​День печали как он есть

Колонка главного редактора «Фонаря» ко Дню печати-2022 — празднику со «слезами и привкусом сажи», как его назвал один из наших читателей.

День печали как он есть. За 2021 год по профессии журналиста потоптались, кто и как мог. Во-первых, расцвела аудитория потребителей. Воспитанные ранее потреблять материальное, люди перенесли своё ожидание, что им все должны, на редакции: «журналисты должны то, журналисты должны это, а ещё лучше, чтобы всё и сразу». Причём должны в одностороннем порядке: должны делать, а часть аудитории скривит губы и скажет: мне не нравится это, развлеките меня, да ещё канкан станцуйте. Уходит понимание, что такое журналистика и зачем она нужна.

Во-вторых, падает медиаграмотность аудитории. Нападки из серии: «а вот те написали иначе, зачем вы нам врёте?» или же «все факты правильные, но у вас не та риторика» стали обыденностью. Человек не пытается разобраться в многообразии мнений, фактов, достоверного и не очень, а пытается слепить из этого какого-то своего собственного Франкенштейна, который, когда начинает закономерно разваливаться, становится в их глазах свидетельством плохой работы журналистов. Людям что-то не нравится, но вместо того, чтобы искать причины в себе и выстраивать своё медиапотребление, опираясь на проверенные источники, предпочитают идти по более лёгкому пути: обвинить журналистов и медийщиков в этом.

Фото Вадима Игнатова

В-третьих, государство «позаботилось» о СМИ, поставив им отметки, чтобы все знали, кто свои, а кто якобы чужие. Повальное записывание в иноагенты за контекстную рекламу Google, переводы между своими банковскими картами и прочее, даёт понять, что критическая журналистика сейчас государству не нужна, должна быть только пропаганда единой генеральской линии, чтобы, не дай Бог, население не воспитало в себе критический взгляд на происходящее и не стало сомневаться в правильности генеральской линии.

Пропаганда получила долгожданную поддержку, вытеснив из профессии большое количество тех, кто делал журналистику (увы, это не только федеральное веяние, но и региональное тоже), и заменив их на тех, кто в головы вкладывает не разумное, доброе, вечное, а образы врагов, которые везде вокруг и ждут, чтобы напасть и что-то разрушить. Сеять ненависть и агрессию — это плохая инвестиция, так как озлобленность вокруг ни к чему хорошему не приведёт. Журналист должен быть отображателем действительности, а не творцом агрессивных смыслов, которыми он пичкает аудиторию. Хотя... это для меня он должен быть таким, а кому-то, возможно, именно таким, каким он сегодня становится, он и нужен.

В-четвёртых, в нашей профессии много людей, которые всё пропускает через себя, кто перебаливает то, что несут нуждающиеся, — их беды, проблемы, разочарования. Это сильно истощает эмоционально, так как поток тех, кто приходит с болью, не уменьшается, а журналистам сложно бывает выстроить вокруг себя стену, чтобы сберечь собственное здоровье. Много в нашей профессии одиноких, перегорающих и выгорающих людей, имеющих психологические и физические проблемы. И всё это происходит не потому, что журналист — слабый человек, а просто потому, что вынести всё это действительно очень и очень сложно, тем более, что все эти профессиональные вещи и трудности слабо кто себе представляет, если он не варился в этом сам. Коллеги, держитесь. Профессии нужно, чтобы вы, несмотря на всё это, оставались в строю. Нам всем это нужно.

В-пятых, поводов для печали может быть ещё очень и очень много: низкие зарплаты; новые принимаемые «рамки» и законы; новые странные и не вписывающиеся в картину мира требования; новые «флажки», переход за которые грозит чем-то новым, логику которых уже не понять; всё больше «должны» и меньше «имеете право». Всё это есть, но и мы, коллеги, есть. Есть те, кого я ещё могу назвать коллегами, а не «коллегами», поэтому надо продолжать. Через силу, через сложности, через тернии.

Мы, журналисты, нужны обществу, чтобы оно было здоровым. Мы нужны, чтобы люди понимали, что происходит, чтобы они знали, как мы на самом деле живём и к чему движемся. Чтобы осознавали, что мир сложнее, чем им пытаются навязать. И что красок серых вокруг больше, чем белых и чёрных. Печальное настоящее не должно убить наш жизненный оптимизм. Любите профессию, она нужна. Жизненно нужна. Сил вам. Сил нам. С праздником!
Андрей Маслов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.

Похожие новости

«У журналистики нет задачи спасения души — за этим надо идти в церковь». Как замминистра связи России спорил с руководством белгородского журфака

«У журналистики нет задачи спасения души — за этим надо идти в церковь». Как замминистра связи России спорил с руководством белгородского журфака

В Белгороде собирают деньги на мемориальную доску на дом журналиста Константина Битюгина

В Белгороде собирают деньги на мемориальную доску на дом журналиста Константина Битюгина

Эпидемия чумы, арестованные нигилисты и 140-летний многожёнец. Как Белгород упоминался в зарубежных СМИ

Эпидемия чумы, арестованные нигилисты и 140-летний многожёнец. Как Белгород упоминался в зарубежных СМИ

Старооскольский блогер и журналист «Мира Белогорья» стали призёрами конкурса «Ростелекома»

Старооскольский блогер и журналист «Мира Белогорья» стали призёрами конкурса «Ростелекома»

Белгородские журналисты сняли фильм про Юру Марадону [видео]

Белгородские журналисты сняли фильм про Юру Марадону [видео]

Белгородский областной суд оставил без изменения решение о взыскании почти 130 тысяч рублей с журналиста, критиковавшего чиновника

Белгородский областной суд оставил без изменения решение о взыскании почти 130 тысяч рублей с журналиста, критиковавшего чиновника

Места в журналистике хватает всем

Места в журналистике хватает всем