$ 57,47
 67,56
฿ 341 к
-1 °C

Тушили бычки, душили и делали «ласточку». Как в Подмосковье полицейские выбивали из белгородца показания

Дмитрия Михайлова полицейские увезли в Подмосковье, сказав матери, что повезли его на опознание по делу об убийстве. Дальше мужчина рассказывает, что у него забрали телефон, и полицейские его якобы пытали, заставляя признаться, что его брат ездил на его машине и был свидетелем убийства. Корреспондент «Фонаря» встретился с родственниками избитого и правозащитниками, чтобы узнать, как развивались события и какие показания выбивали из обычного белгородского строителя.

5 октября рано утром к дому Дмитрия Михайлова в посёлке Таврово приехали полицейские в штатском и предъявили постановление о принудительном приводе к старшему следователю по городу Раменское.

К дому полицейские подъехали на двух машинах. Двое — на Hyundai c замазанными номерами «25***» (на оригиналах фото можно разглядеть, что на замазанной части номеров видны цифры 632, 50 регион — прим. «Ф».) и один на такси с матерью Дмитрия Татьяной Михайловой. Сначала полицейские пришли к ней на работу в продуктовый магазин, представились сотрудниками Госнаркоконтроля и сказали, что хотят через её сына найти поставщиков наркотиков. Женщина поверила полицейским потому, что раньше у Дмитрия были проблемы с наркотиками.

Неизвестный сотрудник полиции перед домом Дмитрия Михайлова Машина сотрудников полиции с замазанными номерами
— Когда они приехали, я выходила за калитку [и видела, как] они стояли с левой стороны дома. [У машины] были заклеены номера. Они ходили, гуляли по территории, но в дом не заходили, не звонили и не стучали. Потом они зашли. Честно, они сами [полицейские с Дмитрием и его мамой] разговаривали, меня в тот момент в доме не было, но потом я увидела привод, сфотографировала их, — рассказывает знакомая Дмитрия, которая попросила не называть её имени и фамилии. — Так дружелюбно [общались], у меня даже кусочек видео есть, на котором видно, что просто сидят, улыбаются.

Главный группы — майор Виталий Сергеевич Блохин — представился и показал удостоверение матери и знакомой Дмитрия. Блохин заверил родных, что с Дмитрием ничего не случится потому, что в отделениях везде стоят камеры, а Татьяна сможет связаться с сыном в любой момент по мобильному телефону. Дмитрия забрали под предлогом, что его везут на опознание по делу об убийстве.

Майор Блохин и неизвестный сотрудник перед домом Михайлова Майор Блохин в доме Дмитрия Михайлова

Но майор Блохин не сдержал обещания и по дороге в Москву забрал у Дмитрия телефон, а на своём телефоне добавил всех звонивших знакомых и родственников мужчины в чёрный список. Поздно вечером Дмитрия Михайлова доставили в Бронницкий отдел полиции и завели в один из кабинетов на втором этаже. Там Блохин передал его троим полицейским, которые якобы впоследствии сутки пытали Дмитрия.

По словам мужчины, его старались бить так, чтобы не оставлять следов, но потом стали избивать ногами по лицу и бить электрошокером по локтям.

— Мне надевали противогаз и наполняли дыхательную трубку табачным дымом, прижигали зажигалкой лицо, делали «ласточку» — надевали на запястья наручники, руки были в положении сзади ступней ног, а под локтевые суставы просовывали швабру. Концы швабры клали на край стола так, чтобы я был в висячем положении, — вспоминает Дмитрий. — Периодически мне надевали на голову целлофановый пакет и перекрывали воздух. Так делалось четыре раза, я несколько раз терял сознание.

Потом полицейские продолжили пытку с противогазом, и мужчина стал задыхаться. Одним из сотрудников полиции, по словам Дмитрия, был полный мужчина невысокого роста. На вид ему было около 45 лет. Видимо, он был начальником отдела потому, что постоянно не был в кабинете. Он тоже ударил Михайлова несколько раз ногой по голове. Остальные "действия" проводили двое более молодых полицейских.

— Первый — чуть выше среднего роста, приблизительно 1,78 метра, спортивного телосложения. По-видимому, его зовут Ярослав, так как другие обращались к нему «Ярик». Второй — немного повыше, около 1,82 метра, худощавый с рыжими волосами. Именно он и поджигал мне зажигалкой лицо и уши, — рассказывает Дмитрий Михайлов.

Полицейские пытались вынудить Дмитрия признаться в том, что его брат ездил на его машине с 28 марта по 3 апреля 2017 года и был свидетелем убийства в Москве. В это время Дмитрий действительно ездил в Москву, чтобы устроиться работать в такси. По словам мужчины, полицейские говорили ему, что у них есть видео, на котором виден его автомобиль, и заставляли дать показания, что в машине был не он, а его брат. После пыток полицейские повезли Дмитрия к следователю Смирягину, тому самому, который выписал постановление о принудительном приводе. У следователя он провёл около 20 минут, расписываясь в показаниях левой рукой, так как правая полностью отказала. Под какими именно показаниями он подписался — мужчина не знает.

Родные мужчины, потеряв с ним связь, наняли в Москве адвоката и обратились в правовой центр «Родина и честь», который работает при поддержке Ассамблеи народов России.

— Его вызвали в качестве свидетеля в Москву, но адвокат к нему не был допущен. Мы там стояли и ждали его почти два дня, — рассказывает председатель Совета БРООО «Ассамблея народов России» Набигулла Багамаев.

Адвокат Дмитрия подавал ходатайство, чтобы его оповестили, когда будут проводиться следственные действия в отношении Дмитрия. К 8:00 он приехал к Раменскому ГСУ и уехал в 20:00, так и не дождавшись встречи со своим подзащитным потому, что Дмитрия привезли в отдел только в 21:00.

— В течение дня мы с адвокатом, конечно же, созванивались. На вопрос: «Где следователь?» — никто ему ничего не отвечал, а увидев следователя, [адвокат задал вопрос]: «Где Дмитрий?», на что получил ответ: «Не знаю». Мы начали с его мамой бить тревогу, позвонили на горячую линию Следственного комитета, горячую линию УМВД, в розыск его объявили, по дежурным звонили. Следователь говорил: «Да, я давал такое указание — выписать постановление о приводе, но свидетеля мне не приводили ». Забрали, а якобы не довезли. Если его не довезли, и что-то с ним случилось, они же должны были заявить об этом? — удивляется знакомая Дмитрия.

После того, как родственники, адвокат и правовой центр «Родина и честь» добились того, что на горячей линии УМВД приняли их заявление, Дмитрия выпустили. Майор Блохин посадил мужчину на электричку до Курского вокзала и дал ему на проезд тысячу рублей. На Курском вокзале изувеченный мужчина попросил продавца одного из магазинов сфотографировать его и отправить фотографии родственникам, чтобы они знали, что он жив.

Фото, сделанные продавцом на Курском вокзале

Добравшись до Белгорода, Дмитрий поехал в травмпункт. Врачи нашли у него множественные ссадины, ожоги лица и ушных раковин. Пока мужчина всё ещё не может двигать правой рукой потому, что после пыток у него защемило нервы.

Сейчас юристы правового центра «Родина и честь» помогают семье Михайловых и пишут обращения в Генеральную Прокуратуру, Следственный комитет и другие инстанции. Пока на руках у правозащитников только постановление о приводе, поэтому они ждут заключение медэкспертизы. Дмитрий вместе с матерью даёт показания в Следственном комитете Москвы против полицейских из Бронницкого отдела.


Редакция «Фонаря» 12 октября отправила редакционные запросы в Главное управление УМВД по Московской области и Главное следственное управление СК РФ по Московской области с просьбой прокомментировать произошедшее. После получения ответов они будут опубликованы у нас на сайте.

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости