Энергетики уже провели первый этап проверки сетей, повторная проверка ожидается накануне проведения экзаменов. «Белгородэнерго» провело первый этап проверки школ, где весной и летом белгородские школьники будут сдавать ЕГЭ. — Схемы электроснабжения образовательных учреждений региона приводятся в состояние максимальной надежности. Для оперативного решения вопросов установлена прямая телефонная связь с представителями муниципальных администраций и органов образования районов. В дни проведения аттестации дежурство оперативно-выездных и ремонтных бригад районов электросетей будет усилено, рассказал заместитель главного инженера по оперативно-технологическому и ситуационному управлению — начальник центра управления сетями «Белгородэнерго» Алексей Брязгунов. Внеплановая диагностика проводится на трансформаторных подстанциях, линиях электропередачи, от которых запитаны образовательные учреждения, выбранные в качестве площадок для проведения единого госэкзамена, а также на вводно-распределительных устройствах самих школ. Энергетики уже завершили первый этап проверки энергооборудования. По результатам освидетельствования составлены акты обследования сетей электроснабжения школ, лицеев и гимназий. Второй этап пройдет непосредственно перед госэкзаменом. В Белгородской области экзамены будут проходить в 43 школах. Сдавать ЕГЭ будут 7,5 тысячи человек. Досрочный период сдачи ЕГЭ проводится с 21 марта по 23 апреля, основной — с 27 мая по 30 июня. Профессор кафедры филологии НИУ «БелГУ», доктор филологических наук Светлана Кошарная объясняет разницу между разговорным употреблением слов и нормами русского языка, а также то, почему СМИ должны склонять Шебекино.Многолетние споры вокруг топонима «Шебекино» выявляют общую языковую проблемы современности: надо ли полагаться только на устную традицию или всё же язык (письменный, литературный язык) должен подчиняться строгим нормам. На самом деле ответ кроется в самом вопросе. Если речь идет о литературном языке, языке письменном, языке СМИ, то тут действуют общие для всей территории функционирования национального языка правила, единые, вне зависимости от региональной специфики. И эти правила являются основой, фундаментом для существования единого национального языка, не позволяют ему распасться.Безусловно, наряду с письменным языком, единым для всей нации, существуют региональные формы существования языка (диалекты, полудиалекты), которые не подчиняются нормам, но базируются на устной традиции, но эти формы используются в бытовой общении и, следовательно, не имеют никакого отношения к письменной речи, официальной, деловой.Иными словами, если вам хочется называть свёклу бураком (замечательное диалектное слово, яркое, достойное устного бытования и фиксации в диалектных словарях) или свеклόй (просторечная форма, противоречащая литературной норме), называйте, но знайте при этом, что норме русского литературного языка (письменно закреплённого, единого для всей страны (от юга до севера), а также для всех русскоговорящих во всём мире) такие факты речи не соответствуют.Равным образом названия населённых пунктов на -ино (к которым относится и название Шебекино) также изменяются согласно общим правилам единого для нас всех русского литературного, письменно закреплённого языка.В устной бытовой речи никто не может запретить человеку говорить так, как он привык, но, если речь идёт о применении литературного, письменного языка, то, как говорится, будьте добры следовать правилам и нормам.Так, «Русская грамматика-1980» в параграфе 1220 сообщает: «Географические названия на -ово, -ево и -ино, -ыно: Иваново, Бирюлёво, Кунцево, Сараево, Болдино, Бородино, Голицыно и подобные в современной разговорной, профессиональной, газетной речи обнаруживают тенденцию к неизменяемости».Несмотря на это, в письменной речи, в соответствии с действующими грамматическими правилами, географические названия на -ов(о), -ёв(о), -ев(о), -ин(о), -ын(о) склоняются (!): В небе над Тушином (газ.); Речь идёт об аэропорте в Шереметьеве (газ.).Несклоняемость географических наименований позволительна в следующих случаях:Если такое наименование является приложением к одному из следующих обобщающих слов: село, деревня, посёлок, станция, становище, реже — город: в селе Васильково, в посёлке Пушкино, в деревне Белкино, на станции Гоголево. Если населённый пункт назван собственным именем известного лица: около Репино (название посёлка под Ленинградом), недалеко от Лермонтово (название небольшого города около Пензы)».Так что в письменной речи норма остаётся нормой, а следовательно, можно сказать «в городе Шебекино» и «в городе Шебекине», но только — «в Шебекине».В параграфе 1219 «Русской грамматики» приводятся примеры подобных наименований населенных пунктов и правила их изменения:Именительный падежГолицын-оОдинцов-оРодительный падежГолицын-аОдинцов-аДательный падежГолицын-уОдинцов-уВинительный падежГолицын-оОдинцов-оТворительный падежГолицын-омОдинцов-омПредложный падежГолицын-еОдинцов-еТаким образом, несмотря на существование устойчивой устной традиции в речи жителей города Шебекина (или города Шебекино, но только Шебекина), где название этого населенного пункта выступает как несклоняемое, письменные тексты должны опираться не на эту устную традицию, а на кодифицированный (литературный) язык и правила, регулирующие этот литературный язык. Иначе нормы окажутся окончательно размытыми, и литературный язык при таких установках на следование только устной традиции того или иного региона переродится в полудиалект, где не действуют никакие правила и каждый говорит так, как «Бог на душу положит», что неизменно привело бы не только к упадку уровня грамотности и общей культуры населения, но — в конечном итоге — к распаду единого национального языка, ибо именно языковые нормы обеспечивают его единство для всех говорящих на нем. За судебным заседанием наблюдал специальный корреспондент «Фонаря» Владимир Корнев. Мастер Крамаренко, проверявший 5 августа злополучный люкОпроверг Соломенников и данные о том, что Наталья Бараковская прыгнула за дочерью в колодец, — он привёл информацию следствия, по которой мать и её подруга подбежали к люку и стали звать на помощь. Усомнился представитель «Белводоканала» и в том, что в тёмное время суток Бараковская не знала о существовании колодца, так как семья живёт в непосредственной близости от него: «Местность знакомая и не знать, что там находится колодец, нельзя».— Можно, — тихо ответил Сергей Бараковский. Адвокат не отреагировал на замечание и продолжил.Соломенников пояснил, что согласно показаниям врачей в ноябре 2015 года, ребёнок о случившемся «даже не вспоминает». Он попросил приобщить к делу справку от 3 декабря с диагнозом «Минимальные мозговые дисфункции», поставленном девочке и распечатку из интернета об этом диагнозе. По словам представителя «Белводоканала», заболевание является распространённым у людей в детском возрасте и утверждать, что оно было получено после падения в люк, нельзя.Адвокат истца Елизавета СагулякинаОтветить представителю «Белводоканала» пожелал Сергей Бараковский.— Люк находится возле магазина. Они шли от дома на площадку, где почти ежедневно играются дети. Это место (люк — прим. ред.) находится по дороге к месту, к этой площадке. И ссылаться на то, что там не подойти, огорожено там — я не вижу в этом (правды — прим. ред.)… И супруга утверждает, что прыгала в люк — и все проходившие рядом, включая подругу, видели, что она, может, и не прыгала, но спускалась туда. Ничего не смогла сделать и поднялась обратно.— Но как тогда при должной осмотрительности двухлетний малолетний ребёнок смог перелезть 70-сантиметровый забор, если она постоянно следила за ней? — воскликнул представитель «Белводоканала».— Я согласен, но там не «пролезть» или «подлезть» можно, а просто обойти его с двух сторон, — ответил Бараковский.Судья попросила истцов более подробно объяснить, какие моральные страдания испытали Наталья и Лиза Бараковские — то есть, за что они просят более миллиона рублей компенсации. В это время явно удивлённый ответом отца ребёнка адвокат «Белводоканала» шептался с руководителем управления водоотведения и уточнял, действительно ли забор можно было обойти.— В первую очередь, довод ответчика об отказе в возбуждении уголовного дела, то есть уголовной ответственности, не говорит об отсутствии гражданской. Естественно, мать в случае происшествия с её собственным ребёнком будет предпринимать все возможные действия, чтобы ему помочь. В любом случае она будет испытывать сильнейшие моральные и нравственные переживания, и, конечно же, будет испытывать стресс, — пояснила представитель истца.Судья понимающе закивала.— В дальнейшем переживания матери приобрели длящийся характер, так как ребёнок проходил лечение: сначала попал в реанимационное отделение и лечился от пневмонии, затем была выявлена инфекция вследствие того, что ребёнок проглотил некоторое количество стоков. Приятного мало, естественно. Адвокат сказала, что иммунитет ребёнка после произошедшего ослаблен и «наверняка это как-то отразится на её будущем здоровье». Сагулякина признала, что «в осознанном варианте» произошедшее Лиза не вспоминает, но у неё беспокойный сон, девочка разговаривает во сне, а когда проходит мимо люков, прижимается к маме и папе.— Один момент, – попросил слова папа Лизы. — На тот момент, когда следователь допрашивал супругу, мы и сами подтверждали, что воспоминаний никаких нет. И врач говорил, что потом это всё «вскроется». А сейчас мы идём в магазин и ни с того ни с сего она говорит: «Я боюсь упасть вниз». И просится на руки. Женщина проведёт в колонии четыре года и восемь месяцев. В четверг, 16 июля, пресс-служба Шебекинского районного суда опубликовала решение по делу местной жительницы, сбившей двух школьниц. В апреле 2015 года женщина, управляя автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, сбила двух девочек и попыталась скрыться с места преступления. Одна школьница скончалась, другой причинён тяжкий вред здоровью.Суд приговорил подсудимую к четырём годам и восьми месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами в течение трёх лет. Исковые требования матери погибшей девочки о взыскании с подсудимой материального ущерба и компенсации морального вреда удовлетворены полностью: подсудимая выплатит более 1 миллиона ру
$ 59,50
 63,94
 2,17
-4 °C

Как я не смогла выполнить редакционное задание

На прошлой неделе мы включили в редакционный план статьи на две темы. Первый материал, который мы хотели взять для работы, должен был быть посвящён долгосрочной целевой программе, содействующей занятости инвалидов. Согласно проекту, работодатели оборудуют места для инвалидов, им возмещают материальные затраты, людей с ограниченными возможностями трудоустраивают, — всем хорошо.

Второй темой было строительство пансионата для пожилых людей «Золотая осень» в Шебекинском районе. По поводу этого проекта высказывался даже губернатор Евгений Савченко, наказав подготовить проектно-сметную документацию до конца 2015 года.

Обе темы важные и социально значимые, по поводу обеих хочется воскликнуть: «Благое дело делаем, товарищи! Верной дорогой идём!». Мы составили список вопросов и организаций, к которым нужно было обратиться за информацией.

Вопросы наши были безобидными, а список экспертов довольно обширен — хотелось посмотреть на ситуацию с разных сторон.

Узнать подробности о проекте по трудоустройству людей с ограниченными возможностями мы пытались через управление по труду и занятости департамента внутренней и кадровой политики области. С нами общались два специалиста — первый заместитель начальника Валентина Кочеткова и консультант управления Анна Боровская. Обе предложили обратиться в их подразделение посредством письменного запроса на имя первого заместителя губернатора Белгородской области — начальника департамента внутренней и кадровой политики Валерия Сергачёва. Мы рассказали им о существовании федерального закона «О СМИ» и 39-й статье, согласно которой «редакция имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений, их должностных лиц. Запрос информации возможен как в устной, так и в письменной форме». После этого нам сообщили, что устное общение возможно с разрешения хотя бы пресс-службы областной администрации.

Следующим пунктом для возможного получения информация было областное казённое учреждение «Белгородский центр занятости населения». Заместитель директора Людмила Сопотова уже начала было с нами общаться, сказав, что информации много, она готова и «даже есть буклеты по теме», но вспомнила, что необходимо разрешение директора Сергея Подопригоры. Мы тут же позвонили Сергею Владимировичу, который немедленно предложил обратиться с письменным запросом через руководство — управление по труду и занятости, куда, напомню, мы уже обращались, и откуда нас отправили в два места за разрешением. Мы и здесь терпеливо объяснили директору центра занятости некоторые пункты закона «О СМИ», в частности касающиеся права на устный запрос информации. Сергей Подопригора попросил перезвонить ему через 30 минут. Через это время сотрудник центра занятости уведомил нас, что директор ушёл на совещание, а нам велел передать, чтобы мы обращались в управление по труду и занятости.

По второй теме — строительстве пансионата для пенсионеров — мы для начала позвонили первому заместителю департамента здравоохранения и социальной защиты населения — начальнику управления социальной защиты населения области Сергею Степанову. Нам сказали, что он отсутствует, и предложили обратиться к начальнику отдела закупок для государственных нужд Александре Светличной. Но Александра Ивановна ответила, что обращаться нужно к Сергею Владимировичу. И мы снова стали звонить Степанову. Пообщаться нам с ним так и не удалось.

Секретарь отдела организационно-аналитической работы проектной деятельности внутреннего контроля Галина Пещерова передала нам, что Сергей Владимирович просит перезвонить в конце следующей недели, поскольку ещё «всё определяется». Отметим, что незадолго до нашего звонка Степанов давал информацию о пансионате или, как его ещё называют, «социальной деревне» на заседании правительства. Мы объяснили сотруднику, что имеем право на оперативное получение информации, равно как имеем право запросить её устно. Галина ушла от телефона и долго с кем-то совещалась, но, вернувшись, снова предложила пообщаться через неделю.

Затем мы обратились в местное отделение партии «Единая Россия», чтобы узнать, включено ли строительство пансионата в федеральную программу «Старшее поколение». После нескольких перебросов с номера на номер нам предложили самостоятельно найти депутата областной думы Ирину Севостьянову, которая является соруководителем проекта. По рабочему номеру депутата Севостьяновой, указанном на сайте облдумы, в течение дня никто не отвечал.

Позвонили мы и в Пенсионный фонд, где пресс-секретарь Виктория Ковалёва пообещала уточнить интересующую нас информацию и перезвонить. Виктория исполнила обещание, таким образом обеспечив нам наше законное право на устный запрос информации.

Наконец мы позвонили в пресс-службу областной администрации.

— У нас все работают одинаково — через письменный запрос, — не оставила нам шансов заместитель начальника пресс-службы губернатора и правительства отдела Лариса Кудинова. На наш вопрос о праве на устное общение нам было предложено позвонить руководителю пресс-службы и пресс-секретарю губернатора Дмитрию Ткачёву, который «объяснит нам, как у нас в области работает закон о СМИ».

— Вам действительно проще было бы направить запрос, и вам бы дали письменный ответ. Реализация права на устный запрос зависит от того, какого рода информация: она требует аналитической подготовки или её достаточно просто прокомментировать руководителю структуры, — объяснил Дмитрий Ткачёв.

«Мне пояснили, что запрашиваемая вами информация требует отдельной подготовки. Ели вы направляете письменный запрос, его бы сразу расписали в работу, направили тем структурам, которые задействованы и сделали бы сводную информацию. И вам бы было уже проще работать с теми данными, которые вам бы в письменном виде направили в установленный законом срок — мы это контролируем».

— В порядке устного запроса лучше всего связываться с руководителем. По закону «О СМИ» вы имеете право на устный запрос. В Белгородской области это зависит от рода информации, которую вы запрашиваете.

На вопрос, почему Лариса Кудинова заявила, что у нас все СМИ работают одинаково, Ткачёв прокомментировал, что речь идёт о «сложившейся практике» и «рекомендованной для работы со СМИ схемой».

«СМИ, о которых она говорила, удобнее работать через письменный запрос. Им удобнее направить информацию с различного рода вопросами, получить сводный общий ответ, не названивая во все структуры параллельно», — пояснил Ткачёв.

— Вы можете пробовать с устными запросами, но я вам рекомендую оформлять письменный запрос, чтобы получить качественную информацию. Но если случилось ЧП или что-то такое, то оперативную информацию вам дадут.

Дмитрий Ткачёв объяснил требования большинства структур обращаться к ним даже в письменным запросом не напрямую, а через вице-губернатора Валерия Сергачёва «сложившейся практикой». Он отметил, что мы первые, кто сообщил ему, что, например, врачи лечебных учреждений нашего региона не соглашаются давать комментарии напрямую без письменного запроса, направленного в департамент здравоохранения и социальной защиты области.

На вопрос, не противоречит ли это закону о СМИ, пресс-секретарь сказал: «Не нам с вами это обсуждать».

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости