Театр «здесь и сейчас». Пять вопросов чешскому постановщику из Белгорода

Журналист «Фонаря» узнал у чешского актёра с белгородскими корнями, чем отличаются чехи от белгородцев, как развиваются альтернативные театры в Европе, чего особенно не хватает Белгороду и почему отсутствие своей сцены у театра — это не всегда плохо. Также мы приводим монологи белгородских актёров, которые поделились с «Фонарём» своими впечатлениями после тренингов чешского педагога.

В начале сентября в Белгород приехал чешский актёр театра и кино, режиссёр-постановщик и преподаватель театрального мастерства Александр Минаев. Актёр родился в Белгороде и приехал дать три мастер-класса своим коллегами из театра «Новая сцена-2». «Фонарь» пообщался с постановщиком и узнал мнение участников мастер-класса о том, что это было (почитать, что сказали актёры «Новой сцены-2», можно, просто нажав на подзаголовок с интересующей темой или актёром — прим. ред.).

О работе в Чехии и международных связях с Россией

В Чехии Александр Минаев работает режиссёром театра и кино, снимается в фильмах и преподаёт театральное искусство и актёрское мастерство в школе при театре, переводит русских авторов на чешский и наоборот. Но, по словам Александра, это здесь никому не нужно, и он делает это только на голом энтузиазме.

— Так я пытаюсь навести культурные мосты и связи, потому что, к сожалению, за последние семь лет культурная традиция, нить между Чехией и Россией, очень сильно перетёрлась. Взаимного интереса, который был ещё в 2000 году, практически не осталось — чешские театры очень мало ездят на фестивали [в Россию], русские бывают [в Чехии], но к сожалению только там, где выступают звёзды, знакомые русской публике. От меня мало что зависит, но я стараюсь, чтобы мы были ближе, — говорит Александр Минаев.


Александр ставит в Чехии как классику, так и современную драматургию. Например, в декабре 2016 года он поставил «Андеграунд» или «Собственный седой цвет».

— Это совершенно новая английская драматургия, которая состоит практически из обрывков слов, там даже нет предложений. Мы попытались с ребятами это сделать, а 23 сентября у меня будет премьера в большом театре Злина — постановка «Идиот» Фёдора Достоевского. А так, в основном, я ставлю классику. Им проще поверить, что если я поставлю классику, то сделаю это хорошо. Ранее у меня получилось ставить [в Чехии] и «Ревизора» Гоголя, и «Бесов» Достоевского, — рассказывает Александр.

Об актёрах «Новой сцены-2», мастер-классах и западных методиках

— С самого начала я хотел поработать с профессиональными актёрами и предложить им попробовать новые техники и методы, чтобы они посмотрели на свою работу с другого, нового угла зрения, как говорится, стряхнули с себя пыль от стереотипов. То, что Оксана отозвалась, — это просто чудо. За три дня нашего общения и мастер-классов, ребята стали мне как родные, поэтому я буду очень стараться приблизить их через Пражскую академию или через какой-то театр. Я взял на флешке восемь их спектаклей, чтобы попытаться поговорить об этом в Москве, — делится чешский постановщик.

Узнать больше о впечатлениях актрисы Екатерины Немцевой от первого дня мастер-класса

— Когда нам только предложили принять участие в мастер-классе, я сразу для себя решила, что пойду. И не пожалела. Перед первым занятием все заметно нервничали: педагог такого уровня и мы — любительский театр. К счастью, Александр оказался открытым, позитивным человеком, поэтому взаимодействовать с ним было легко. Не прошло и 20 минут занятия, как все уже были включены в работу, и не было ни малейшего намёка на напряжение. «Здесь и сейчас» — первые слова Александра о том, что надо жить сегодняшним днём, ловить момент и выжимать из него максимум. Они как будто включили огромный рубильник и зарядили энергией. «Мягкий взгляд», «сильные ноги», «открытое сердце». Все мы заработали как единый организм. С каждым новым упражнением открывалось второе дыхание. Воздух был пропитан вдохновением и творчеством. К сожалению, три дня — это очень мало. Но то, что с нами произошло, — бесценный опыт, из которого каждый вынес для себя что-то новое. Лично я почувствовала нереальный прилив сил, вдохновения и желания развиваться и двигаться дальше. Хочется сказать Александру большое спасибо. Надеюсь, это была не последняя наша встреча.



— Мастер-класс — это очень интимная вещь. Ты знакомишь людей с новыми техниками, обнажая их, и обнажаешься сам. Главное, чтобы они доверяли и были максимально открытыми, только тогда можно получить хороший результат. Для меня важна работа именно с личностью, а не с артистом поэтому мастер-классы, в первую очередь, были направлены на личность. По этим методикам занимается и школа европейского театра, и нью-йоркская школа театрального мастерства. Это новый подход, который позволят максимально раскрыть внутренний мир личности, чтобы зритель мог точнее понимать то, о чём хочет сказать актёр, — поясняет Александр Минаев.

Читать о том, как раскрылась на мастер-классах актриса Мария Губарева

— На тренингах Александра Минаева я научилась доверять окружающим меня людям и открывать им своё сердце. Он научил достоверно передавать людям свои эмоции, не говоря при этом ни слова. Сначала я была немного зажата, не знала, чего от него ожидать. Когда находишься рядом с Александром, слушаешь, что он говорит, в голове только и мелькают мысли о том, что этот человек в тысячу раз мудрее и опытнее тебя, и тут ты со своим этюдом перед ним пытаешься что-то выразить. Но, как говорит сам Александр: «Кто работает, тот и прав», и все мои страхи быстро развеялись, ведь он работает со всеми наравне, словно друг, он отметит, где ты сделала хорошо, а над чем ещё нужно поработать. Я получила колоссальный опыт и многих его афоризмов я никогда не забуду. Они подходят не только для театра, но и для жизни. Ведь жить проще, когда у тебя «мягкий взгляд», «сильные ноги» и «открытое сердце». Эти три дня, каждый час и минута из них, несомненно, останутся со мной тёплыми воспоминаниями.

По мнению Александра, методики позволяют развиться актёру без традиционных академических школ. По его мнению, американские и европейские театральные школы развиваются и идут вперёд во многом потому, что делают упор на развитие личности самого актёра. Эти три дня в Белгороде он искал систему понимания и общих взглядов вместе с актёрами, а также общую тему, которую они пытались раскрыть. Александр Минаев считает, что, разобравшись в этом, можно работать над любым материалом Вырыпаева, Чехова, Достоевского и любого другого автора.

Актёр Евгений Овчаров — о расширении горизонтов мироощущения и росте личностных качеств

— Всего три дня, но твои горизонты и мироощущения меняются, не с ног на голову, но довольно ощутимо. 12 часов позитива, которые заставляют смотреть на привычные вещи под другим углом и фразы «волевое решение», «кто работает, то и прав», «мягкий взгляд», «открытое сердце». И всё это заставляет, точнее позволяет найти в себе новые возможности для роста, ранее дремавшие. Меняется мотивация, подход к делу, появляется чувство ещё большего сплочения коллектива. И всё это через какие-то весёлые и забавные упражнения за каких-то три дня. Это просто нечто. Единственное сожаление, что всё закончилось так быстро.


— Главное найти эти точки опоры для коллектива, где актёры будут одним целым и каждый будет важен, где не будет иерархии и закрепится абсолютное демократическое понимание на сцене, и абсолютный респект своих партнёров и того, что ты делаешь в жизни, — считает Александр Минаев.

Прочитать, как изменилось отношение к жизни актрисы Алёны Назаровой после мастер-классов

— Мне очень понравился мастер-класс от Александра Минаева тем, что открыл во мне второе дыхание. Я прочувствовала в себе новые эмоции, колоссальный прилив сил! Это время, про которое нельзя сказать «проведено впустую». Пустого там не было ни минуты. Я до конца не понимаю, что происходит, внутри, будто кипит что-то, что хочет вырваться наружу. Это как любовь, наверное. Я стала проще ко всему относиться. «Мягкий взгляд», «открытое сердце» — голос Александра постоянно прокручивается в голове. Или во всем теле. Это фантастически, грандиозно, бесподобно. Это заставляет дышать новым кислородом. Я очень довольна. «У меня все будет хорошо, у меня все будет хорошо!» — в голове раздаются дикие, разрывающие тело крики участников «Новой сцены-2», которые были со мной на мастер-классах. Я чувствовала каждого. Я принимала, понимала их. Подобного никогда со мной не происходило.

По словам Александра Минаева, его больше всего обрадовало и удивило то, что актёры театра «Новая сцена-2» не профессионалы, но всё же внимательно отнеслись к новым пробам.

— Мне показалось, что они сделали огромный шаг и многому меня научили. Мы работали всего три дня, но если бы их было шесть, то, я думаю, мы бы могли поставить часовой спектакль на какую-нибудь тему. Я выбрал две: «Пир во время чумы» и «Зойкину квартиру». Мы остановились на первом варианте, но у нас было всего четыре часа на занятие. Если бы мы занимались по восемь часов, как обычно происходит на мастер-классах, то мы бы смогли что-нибудь поставить и за три дня, — уверен Александр.

Актриса Наталия Гаранина о том, насколько тяжёлыми были три дня мастер-классов

— Не могу сказать точно, что именно мне понравилось больше всего: атмосфера или какое-то отдельное упражнение. Думаю, что всё в совокупности оставило свой след. Было местами тяжело, местами очень тяжело, но интерес конечного результата и сам творческий процесс двигали на протяжении всех трёх дней. Первый день прошел с непонимаем происходящего, но каждый последующий затягивал всё больше, и к концу я подошла с запасом новой энергии и внутренним подъёмом. По ходу занятий ощущалось, что рамки стеснения, зажатости расширились. И от этого, определенно, стало легче действовать. Были упражнения, когда требовалось проявить фантазию, импровизировать. Больше всего подействовали именно они, дали импульс. И, конечно, по окончании появилось опустошение, хотелось продолжения, но и полученного вполне достаточно для движения вперед.


Об альтернативном театре в России и в Европе<

— То, что делают ребята, — это альтернативный, пластичный театр, не имеющий каких-то шаблонов. Мне очень близко работать с такой формулировкой, как «здесь и сейчас». Мы об этом очень много слышали в академии, но так и не поняли, что это такое, и вот, наконец, спустя много лет своей практики, я может быть приблизился к пониманию и увидел на сцене, что значит «здесь и сейчас». Одно плохо, что нет у них своей сцены, но, с другой стороны, это ведёт альтернативные формы к смерти потому, что они играют свои спектакли и на улице, и в комнате, и в подвале, и на крыше. Мне кажется, что это очень здорово, — рассказывает Александр Минаев.

Актёр «Новой сцены-2» Андрей Берёзкин — о театре «здесь и сейчас»

— Выдыхаю воздух. Ощущаю, что больше такого никогда не повторится. Несмотря на грусть уходящего момента, я рад. За эти три дня произошло многое. Я начал больше наслаждаться моментом, ведь я живу только «здесь и сейчас». Я испробовал себя в новых эмоциях, ранее избегаемых мной. Я стал более свободен в своем теле. Я рад, что был на этом тренинге, — говорит актёр «Новой сцены-2» Андрей Берёзкин.


Александр рассказывает, что в Чехии больше альтернативных театров. Там к этому положительно относятся и ищут возможность посмотреть альтернативные спектакли. По мнению Александра Минаева, альтернативные театры двигают всю чешскую и средне-европейскую культуру вперёд.

— Это говорит о желании и стремлении людей вырваться из своих стереотипов. Вся альтернатива возникает в Европе от переизбытка желания выразить что-то в других формах. Последние российские спектакли я видел в Москве полгода назад. Это была «Демократия» и «Лада или радость» в РАМТе, и я рыдал потому, что ничего такого я не видел ни в Чехии, ни в других театрах, но это совсем другой материал и другие формы, потому мне очень тяжело сравнивать. Это же живое искусство. Педагоги великолепные и там, и здесь, просто условия жизни и воздух другие немного. Здесь особо не подумаешь о культуре, когда нечего кушать,а там, грубо говоря, лучше не поедят, но пойдут в театр. Я, конечно, преувеличиваю, но желание встретиться с каким-то искусством и театром [в Европе] велико, — рассказывает чешский актёр.

Актриса Анастасия Оболенская об атмосфере на мастер-классах

— Три дня творческого счастья, полное доверие педагогу, партнёрам, себе. Каждое занятие ждали как праздник, к каждому готовились с радостью. Атмосфера принятия — вот, что было все эти 12 часов интенсивной работы. Описывать то, что мы делали сложно, это переживания внутренних процессов, это остаётся в коллективе, в партнёре, в тебе. Хочется всё это законсервировать, утрамбовать в себя, присвоить это состояние полета и радости. Как мы рады, что с нами это было, как грустно было расставаться. Но мы ещё встретимся, мы верим, жизнь щедра на сюрпризы!


О том, что тянет на родину, и разнице между Белгородом и Прагой

Последний раз Минаев был в Белгороде два года назад. Он говорит, что старается не разрывать связь с коллегами, учениками и театром, а в Белгород его тянет семья и немногочисленные друзья, которые остались в городе.

— Мне интересно то, что говорят эти люди, чем дышат, потому что через телевизор особо не поймёшь, что их здесь волнует... Мне не надо знать, как живёт русский человек, потому что я и так это знаю, и сам так живу, а то, что делают мои коллеги, мне действительно интересно, — говорит Александр.

Актёру кажется, что в Белгороде за два года появилось много новых зданий, очень похожих друг на друга. Он боится, что ещё через два года Белгород заполнят стекло-бетонные здания и появится метро. В сравнении с Прагой, по мнению Александра Минаева, Белгороду не хватает традиций архитектуры и культуры восприятия окружающей среды.

— Здесь самое старое здание, может быть, Никольский собор, а там стоят здания с X века. Это очень сильно сказывается на том, в чём ты живёшь и как воспринимаешь окружающую среду и людей. Каждый может сам создать себе окружение и решить, где жить. В Белгороде по-своему хорошо. Здесь люди говорят на моём любимом и родном языке, но, конечно, Прага сразу производит впечатление своей архитектурой. Здесь же архитектура не производит впечатление. В сравнении с Европой здесь неуютно потому, что к тебе могут подойти и нарушить твоё личное пространство, предложить выпить, не зная тебя, вступают в конфликт неизвестно почему и так далее. Здесь нет никакого респекта и понимания того, что возможно этот человек не желает ни с кем общаться. Но это что-то наше ментальное, от этого, наверное, невозможно избавиться. Это всё ровно, что в Европе прививать любовь к Волге только потому, что она широка, — шутит актёр.

***

С 6 по 10 сентября актёры театра «Новая сцена-2» выступали на международном фестивале со спектаклем «Соль» в городе Валка, одна половина которого находится в Латвии, а вторая — в Эстонии.

— Мы жили в Эстонии, а играли спектакль в Латвии. Это было очень необычно. На фестивале были театры из Израиля, Финляндии, Эстонии. Из России приехали театры из Санкт-Петербурга, Пскова, Нижнего Новгорода и мы из Белгорода, — рассказывает режиссёр театра Оксана Погребняк.

Эстонцы и другие участники фестиваля хорошо восприняли спектакль белгородского театра потому, что между актёрами не было языкового барьера.

— Наш спектакль пластичный, мы играли его полностью под песни Бориса Гребенщикова из его альбома «Соль» и построили только на действии. Актёрам из Эстонии очень понравилось. Они плакали, обнимали нас, целовали. Ребята из Израиля сказали, что это было необычно и прекрасно, а наш спектакль — это воплощение света и тепла, — признаётся Оксана Погребняк.

По словам Оксаны, после тренингов Александра Минаева все актёры чувствовали себя свободными, подготовленными, открытыми и не боялись взаимодействовать с другими актёрами на мастер-классе по актёрскому мастерству доцента Латвийской академии культуры Рамоны Галкиной в Валке.

Фотографии предоставлены театром «Новая сцена-2»

Никита Пармёнов

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости