррикадах на площади всё проходило спокойно до 1 марта. В это время там был большой митинг, где на тот момент выступал мэр Харькова и губернатор Харьковской области Михаил Добкин. Они не смогли остановить толпу, и здание харьковской администрации было взято. Украинские флаги сняли, и один из протестующих повесил на здании администрации российский флаг. Это вызвало народное ликование.

Всем казалось, что вот сейчас всё начнётся. Мы ехали в Белгород и прочли новости, что Совет Федерации дал согласие на ввод войск неизвестно куда. Мы думали, что едем, и сейчас нам на встречу поедут танковые колонны защищать русский Харьков, но, к сожалению, тогда ничего не случилось, и колонны всё-таки ушли в Крым, но это тоже было неплохо на тот момент, и сейчас тоже хорошо, — вспоминает молодой человек.

В своих соцсетях Даниил выкладывал большое количество фотографий с «Антимайдана» в Харькове. Например, фото с площади Свободы, где он был одним из тех, кто не давал снести памятник Ленину, а также фотографию с черно-жёлто-белым флагом Российской империи возле здания харьковской областной администрации, в штурме которой он участвовал.

— Помним всегда первый день марта! Это была наша весна. Запомните! Ни Крымская, ни Донецкая и Луганская, это была «Русская весна»! — в 2018 году написал на своей странице Даниил о событиях 2014 года в Харькове.
Даниил возле ОГА Харьковской области
Штурм ОГА Харьковской области

— Участие в «Антимайдане» и события после отразились на вас?

— Конечно, восемь лет этой тягомотины, по-другому не скажешь, отразились. Этому многое было посвящено. Я занимался гуманитаркой, ездил на Донбасс к ополченцам. Всё это повлияло. Я вспоминаю 24 февраля, когда все ожидали, что это начнётся в ближайшие дни, но [начнётся] не после 23 февраля. Кто начинает спецоперацию после праздника? Интересно получилось. Да, конечно, это повлияло. Я не раз говорил, что русские земли, которые там есть, должны вернуться в Россию. Эти восемь лет были потеряны в плане людей.

Тот же Херсон — русский город, который и остаётся таким с большИм, но не бОльшим процентом проукраинского населения. К сожалению, за восемь лет мы потеряли этих людей, хотя я уверен, что до 2014 года они были абсолютно адекватными людьми: ездили в Россию, и родственники у них есть в России. Теперь на мировой арене подтверждается то, о чём мы говорили. Я никогда не поддерживал Минские соглашения, потому что наши парни шли в наступление. Дебальцево, всё было хорошо, а потом подписывают какие-то соглашения, и, пожалуйста, фрау Меркель теперь говорит, что мы просто дали Украине время.

— Вы никогда не участвовали в боевых действиях?

— Напрямую нет.

— Но в сети есть ваши фотографии из Донецка, где вы встречаетесь с членом батальона «Спарта». Вы просто поддерживаете общение с военными?

— На фотографии, которую вы видели, есть ещё один белгородец. Мы были знакомы с ним до 2014 года, а потом встретились в Донецке. Я также хорошо общался с подразделением «Варяг», с артиллеристами, и мы до сих пор с ними находимся в хороших отношениях. Поймите простую вещь: там человек проявляется. Если в нём что-то хорошее, оно выйдет наружу. Я общался со многими ополченцам. Мне с такими людьми приятно общаться.

Даниил с членом батальон «Спарта »


Батальон «Спарта» — отдельный разведывательный батальон специального назначения морской пехоты, который входит в «Народную милицию ДНР». Его участники известные участием в боях за Славянск и за Донецкий аэропорт в 2014 году.

— В сети также есть ваше фото с руководителем ДШРГ «Русич» Мильчаковым. С ним вы тоже поддерживаете общение?

— Я с ним виделся один раз. Мы пожали друг другу руки и больше не виделись. Я понимаю, что это противоречивая для многих личность, но для меня — нет. По одной простой причине: те, кто его критикует, сидят на московских, питерских, екатеринбургских диванах, а он со своим подразделением все эти годы не ходил по эфирам и не рассказывал, а занимался подготовкой в том числе и новых бойцов. И поэтому одни там, а другие здесь. Если хотят покритиковать, пожалуйста: военкоматы работают, «Вагнер» людей принимает, спецназ тоже. Повоюйте, а потом критикуйте.

Даниил с Алексеем Мильчаковым, фото со страницы Даниила Черных


Диверсионно-штурмовая разведывательная группа (ДШРГ) «Ру́сич» — боевой отряд русских неонацистов, принимавший участие как в боевых действиях на Донбассе с июня 2014 по июль 2015 года на стороне ЛНР и ДНР, так и во время спецоперации на Украине в составе российских войск. Командира отряда Алексея Мильчакова, не скрывающего своих политических взглядов, в разные годы обвиняли в убийстве животных с особой жестокостью и пытках украинских военных на Донбассе. В своих соцсетях он также выкладывал фото убитых им военных и предметы с изображением свастики. Известно, что в 2022 году Депутат Госдумы Анатолий Вассерман даже подавал в Следком заявление на ДШРГ «Русич», воюющую за ЛНР, с просьбой проверить их деятельность. В своём телеграм-канале представители «Русича» публиковали рассуждения об украинских пленных, в которых они призывали не брать никого в плен и заявляли, что «смерть для врага должна быть не наказанием, а облегчением».

— В Интернете также есть очень критические публикации о вас самом. Например, в одной из статей вас называют «белгородским фашистом», приводят фото 2010-х годов, где вы делаете запрещённое нацистское приветствие. Как вы можете это прокомментировать?

— Я отношусь к этому как к ошибке молодости. Эти фотографии, про которые вы говорите, были сделаны в 2012 году. Я знаю, о чём речь. Моя правая рука лежит у меня в кармане, и с тех пор она больше не поднимается.

— То есть, это просто была ошибка молодости?

— Да. Тогда у меня были определённые взгляды, которые потом эволюционировали. В чём-то они были радикальными... Я не люблю поднимать эту тему: было и было. Да, я накосячил, но никого вроде бы не обидел, и хорошо. Если я кого-то обидел, заранее прошу прощения. Сейчас я говорю ещё раз: кто хочет покритиковать, давайте съездим, например, в славный город Алёшки (город в Херсонской области — прим. Ф.) и поговорим там. На диване сидеть все горазды, но если я такой плохой, но я взял, сорвался и поехал, а патриоты сидят дома, то вопрос, кто из нас больше патриот?

— Вы знаете, кто написал критическую статью про вас?

— Я не знаю, кто это написал, но я знаю, что это был кто-то из Украины. Там есть целая подборка людей от радикально правых до умеренно правых взглядов. Я всю эту подборку видел. Там и Павел Губарев который воюет сейчас, и Алексей Мильчаков, и Александр «Варяг» Матюшин. Там столько людей, которые в узкой прослойке все на слуху, и многие из них все эти восемь лет продолжают отдавать своё время, свои деньги и жизни ради нашей Родины.

— Как вы лично к этому относитесь?

— Пусть критикуют. Я могу кого-то покритиковать и за большие дела. Почему я например не могу покритиковать службы безопасности Украины, которая крышевала наркотрафик на Украине, начиная с Одесского порта? Можно ли их критиковать? Я считаю, что можно. Я критикую, меня критикуют. Один — один, скажем так.

Опять же вопрос про наркотики: почему я не могу покритиковать командование Вооружённых сил Украины или других каких-то непонятных подразделений, которые сажают на тяжёлые наркотики своих подчинённых? Можно ли их критиковать? У меня есть статья по этому поводу, я общался с несколькими наркологами об этом, и они чётко говорят, что их реабилитация вряд ли возможна. Да, за них можно побороться, но, по сути, их жизни в опасности. Можно ли критиковать? Да, меня тоже покритиковали — бывает, ничего страшного.

Даниил Черных, фото из соцсетей

— Возвращаясь к нынешнему времени: как вы восприняли 24 февраля?

— В понедельник, если не ошибаюсь, это было 21 число, признали независимость ДНР и ЛНР. Мы с товарищами отмечали сей славный момент, потому что реально этого долго ждали. Мы понимали, что скоро начнётся, потому что всё к этому шло. Наступает 23 февраля — выходной день. Всё хорошо, вроде сумки собраны, они давно были на тот момент собраны. Наступает 24 февраля. Я сплю, никого не трогаю, а в 8 утра мне звонит бывшая жена и говорит, что началась [Роскомнадзор]. Весь день у меня было какое-то чувство, что это всё быстро пройдёт, хотя было какое-то сомнение определённого рода, но казалось, что это всё [быстро закончится].

Вышло, к сожалению, не так, как хотелось. Казалось, что это будет быстро, это будет легко, но, с другой стороны, я видел этих людей в Херсоне, которые с радостью говорили: «Дайте нам российский флаг». Да, нас многие ждали как освободителей. Мы ждали, что сейчас вернётся наша имперская территория, которая была утрачена сначала в 1917 году, потом в 1991-м, и казалось, что вот-вот, но не сложилось. Пока не сложилось. Опять же, всё ещё впереди.
Валерия Кайдалова

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

​​«Если вы видите такого ребёнка, поздоровайтесь». По-детски наивное и доброе интервью с белгородскими тьюторами о работе с детьми с аутизмом

​​«Если вы видите такого ребёнка, поздоровайтесь». По-детски наивное и доброе интервью с белгородскими тьюторами о работе с детьми с аутизмом

«„Октябрь“ начал превращаться в ДК». Блиц-интервью с экс-директором культурного центра «Октябрь» Ильёй Кархановым

«„Октябрь“ начал превращаться в ДК». Блиц-интервью с экс-директором культурного центра «Октябрь» Ильёй Кархановым

В Белгороде сыграют спектакль «Я здесь» на основе интервью из женской колонии для несовершеннолетних. Пять монологов осуждённых девушек, которые легли в его основу [12+]

В Белгороде сыграют спектакль «Я здесь» на основе интервью из женской колонии для несовершеннолетних. Пять монологов осуждённых девушек, которые легли в его основу [12+]

Белгородец пожаловался губернатору на радиостанцию с антироссийскими песнями

Белгородец пожаловался губернатору на радиостанцию с антироссийскими песнями

В Белгородской области запускают радио Z-FM

В Белгородской области запускают радио Z-FM

«Я за игру по правилам». О чём Евгений Савченко говорил в интервью на радио

«Я за игру по правилам». О чём Евгений Савченко говорил в интервью на радио

«Когда я увидела свет в Белгороде, я заплакала». История женщины, которая бежала из Харькова с трёхлетней дочкой с аутизмом

«Когда я увидела свет в Белгороде, я заплакала». История женщины, которая бежала из Харькова с трёхлетней дочкой с аутизмом

«Нам говорят, что такой сильной команды ещё не было». Новый гендиректор «Белоблводоканала» — о проблемах предприятия, судимости сотрудников и задачах от губернатора

«Нам говорят, что такой сильной команды ещё не было». Новый гендиректор «Белоблводоканала» — о проблемах предприятия, судимости сотрудников и задачах от губернатора

Замена ТикТоку. Белгородская певица Анастасия Коробейникова — о том, что заставляет блогеров переходить в Yappy

Замена ТикТоку. Белгородская певица Анастасия Коробейникова — о том, что заставляет блогеров переходить в Yappy

«Я спросил у...». Разговор с нейросетями о будущем смартфонов

«Я спросил у...». Разговор с нейросетями о будущем смартфонов

«Не могу пропускать всё, что происходит вокруг». Как житель Корочи оставил работу и стал зарабатывать на паблике «Короча наизнанку»

«Не могу пропускать всё, что происходит вокруг». Как житель Корочи оставил работу и стал зарабатывать на паблике «Короча наизнанку»

Особенные дети. Как финалист конкурса «Педагог-психолог России» из Белгорода помогает детям с аутизмом

Особенные дети. Как финалист конкурса «Педагог-психолог России» из Белгорода помогает детям с аутизмом