В 2017 году в НИУ «БелГУ» на факультете журналистики студентов бакалавриата и магистратуры начнут обучать на новом направлении подготовки «Медиакоммуникации». Завкафедрой коммуникативистики, рекламы и связей с общественностью, профессор Евгений Кожемякин рассказал «Фонарю», зачем сегодня нужны специалисты по медикоммуникациям, что их ждёт во время обучения и где они смогут найти работу после завершения вуза. — Евгений Александрович, расскажите, что такое «Медиакоммуникации» и чем это направление отличается от журналистики? — Медиакоммуникация — это область деятельности, которая связана с использованием новейших медийных платформ для передачи и распространения разного рода информации. Понятно, что сейчас мы живём в медийном мире, полностью модернизированном: здесь стремительно появляются, сменяют друг друга различные коммуникационные средства, в том числе мобильные, цифровые технологии, интернет, мультимедийные средства. Без этого человеческая жизнь уже практически невозможна, но далеко не многие могут использовать эти средства в профессиональных целях. Евгений Кожемякин, фото leaderstime.ruПеред журналистами стоит серьёзный вызов: информацию необходимо сейчас распространять более динамично, более мобильно, более оперативно, чем это было раньше. Рекламисты сталкиваются с потребностью говорить с аудиторией на их языке, использовать те средства, которым доверяет аудитория. Специалисты в области развлечений также должны адаптировать контент к потребностям аудитории, делать его более привлекательным, более интересным для людей. И учитывая то, что аудитория всё больше и больше привязана к этим мультимедийным средствам, возникает необходимость появления новых специалистов, которые могли бы адаптировать контент к новейшим мультимедийным технологическим платформам с учётом формата, технологических требований этих средств. Такими специалистами и являются специалисты в области медиакоммуникаций. В системе российского образования такое направление подготовки является новым, официально оно было утверждено в 2015 году. Оценив свои возможности, мы решили в вузе, что сможем вести подготовку специалистов в этой новейшей сфере.— Кто относится к специалистам медиакоммуникаций? — Сюда относятся контент-менеджеры, event-менеджеры, арт-директоры, креативные директоры, редакторы сайтов, администраторы сообществ в соцсетях — все те люди, которые могут использовать мультимедийный средства для решения важных профессиональных задач. — А насколько сегодня база НИУ «БелГУ» позволяет готовить таких специалистов? Есть ли всё необходимое? — Что касается технической базы университета, то она совершенствуется и, надеюсь, в течение этого года мы увидим перемены в лучшую сторону. Более того, мы планируем проводить занятия на базе организаций, которые занимаются медиакоммуникативной деятельностью. Кроме того, в рамках журналистики, рекламы и PR мы на протяжении многих лет настраиваем наших студентов на работу с мультимедийными средствами, поэтому у нас уже есть наработки, результаты, теоретическая, практическая и техническая базы. Но, конечно же, всё нужно совершенствовать. — Какие дисциплины будут изучать поступившие в бакалавриат и магистратуру? — В связи со спецификой медиакоммуникаций можно выделить три блока: творчество, технологии и менеджмент. К творческим дисциплинам относятся те дисциплины, которые касаются дизайна. В дисциплинах технологического плана студентов будут обучать работать с технологиями. Здесь мы будем привлекать IT-специалистов, преподавателей, которые компетентны в этой области. Пока, на первом этапе, мы рассчитываем на собственные силы, а в будущем, возможно, будем привлекать других специалистов. В этом году мы обязательно будем сотрудничать с практиками, планируем даже двухлетний мастер-класс, который они будут вести. Будут кураторы мастер-классов, которые организуют весь учебный процесс в рамках дисциплины. Они будут приглашать тех людей, которые смогут обучить. Что касается теоретиков, то, я думаю, что мы сами справимся. Но программа ориентирована на практику, поэтому однозначно будем привлекать специалистов. — Какие рейтинги у этой программы и сколько российских университетов уже обучают специалистов медиакоммуникаций? — Мы четвёртые в стране, кто будет обучать специалистов в этой сфере. О рейтингах пока говорить рано. Нужно, чтобы прошёл хотя бы год обучения, чтобы можно было оценивать. При открытии этих направлений подготовки мы ориентировались на тот небольшой опыт, который уже был у некоторых наших вузов, но всё-таки мы исходили из наших возможностей, приоритетов, запросов регионального рынка труда, поэтому у нас направление программы немного отличается от других вузов. — Разработана ли программа для магистров или в этом году только бакалавров будут набирать? — Программа разработана и для бакалавров, и для магистров. В этом году мы будем набирать и тех, и других. Я думаю, что магистрантам будет не сложно осваивать новую программу без профильного бакалавриата. Обычно в магистратуру поступают очень разные люди, с разным уровнем подготовки, с разными специализациями — вплоть до технических специальностей. Таким, конечно, бывает сложно, ведь всё-таки журналистика — не простая наука для непосвящённых людей. Здесь мы думаем, что таких больших сложностей не будет, поскольку речь идёт о том, как адаптировать информацию, с которой уже работают те, кто поступают к нам в магистратуру, под различные технологические медиаплощадки. Магистратура открыта для всех: можно поступать и журналистам, и рекламщикам, и педагогам. Правда, магистратура сложнее бакалавриата. Если бакалавров мы будем учить адаптировать контент к формату мультимедиа, распространять, взаимодействовать с аудиторией, то магистратура — это то, что направлено на формирование умения управлять этим процессом. В магистратуре будет больше исследовательской деятельности, много дисциплин будет, направленных на организацию исследования медиасреды.Фото leaderstime.ru— Будут ли бюджетные места? И какая стоимость на договорной основе? — В этом году мы планируем набор только на договорную основу, а с 2018 года рассчитываем, что у нас будут бюджетные места. Что касается стоимости, то это находится в компетенции администрации вуза, и решение будет принято в конце мая, ближе к началу приёмной кампании. — Каким абитуриентам будет интересно учиться на этом направлении подготовки? — Это привлекательно для тех абитуриентов, которые, во-первых, хорошо разбираются в IT-технологиях, стремятся к самосовершенствованию в профессиональной сфере, во-вторых, мы ждём абитуриентов креативных, творческих, у которых много идей, много интересных проектов. Это направление даёт возможность реализовать себя в технологическом и креативном плане одновременно. Смысл медиакоммуникаций — соединить технологии и креатив. — Нужны ли какие-то дополнительные навыки для поступления? — Сейчас у всех есть какие-то элементарные навыки: у всех смартфоны, цифровая техника, все в интернете, в соцсетях. Вопрос в том, что люди пользуются всем интуитивно, не понимая, зачем и как можно использовать функционал IT-технологий в мультимедиа. Здесь как раз мы их будем ориентировать на то, что весь этот функционал можно использовать профессионально, в журналистских целях, с целями продвижения научных и образовательных проектов. — А пригодятся ли поступающим журналистские навыки? — Безусловно, они нужны. Важно умение писать, поэтому один из главных предметов ЕГЭ у нас — это литература. Но здесь всё равно речь идет больше о навыках редактора и литератора. Но журналистику они должны знать. Нужно знать, как устроено СМИ, как оно функционирует, по каким правилам играют журналисты, пиарщики. Поскольку одними из главных заказчиков будут СМИ. — А какие экзамены им нужно будет сдавать при поступлении? — Будущим бакалаврам нужно будет сдавать три ЕГЭ: русский язык, литературу и обществознание. По каждому предмету вуз устанавливает минимальное пороговое значение, которое гарантирует участие в конкурсе. В магистратуре будет всего один устный экзамен. Он называется «Медиакоммуникации, реклама и связи с общественностью и журналистика». Мы планируем оценить абитуриентов, поступающих в магистратуру, в этих трёх областях. При наличии можно предъявить портфолио в виде научных статей. За это даются дополнительные баллы. — Не возникнут ли проблемы с трудоустройством у будущих бакалавров и магистров медиакоммуникаций? — Я думаю, что выпускники трудоустроятся без проблем. Они будут востребованы, поскольку все профессиональные сферы, которые работают с аудиторией, с информацией, сейчас движутся в этом направлении. Я думаю, что у выпускников будут очень широкие возможности трудоустройства — это и СМИ, которые выходят в интернет, и индустрия развлечений, и практически любые организации, которые имеют свои аккаунты и страницы в соцсетях, занимаются распространение фото-, аудио- и видеоматериалов. Компании, которые строят свою деятельность на презентационной части, поскольку специалист медиакоммуникаций занимается event-менеджментом. Организация вебинаров, мастер-классов, показов, презентаций — это все тоже входит в компетенции специалистов. Сфера здравоохранения, науки, образования — все сферы, которые строят взаимоотношения на интерактивном взаимодействии с аудиторией, посредством медиа. Рынок труда динамично развивается в этом направлении. Сегодня специалисты медиакоммуникаций и журналисты имеют абсолютно разные задачи: задача журналиста — добыть информацию, а медиаспециалиста — помочь ему правильно упаковать эту информацию. Редакторы «Комсомольской правды» и «Белгородского бизнес-класса» стали обладателями дипломов второй и первой степени соответственно. Главный редактор журнала «Белгородский бизнес-класс» Елена Песчаная и региональный редактор «Комсомольской правды» в Белгороде Евгения Гребеник стали победителями ежегодного регионального конкурса журналистских работ среди средств массовой информации Центрального Черноземья. Елена Песчаная получила диплом первой степени в номинации «Большая стройка» за статью «Переоценка ценностей». В материале журналист разбиралась с новой системой кадастровой оценки недвижимости и её последствиях для владельцев «сооружений, помещений и объектов незавершенного строительства».Евгения Гребеник получила диплом второй степени за репортаж «Как санкцио
$ 59,66
 66,68
 2,29
+21 °C

Непреображающие действительность

У меня сформировалось мнение, что многие ждут от журналистов чего-то своего — положительных «охов и ахов», корректировок выступлений, нужных комментариев, материалов информационной повестки дня «сверху». При этом считается нормальным отказывать в праве на профессиональное мнение, редакционную политику, ответы на устные запросы и, что самое главное, на самоопределение и выбор. Хотя главная задача журналиста, на мой взгляд, не преображать действительность, а отображать её.

Журналист — не писатель, который может художественно преломлять реальность в своём воображении, отталкиваясь от идеи и замысла текста. Журналисту отведена роль летописца — что вижу, то и пишу. Конечно, это довольно утрированное представление о журналисте как об акыне, но в обобщённом плане оно ближе всего к моему пониманию этой работы. Увы, тезис «журналистика — четвёртая власть» всё реже и реже приходит на ум, потому что архитекторами жизни являются представители других профессий. И если благодаря какому-то материалу и удаётся что-то поменять, то это, скорее, исключение, чем правило. Но дело в ожиданиях — от нас ожидают многого, и при этом многие сами считают, что сделают это дело лучше нас самих. В журналистике свою компетентность чувствуют чиновники, врачи, спортсмены, деятели культуры, архитекторы и другие. Они все знают, как нужно правильно, по их мнению, журналисту выполнять свою работу.

Вот я вам предлагаю правки, которые вы должны внести в свой текст...

Там есть какие-то фактические ошибки?

Нет, но я...

Если нет фактических ошибок, мы оставляем текст без изменений.

Журналист не приходит к врачу с готовым рецептом, как его лечить. Он не появляется в кабинете главного архитектора с генпланом, как изменить город. Он делает своё дело — он показывает, что происходит, даёт высказаться тем, кто имеет отношение к происходящему, а читателю самому сделать выводы о том, что это было. Очень простая и, казалось бы, понятная схема — ничего не надо придумывать, надо просто честно излагать так, как есть на самом деле. «Правду говорить легко и приятно». Но всё чаще сталкиваешься с тем, что говорить правду без прикрас — это своеобразная смелость.

Вы ищете только плохое, цепляетесь к мелочам. Почему вы не хотите посмотреть на картину целиком?

Так мы же ориентируемся на мнение тех, кто был там, и кто об этом высказывает своё мнение.

Там было много и тех, кто не увидел этого и так не считает.

Конечно, есть те, кто не увидел и не считает. Их может быть и десять, и двадцать, и тысяча. Но среди этих десятков, сотен и тысяч разве не может быть одного мнения, которое будет идти вразрез с остальными? Причём идти вразрез не потому, что «человек хочет погубить благое дело, на которое убито столько сил», а потому что этот человек хочет, чтобы это самое благое дело стало ещё лучше, чтобы это была не статичная картинка с тщательно выведенными штрихами, на которую можно только любоваться, а всё-таки иногда, чтобы рядом с ней можно было поставить фотографию, на которой не будет ни тени «фотошопа». Возможно, кого-то разочарую, но журналист — не сыщик с лупой, который ищет что плохо лежит и как бы посмачнее «очернить происходящее». Хотя, возможно, для кого-то это тоже принцип работы. Лично я за естественную красоту — мне в сто раз приятнее видеть женщину временами ненакрашенной, уставшей и с мешками под глазами, чем каждый раз встречаться с «архитектором», который затеняет «окна», подчёркивает «кладку» и усиливает «фундамент». Нет ничего красивее, чем быть естественным.

Почему вы о нас не пишете? Вы знаете, сколько мы всего делаем. Мы столько вкалываем...

Так и мы вкалываем тоже...

Но вы же журналисты, вы должны делать свою работу...

Журналиста превращают в лошадь, которая должна везти телегу по строго выделенной колее. Были когда-нибудь в лесу на грунтовой дороге после дождя? Там часто от проезжающих машин образуются колеи, из которых практически невозможно выбраться, если ты уже туда попал. Вот и приходится в этой колее двигаться, никуда не сворачивая и не вмешиваясь в происходящее на дороге, так как у тебя просто нет возможности это сделать. Многим кажется, что работа журналиста — это и есть езда в этой самой пресловутой колее: у тебя есть ориентир, у тебя есть направляющая (ни шагу вправо или влево — нельзя, «не рекомендуют», «у нас так не принято», «не положено»), и ты должен быть послушной лошадью, которая тянет эту телегу. В моём представлении путь журналиста — эта та же грунтовая дорога, с её кочками, ямками, подъёмами и спусками, лёгкой качкой, но с ощущением свободы движения. Ты добровольно выбираешь эту дорогу, но тебя никто не заставляет лезть в колею.

Марь Ивановна никогда такого про коллег не говорила. Как вам не стыдно?

Так у нас же есть диктофонная запись разговора с Марь Ивановной, где она это говорит. Вам прислать?

И интервью, и публичное выступление предполагают, что информацию узнают не только сам интервьюер или зрители, которые присутствовали при выступлении. Пассажи «вырвано из контекста» и подобные имеют место быть, когда ты действительно берёшь только самое лакомое из большого выступления кого бы то ни было. Но, если текст выступления (интервью) взят целиком или практически целиком, в чём вина журналиста, который это сделал? Ах, да. Наверное, в том, что не согласовал, не сгладил углы... Конечно, это дико непрофессионально — просто взять и передать всё, что было, без всяких прикрас и словесных излияний из серии «скупой слезы, скатившейся по его мужественной щеке» и подобных художественных оборотов, кочующих из одного текста в другой и якобы создающих нужный эффект...

Хотя чего я об этом говорю? Может быть, когда-то кто-то из журналистов приучил, что он может сделать лучше, чем было, что сам поправит и подредактирует, если что-то не так. Может, сами журналисты когда-то дали понять, что готовы преображать реальность, чтобы она была чуточку приятнее и больше радовала глаз, и начали писать картину, а не отображать происходящее. Может, сами журналисты дали повод думать, что это нормально и должно работать именно так. В таком случае получается, что и винить в том, что журналистов воспринимают именно так, надо, в том числе, и их самих...

Ошибок не надо бояться, как не надо бояться говорить правду — тогда, возможно, и удастся поменять ситуацию. Ведь честное мнение, высказанное в лицо, даже если оно и убийственно неприятное, лучше слухов, пущенных за спиной, дежурных фраз и лицемерных улыбок. Я хочу оставаться честным, отображать, а не преображать, фотографировать, а не сглаживать и «фотошопить». Вся редакция «Фонаря» тоже. Надеюсь, мы не одиноки в этом.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости