«Кто сегодня способен сказать „вперёд“»? Почётный профессор БелГУ Зоя Прокопенко — о своей новой книге

Корреспондент «Фонаря» встретился с почётным профессором НИУ «БелГУ», филологом Зоей Тимофеевной Прокопенко, которая в апреле выпустила новую книгу о русском национальном характере в литературе XIX века, чтобы узнать, насколько подобные филологические исследования сегодня актуальны, и есть ли кто-то, кто сейчас способен сказать «вперёд!».

О призыве «Вперёд!»

— Книжка «Русский национальный характер в литературе XIX века» — своеобразное эссе. Она должна натолкнуть читателя на размышления о глубоких вопросах жизни. У меня здесь затронуто несколько вопросов, однако первый из них (можете удивляться): кто способен сказать «вперёд»?. «Вперёд», которое в своё время было [обозначено] Николаем Васильевичем Гоголем. Заключается этот вопрос в том, что русский человек долго спит, он не очень активен, но призыв «вперёд!» — для него то самое слово, которое должно его разбудить и призвать к настоящей деятельности.

Книгу я построила следующим образом: эпиграфом к ней взяла слова Отто фон Бисмарка: «Русские долго запрягают, но быстро едут»... На обложке — картина «Три богатыря». Из них образ Ильи Муромца списан с императора Александра III, это его портрет. Человек он был невероятной силы, и во время крушения железнодорожного поезда он поднял вагон, тем самым подорвав собственное здоровье... Вот это «вперёд!» и отражает диалектичность характера: сидит Илья Муромец 33 года на печи, но, когда надо, встаёт, идёт и добивается своего. У нас так многое построено. Книга об этом и говорит.

Фото Белгородского государственного литературного музея

Отечественная война 1812 года. Кутузов, помните [в романе] у [Льва] Толстого сидел в хатке деревенской? Москву сдал. А потом бежали французские солдаты в женских платьях, одеялах, и сам Наполеон их бросил, чтобы не попасть в плен. [Вопрос в том], кто скажет это слово «вперёд!»? Книга насыщена этими вопросами.

О русской «Илиаде» в романах Гончарова

— Я пытаюсь рассмотреть вопросы о том, например, как представлены самые важные моменты в жизни нашего государства в литературе XIX века. Может вам покажется странным, но я считаю, что одним из умнейших людей того времени был [русский писатель и литературный критик Иван Александрович] Гончаров. Мы как-то его изучаем посредственно. Вроде, есть «Обломов», «Обыкновенная история», но ведь все его романы очень серьёзны. Они отражают всю глубину жизни.

Возьмите самый простой его роман — его первый роман «Обыкновенная история». Там два типа человека: молодой Александр, которому кажется, что он влюблён в самую лучшую девушку в мире, в красавицу, о которой человек только и может мечтать, а его дядя [Пётр Иваныч Адуев] — прагматик. Мы ещё до этого не дошли в жизни, а у него уже сложился олигархический тип. Он — тайный советник, но в то же время он держит фарфоровый завод. Пётр Иваныч холост, занят работой. Наконец, он решает жениться и женится на красивой молодой девушке. Она даже влюблена в него. Но он всё время занят делами на фабрике, мало интересуется женой, и в итоге она заболевает. После этого он всё бросает, уезжает с ней за границу и пытается её спасти. Пока он ещё человек не заскорузлый в чиновничьей работе, он отзывчивый. Завершается роман тем, что 30-летний Александр женится на 17-летней девушке — не той, о которой он мечтал. Так уходит и романтика. Как говорит Гончаров, если всё построено на капиталистической хватке, то человек опомнится, но будет уже поздно...

Фото Белгородского государственного литературного музея

— Ещё я хочу сказать о романе «Обломов». Это мудрейшее произведение. Испокон веков человек всегда любил спокойную жизнь, сытую, без всяких потрясений, самостоятельную. Илья Обломов воспитан в своём деревенском окружении. Это обычно опускается. На чём построен русский фольклор? На сказках, в которых действует главный герой. Ему выпадает счастье, он женится на красавице, которая всё умеет и так далее. И рай так был построен: ничего бы народ не делал, если бы Ева не сорвала яблоко с древа познания, за что бог на них с Адамом разгневался.

Что мы находим у Гончарова? Растёт мальчик Илья Ильич. Кто его обучает жизни? Крепостная няня. Мама занята обедами, гостями и другими своими делами. А няня [сидит] с ребёнком. Мать только следит, чтобы он не разбился. Что няня ему рассказывает? То же самое, что она рассказывает своим детям и внукам. Наша «Илиада», наша русская жизнь. Он получил воспитание от крестьянской няни. И другая сторона его диалектики: другое село, где жил Штольц. Он был нанят в имение помещика, руководил хозяйством и школой. У него был сын Андрей, ровесник Ильи Ильича. Они учились вместе, но их пути разошлись. Илья Ильич служит, но недолго, так как какую-то бумагу он послал вместо Архангельска в Астрахань. Начальник на него накричал, а Илья Ильич пришёл, посидел и решил: «У меня есть Обломовка, которая меня обеспечивает. Чего я буду здесь работать, а он будет на меня кричать? Кто он такой? Я не тот человек, на которого можно кричать». По сказкам, по тому воспитанию, он считает, что он вполне достойная фигура. Он поселяется в Петербурге, на Гороховой улице, в центре, и благополучно там живёт. Ему приходят доходы. Обломовка существует. Гончаров показал Обломовку жизненным раем, где живут в согласии друг с другом и с природой... Кстати,о том, что Лжедмитрий оказался самозванцем узнали только потому, что он не спал после обеда. Обломов живёт на Гороховой спокойно и весело. Гончаров проводит эту линию — спокойной и умиротворённой жизни. Россия живёт на уровне Обломовки.

Об активности и деятельности в произведениях Чернышевского

— Николай Чернышевский в свою очередь хочет революции в России, пишет жене о том, что он ждёт бунта, и, если такой возникнет, примет в нём участие. Он рвётся в бой. И на Гороховой улице он поселяет своих героев — Веру Павловну с Кирсановым. Вот тут на Гороховой улице два писателя вступают друг с другом в идеологическую борьбу. Надо знать, что Гончаров в это время возглавляет русскую цензуру. Царь понимал, кого нужно ставить [на эту должность]. Гончаров поддерживал своих, но, с другой стороны, он тихо выполнял задание «не расшатать государство», не устроить тот бунт, о котором Пушкин писал, как о «бессмысленном и беспощадном», которого так ждёт Чернышевский.

Фото Белгородского государственного литературного музея

Что Чернышевский противопоставляет Гончарову с его Обломовым? Деятельную активную жизнь. Он говорит о свершении революции, о том, как человек будет прекрасно жить, о том, что будут алюминиевые дворцы, что на поле работать будут машины и так далее. Жители этого счастливого городка поют, танцуют, любят друг друга, но семейный уклад уже разрушен Чернышевским, разрушен треугольником: Вера Павловна, Лопухов и Кирсанов. Лопухов — её настоящий муж, Кирсанов — любовник. Что ещё интересно? В этом счастливом выстроенном городке нет детей, нет стариков, а есть только молодёжь. Это объясняется тем, что Чернышевский не знает жизни. А что беспокоит Гончарова? Что сегодня-завтра эта публика вторгнется в Обломовку, мимо которой уже прокладывается железная дорога. Он беспокоится о том, что обломовцам придётся идти и делать насыпь для этой самой железной дороги.

В третьем своём романе Гончаров пытается вывести образ одновременно капиталиста и помещика — Ивана Тушина. Причём не такого, как Штольц, а русского, настоящего. В своих краях он вырубает спелые леса, которые должны уступить молодняку. Такого помещика Гончаров пустил бы в русскую жизнь, но никакого другого.

Кто поведёт Россию вперёд?

— Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин говорит, что слово «вперёд!» может сказать человек, всецело преданный своей стране. Он говорит о том, что свою родину он хочет видеть счастливой, а потом уже сильной. В первую очередь, не вооружение, не бряцание оружием, а именно счастье. Он пишет о том, что нам говорят о зарубежье, о том, как там хорошо живут люди. Но однажды он болел и недолго бывал там: «Да, там хорошо, но у нас лучше».

Фото Белгородского государственного литературного музея

Я считаю, что его слова каждый из нас должен носить в своём сердце. «Я люблю Россию до боли сердечной и не мыслю себя нигде, кроме России», — вот это заповедь Салтыкова-Щедрина всем нам. Осуществить движение вперёд может только тот, кто отказался от всего, а особенно от либеральной болтовни, которая может заболтать всё. «Подпоясать чресла и с этим словом идти и добиваться». По мнению Щедрина, бывают такие моменты в жизни государства, когда раскрываются облака. В такие моменты появляются люди, которые беззаветно преданы Родине и умеют сослужить этой Родине службу. Собственно, об этом моя небольшая книжка: о национальном русском характере.


Справка «Фонаря»

Зоя Тимофеевна Прокопенко — доктор филологических наук, работала профессором кафедры русской и зарубежной литературы и методики преподавания филологического факультета НИУ «БелГУ», является почётным профессиром университета. Она родилась 15 мая 1928 года в Белгороде, здесь же окончила среднюю школу, а в 1948 году поступила на филфак Харьковского педагогического института, там же была аспиранткой.

Зоя Тимофеевна исследовала творчество Михаила Салтыкова-Щедрина. С 1958 года она стала преподавать на кафедре литературы Белгородского пединститута, защитила в 1961 году кандидатскую диссертацию «Современная идиллия» Михаила Салтыкова-Щедрина. В 1991 году защитила докторскую диссертацию, посвящённую изучению непростых взаимоотношений и оценке литературно-критических взглядов Салтыкова-Щедрина и Гончарова.

Трофим Нарожный

Читайте также

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter.
comments powered by HyperComments

Похожие новости