Перечёркнутая жизнь. Как уберечь подростков от последнего шага

Откуда берутся 20-летние дети, зачем в школе нужно обращать особое внимание на тихих учеников, как соцсети подталкивают к самоубийству и почему родительству нужно учить с детства.

В январе 2016 года в городскую полицию позвонили школьницы, которые рассказали, что их подруга готовится к самоубийству. Полицейские вместе с сотрудниками отдела по делам несовершеннолетних и психологами срочно отправились к родителям девочки и в школу, где она учится. Они успели поговорить с ребёнком, её близкими и преподавателями и предотвратили трагедию.

В 2015 году в Белгородской области пять несовершеннолетних пошли на отчаянный шаг и попытались покончить жизнь самоубийством, ещё семерых подростков спасти от этого не удалось. В следственном управлении СК России по Белгородской области по каждому факту провели проверки и не нашли оснований для возбуждения уголовных дел. В каждом из случаев следователи пришли к выводу, что дети ушли из жизни добровольно, по причинам, о которых мы уже не узнаем.

Совершеннолетние дети

Заведующая кафедрой психологии НИУ «БелГУ», профессор, член общественного совета при УМВД Белгородской области Валентина Гребнева рассказала о своём видении проблемы детских суицидов:

— В психологии есть периодизация, согласно которой подростковый возраст — это 10–14 лет. Но сейчас границы подросткового возраста расширились по психофизическим, психологическим, поведенческим характеристикам. Я сужу, опираясь на собственные наблюдения, — научных доказательств пока нет. Подростковый возраст стал наступать раньше, а заканчиваться гораздо позже. Он может длиться до 21 года. И вот мы считаем, что 15–21 год — это юноши, но на самом деле это ещё подростки с несформировавшейся психикой, с неустановившимся гормональным фоном. Это касается и суицида — мы думаем, что это взрослый человек, что у него уже всё хорошо, а он совершает суицид, потому что у него неустоявшаяся психика. Этого нет в СМИ, но об этом надо говорить. Что касается нижних границ, то сейчас мы можем наблюдать попытки суицида даже в семилетнем возрасте. Семилетние дети приходят в школу, у них расширяются социальные контакты, они уже могут взаимодействовать с интернет-технологиями и совершать по образцу какие-то действия. В моей практике был случай, когда семилетний мальчик смотрел в интернете, как совершить суицид при помощи удушения. Не было никаких явных причин для самоубийства, он просто смотрел, как это делается. Потом стал повторять, и в последний момент пришла мама. Лишь поэтому не произошло непоправимого.

Не хватает любви и нет выхода

Валентина Гребнева рассказала о так называемых скрытых суицидах.

— Есть разные виды скрытого суицида: алкоголизм, членовредительство, отказ от пищи. Сейчас много девочек-клиенток с анорексией, хотя раньше их не было. Они появились в последние три года. Это дошло и до нашего региона.

На данный момент у меня наблюдаются три подростка… Есть в социальной психологии понятие «окно Овертона». Это концепция о том, что любую идею можно за пять шагов довести до сознания и убедить людей в том, что некое явление может существовать. Сейчас подобное происходит с теми же анорексией и суицидом. Сначала ребёнок думает: как так можно убить себя?! Потом он смотрит передачи, картинки, игры, мультики, и у него формируется мнение, что это допустимо, хотя он пока не соотносит этого с собой. А на пятом этапе это становится нормой.

Гребнева считает, что увеличение или уменьшение числа суицидов имеет свои причины:

— Пик суицидов, в том числе детских, был в 1992–1994 годах, потом в 2002–2004 годах. Сейчас наблюдается явный спад. Пики и спады суицидов всегда связаны с продажей алкогольных напитков и распространением наркотических средств. За последний год у меня было достаточно много обращений от родителей и учителей по поводу употребления детьми наркотических средств, также увеличилось количество обращений по поводу суицидов. В школах скрывают факты употребления детьми наркотических средств, такое невыгодно афишировать, потому что это пятно на школе…

Психолог подробно озвучила причины, по которым подростки решают уйти из жизни:

«Причина детских суицидов — неудовлетворённость базовых потребностей. Первая и главная в подростковом возрасте потребность, — это потребность в любви и принятии. Она формируется ещё в дошкольном возрасте, с трёх до пяти лет. Если ребёнка любят, слушают, с ним есть физический контакт, то в подростковом возрасте эта потребность уже не станет столь остро неудовлетворённой, ведущей к суициду. Там, где ребёнку не хватает любви и внимания, позже пойдёт компенсация в виде желания любви мальчика или девочки, а если он не получит этого, то почувствует себя одиноким. Ещё одна причина — неспособность найти выход из сложившейся ситуации, ощущение безнадёжности. В школу пришёл, «двоек» нахватал — мама убьёт, ребёнок не знает, к кому пойти поплакаться. Или, допустим, у девочки случилась попытка изнасилования или первый сексуальный контакт. Её правильно воспитывали, и она в ужасе от того, что может случиться. Ситуация безвыходная, и она совершает суицид. Две основных проблемы — неудовлетворённая потребность в любви и привязанности и безвыходность ситуации. Позже идёт потребность в самооценке. Особенно это касается отличников, победителей олимпиад. У них очень высокий уровень притязаний, и если они чего-то не достигли, у них могут возникнуть суицидальные намерения.

Но причины не всегда бывают ясны. Была ситуация, когда девочка пошла к подружке. Никаких явных признаков не было, что ей что-то не нравится, что с ней что-то происходит. Они пообщались. Девочка сказала, что пошла домой. Подружка сказала, что она ушла весёлая. А та в тот же вечер покончила с собой…».

Правильная и неправильная профилактика

Уполномоченная по правам ребёнка в Белгородской области Галина Пятых отметила, что наш регион по показателю детских и подростковых суицидов не выходит за пределы статистики по стране.

— Но я считаю для себя кощунственным говорить, что у нас мало суицидов. Даже один случай — это трагедия для области, потому что мы потеряли ребёнка. Мы ведём статистику суицидов среди несовершеннолетних жителей области, и, по нашим данным, в 2015 году был отмечен рост таких происшествий — было пять суицидов, тогда как в 2014 году завершённых суицидов было три. Если обращаться к прошлым годам, то много суицидов было в 2011 году. Тогда по распоряжению губернатора была создана рабочая группа, в которую вошли представители психолого-педагогического центра, комиссии по делам несовершеннолетних. Я тоже была в её составе. По каждому случаю мы выезжали на места в муниципалитеты, смотрели в школах документацию, работу психолога, общались с семьями погибших подростков. Мы постарались проанализировать каждый случай, чтобы более глубоко понять причины ухода из жизни, итоговая аналитическая справка была предоставлена губернатору, после чего он распорядился создать региональный сводный план по профилактике суицидальных проявлений среди детей и молодёжи. В этот план включили мероприятия, которые охватывали весь спектр жизнедеятельности подростков, обратили внимание на здоровый образ жизни и дополнительное образование. После работы по этому плану пошло снижение количества самоубийств. В 2015 году снова началось увеличение, поэтому мы стали бить тревогу и искать причины — значит, какие-то вопросы мы всё-таки пропустили, недоработали.

Психолог Валентина Гребнева говорит, что важно знать, как предупреждать суициды:

— Нужно, чтобы среда не дала возможности совершить суицид. Например, должны быть закрыты крыши, чтобы на них нельзя было попасть.

В школах, к сожалению, есть исследования склонностей к суициду. Поясню, почему к сожалению. Те диагностические методики, при помощи которых можно выявить суицидальность, должны быть серьёзными, стандартизированными, но их далеко не всегда используют. Часто берут анкеты с такими вопросами: пытался/не пытался, говорили ли об этом твои друзья. Эта анкета даёт человеку, который никогда об этом не думал, информацию о том, что можно об этом подумать. Вот это плохо.

Но какую бы мы профилактику не проводили, к сожалению, эти ситуации будут повторяться. Нужно заниматься, скорее, не профилактикой суицидов, а профилактикой деструктивных явлений: продажи алкоголя, насилия в школе. Считаю, что СМИ нужно запретить показывать сцены насилия. Также необходимо внимательно относиться к ребёнку, особенно, если заметили, что он начал употреблять слова, связанные с суицидом, царапать, резать руки, ни с кем не разговаривает, у него изменилось поведение и настроение, он не хочет идти на контакт. Учителям нужно говорить родителям не то, что ребёнок сегодня получил «двойку», а то, что у него было какое-то не такое настроение. Надо обращать внимание не на того, кто сегодня дрался и кидался во всех шапками, а на того, кто сидел в углу и вообще ни в чём не участвовал. А то потом говорят: он был такой тихий, хороший, а вот это сделал. Всё потому, что мы обращаем внимание не на то.

Валентина Гребнева также обратила внимание на роль интернета в теме самоубийств:

— Не секрет, что в интернете сегодня можно найти призывы к суициду. Дети с неустойчивой психикой, с какими-то серьёзными проблемами могут откликнуться на подобные призывы. Это называется эффект Вертера. Американские учёные пронаблюдали, что как только даётся информация о суициде, сразу увеличивается количество самих суицидов.

Уполномоченная по правам ребёнка в Белгородской области Галина Пятых рассказала, как организуется работа в этом направлении:

«В 2011 году ещё не блокировали сайты негативной направленности, потому что не было 436-го федерального закона „О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию“. До возникновения этого закона было достаточно сложно, так как интернет был своеобразной выгребной ямой. Мы анализировали случаи суицидов и видели, что в них иногда мелькало интернет-пространство: либо подросток выходил с завидной регулярностью на сайты с суицидальной направленностью, либо состоял в какой-то деструктивной группе. Например, у одного мальчика на телефон были закачаны песни соответствующей тематики. Всеми этими вопросами дальше занимался Следственный комитет. Я тоже стала изучать интернет и нашла 15 сайтов, которые пропагандировали суицид и где было около 200 различных способов совершения самоубийства. Мы подготовили исковое заявление в суд с указанием IP-адресов этих сайтов. Октябрьский суд заявление удовлетворил, и эти 15 ресурсов были закрыты. Но это была разовая работа, а в 2012 году, когда появился 436-й закон, мы много ездили по всей области, пропагандировали и раскрывали его содержание среди родителей, педагогов и детей. Поэтому сейчас, если кто-то обнаруживает такие сайты или страницы, он может обратиться к нам. У нас уже отработан механизм выхода на федеральный уровень. Можно также позвонить на телефон доверия 8 (800) 2000-122. Там специалисты смогут дать психологическую рекомендацию, как вести себя, если ребёнок заходит на подобный сайт. Родители зачастую этого не знают, им сложно, а одними запретами ничего не добьёшься. Там же могут передать информацию о сайтах в органы, которые уполномочены решить этот вопрос».

Омбудсмен также обратила внимание на некоторые новшества, которые скоро должны появиться в профилактической работе с подростками.

— Управление молодёжной политики предложило такую технику, как работа кибер-дружин. Мы связались с Лигой безопасного интернета в Москве. Они приедут к нам в область и обучат молодёжь правильно работать и сразу реагировать в интернет-пространстве.

Галина Пятых считает, что каждому ребёнку, предпринявшему суицидальную попытку, должна быть оказана психологическая помощь, но сейчас эта работа происходит только тогда, когда есть запрос.

«Если говорить о правах ребёнка в глобальном плане, то в каждом таком случае происходит пренебрежение к его состоянию, а, значит, в моральном отношении это ущемление его прав. И, главное, чтобы родители это понимали. Перестаньте думать о себе, подумайте о своём ребёнке. В том числе, если была попытка суицида. Думайте не только о том, что он ест, во что одет, а и о том, что у него внутри, о чём он думает, чем занимается, по каким сайтам ходит. Заведите привычку раз в неделю смотреть поисковую строку ребёнка. Если ребёнок маленький, поставьте „замок“ на интернет».

***

В процессе подготовки материалов мы также нашли в одной из соцсетей сообщество с суицидальной тематикой. В нём было много видеороликов, подробно показывающих различные способы самоубийства. Играющие на фоне видеоряда треки содержали призывы к уходу и жизни, романтизируя этот процесс. Количество подписчиков паблика приближалось к 10 тысячам человек. Судя по комментариям, основной аудиторией этого ресурса были подростки и молодые люди. Подобные ролики вызывают чрезвычайно сильные эмоции даже у взрослых, поэтому, вероятно, на нестабильную психику подростков они действуют во много раз сильнее. Редакция «Фонаря» обратилась в полицию с просьбой помочь заблокировать эту группу. На сегодняшний день страница сообщества заблокирована и занесена в реестр запрещённых ресурсов.

«Профилактика — дело школ и детских садов»

Психолог Валентина Гребнева рассуждает о роли школы в жизни детей:

— Беда в том, что сегодня школа ориентирована только на тестирование, но она не занимается воспитанием. Ребёнок, который не совсем хорошо успевает, должен проводить в школе большую часть своей жизни. Сейчас нет смысла получать информацию — она уже есть везде, нужно уметь с этой информацией жить.

Есть ряд суицидов, связанных с прессингом в школе. Это тоже относится к неразрешённым ситуациям. Ребёнок ни с кем не может поделиться, потому что ему стыдно, или он считает, что его не поймут. Например, девочке говорят: ты девочка ещё, а у нас уже есть сексуальные партнёры, и ты должна делать то же самое. А она не может, потому что воспитана по-другому. У ребёнка не должно быть неразрешённых ситуаций. Нужно принять изнасилованного ребёнка, понять, если он скажет, что попробовал сигарету или наркотик. И школа обязательно должна заниматься этими проблемами.

Галина Пятых также считает, что школа обязана профессионально обращаться к проблеме подростковых суицидов:

— Для школьных психологов были выработаны методические рекомендации по использованию адаптивных психологических методик. Но мы увидели, что психологи не всегда готовы работать с подростками, пытавшимися совершить самоубийство, они не знают реабилитационных программ. А вопрос профилактики — это дело школ, детских садов и всего социума. Вообще школы и училища идут нам навстречу, разрабатывают планы профилактики, работают на воспитание у детей позитивного настроя.

В 2016 году мы инициировали разработку проекта по реабилитационной работе с детьми, совершившими попытку суицида. Также мы проводили анкетирование, чтобы выявить группу риска среди подростков. В ближайшие два года будет организована серия семинаров, на которых школьные психологи будут обучаться работе с подростками с суицидальными мыслями, чувствующими одиночество, не нашедшими поддержку друзей, в семье которых наблюдается неблагополучие, у которых нет контакта с родителями и которые способны на совершение правонарушений. В рамках проекта по профилактике несовершеннолетних проведут семинары, обучающие курсы для педагогов, психологов, социальных педагогов школ и детских садов. У департамента здравоохранения есть также задумка создать суицидологическую службу. Предполагается, что психиатры будут оказывать реабилитационную помощь детям после попыток самоубийства. Думаю, в этом году она начнёт свою работу.

«В одиночестве виновата семья»

Психолог утверждает, что нужно смотреть на то, что получает ребёнок из семьи. С этим с ней согласна и Галина Пятых:

— В процессе изучения каждого случая подросткового самоубийства мы пришли к самому важному выводу о причинах, по которым ребёнок идёт на такой шаг. На поверхности могут быть разные вещи, но всё упирается в то, что ребёнок не видит в этом мире человека, который мог бы его поддержать и понять. И основа такого одиночества ребёнка лежит очень глубоко в семье. Это возникает не в 15–17 лет во время критического возраста, а гораздо раньше. В 15 лет всё это расцветает огромным букетом. Я до сих пор каждый день убеждаюсь в том, что это так и есть.

Психолог Валентина Гребнева обращает внимание на ещё один фактор, который может спровоцировать мысли о самоубийстве:

— Суицид часто происходит в тех семьях, где это уже случалось. С точки зрения психогенетики ребёнку необязательно даже знать об этом. Это передаётся на уровне так называемых семейных мифов: кто-то в семье когда-то сказал об этом факте, или даже не говорят об этом, а произносят что-то такое: «Меня это убивает» или «Хоть петлю на шею вешай». Это становится некой семейной программой, способом решения проблемы именно таким образом.

Галина Пятых считает, что необходимо уделять особое внимание работе с родителями:

— Существует отдельное направление по родителям, которое инициировано и в федерации, и в регионах, — концепция семейной политики. По моему глубокому убеждению, родительству надо учить ещё в детстве, только тогда мы получим грамотных родителей, таких, которые знают психологию будущего ребёнка, знают, как поддержать семейные отношения, как выйти из кризисной ситуации в семье. Мы предложили ввести в школах курс с условным названием «Психология семейной жизни». В каждом муниципалитете занимаются работой с родителями. Сейчас с управлением образования согласовано проведение регионального родительского собрания по безопасности детства. Как будет проходить процедура, я пока не могу сказать. Но уже есть методика онлайн-родительских собраний. Такое мероприятие пройдёт в марте-апреле в преддверии летних каникул.

Справка «Фонаря»

Проблемой пропаганды суицидов в интернете занималась молодёжная организация «Скорая молодёжная помощь». Через суд активисты добились закрытия трёх сообществ во «ВКонтакте», рассказывающих о самоубийствах, а в процессе мониторинга выяснили, что в подобных сообществах состоят около 800 молодых белгородцев.

На тему роли интернета в проблеме суицидов несовершеннолетних также высказались специалисты Роспотребнадзора, которые с 1 ноября 2012 года провели экспертизу более 8152 ссылок на страницы сайтов в интернете.

— 7995 страниц из них содержали информацию о способах совершения самоубийства и (или) призывы к совершению самоубийства. В отношении этой противоправной информации были приняты решения о блокировке страниц интернет-ресурсов.

Управление Роспотребнадзора предлагает всем неравнодушным гражданам в случае обнаружения на страницах сайтов информации о способах совершения самоубийства, а также призывов к совершению самоубийства, сообщать об этой информации с помощью электронной формы на сайте Роскомнадзора.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости